Елена Пидгрушная: «Мы не роботы: есть проблемы со здоровьем, есть организм, который не вписывается в общие нормы подготовки»

Украинская биатлонистка Елена Пидгрушная поделилась мнением о работе с личным тренером.

 – Сейчас у тебя уже есть опыт подготовки с личным тренером, но фактически в пределах команды. Индивидуальная подготовка: да или нет?

– Я скажу: и да, и нет. В команде хорошо готовиться, потому что всегда есть спарринг-партнер, с которым можно и на лыжне, и в зале, и на стрельбе поработать. Это может быть и один человек, и пять, и десять.

Но это хорошо, когда находишь полное понимание с тренерами: сошлись характерами, как бы смешно это не выглядело, но действительно бывают моменты, когда люди не подходят друг другу.

Здесь даже дело не в профессионализме – просто в любой организации руководитель выбирает людей, с кем он хочет работать, и это нормально. У нас не такой большой выбор спортсменов и тренеров, поэтому, конечно, приходится находить общий язык с теми специалистами, которые работают с командой.

По личной работе, то это лучше, например, если у тебя есть проблемы со здоровьем, что требует индивидуального графика – как это было в моем случае с миокардитом.

В прошлом году я формально была в команде, но по сути – на самоподготовке, потому что фактически выполняла совсем другую работу, чем остальные девушки. Да, мы вместе ехали на роллерах, но у них одна работа, у меня – совсем другая. И так мы работали в течение всего подготовительного сезона.

Работая в команде, выдерживать такой индивидуальный график сложно. Ну, допустим – команда работает по семидневному циклу. В том году я не могла это физически вытащить из-за лечения – мне нужны были более короткие циклы.

А это уже, в свою очередь, трудно было организовать, потому что стрельбище заказано под определенные для команды дни, залы – тоже. И мне уже – хочешь не хочешь – приходилось также «вытягивать» эти долгие микроциклы. Для этого приходилось сбавлять нагрузки, чтобы я могла выдержать семь дней: шесть рабочих и седьмой день отдыха.

Из-за этого возникали сложности, поэтому в этом году, учитывая опыт предыдущего сезона, я попросила разрешения, чтобы со мной работал отдельный тренер, и мы могли быстро реагировать на реакцию моего организма и при необходимости корректировать программу подготовки.

И я очень рада и благодарна руководству министерства и федерации, лично Владимиру Михайловичу Брынзаку и тренерскому составу команды за то, что пошли мне на уступки, и я смогла эти полгода спокойно готовиться.

Мы сделали очень большой объем работы, не нужно было подстраиваться, сбрасывать нагрузку, чтобы выдержать тренировочный цикл команды. Все, что было запланировано, мы выполнили, и даже немного больше.

Подводя итог, могу сказать, что здесь нет однозначного универсального ответа – что лучше: работа с командой или с личным тренером. Мы не роботы: есть проблемы со здоровьем, травмы, есть, в конце концов, организм, который просто не вписывается в общие нормы подготовки.

Кому-то нужна силовая работа, выходить на пик формы, кому-то – скоростная, кому-то – монотонная... Мы настолько все разные, что, фактически, находясь вместе в команде, невозможно к каждому подойти исключительно индивидуально.

Тренер готовит некий «средне-арифметический» план, вносит какие-то индивидуальные коррективы по каждому спортсмену. Но, повторюсь, есть такие спортсмены, которые просто объективно не вписываются в эту общую схему.

Это не плохо и не хорошо – это его особенность: психологическая, физиологическая и тому подобное. И такой спортсмен при работе с личным тренером может получить гораздо больше, чем в команде. Но и работа в команде имеет свои преимущества, – сказала Пидгрушная.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья