Евгений Устюгов о допинге: «Меня обвиняют в убийстве при отсутствии самого факта убийства»

Олимпийский чемпион Евгений Устюгов рассказал, как относится к своей дисквалификации из-за допинга.

Устюгов был признан виновным в использовании оксандролона и отстранен на 2 года, начиная с 13 февраля 2020-го. Решение было вынесено на основании анализа данных московской антидопинговой лаборатории за 2013 год.

Результаты, показанные Устюговым в период с 27 августа 2013 года по конец сезона-2013/14, в том числе и золото Сочи-2014 в эстафете, аннулированы. Спортсмен оспорит решение о дисквалификации в Спортивном арбитражном суде (CAS).

– Как вы относитесь к тому, что вас наказали на основании базы данных?

– Меня дико бесит, что у всех сложилось впечатление, что я виновен. Какие-то эксперты вот так запросто заявляют, что в моей крови найден оксандролон.

Меня обвиняют в несуществующей, мифической допинговой схеме: мифический осведомитель – мифические файлы. Ни то, ни другое мне даже не показали. Видимо, потому, что показать миф в реальной жизни достаточно проблематично.

И это при том, что я двукратный олимпийский чемпион, и за всю карьеру у меня не было ни одной положительной допинг-пробы. Я сдавал десятки тестов, и большинство из них — за рубежом.

– Вы просили встречи с этим осведомителем? Запрашивали детали дела?

– Разумеется. Многократно. Но несмотря на мои просьбы о том, чтобы осведомитель явился и подтвердил предоставленную информацию, я получал отказ. При этом я был готов приехать на встречу в любое место. В любую точку мира. И сейчас готов.

– Когда вы узнали о том, кто такой Григорий Родченков?

– Как и все, из прессы. Никогда его не видел лично.

– Позвольте уточнить, самих же проб нет?

– Я был бы рад, если бы они были! Но их нет в принципе, физически. Они были отрицательными, и их утилизировали согласно правилам WADA.

Вдумайтесь: ничего нет – ни проб, ни результатов. Нет никаких проб с мочой! Нет ни результатов лабораторных анализов, проба Б не вскрывалась, и обвинения IBU основаны исключительно на несуществующих данных из Московской лаборатории!

При том, что мною были предоставлены доказательства отсутствия у этой лаборатории, которая якобы анализировала мою пробу, не только методики обнаружения, но и самих образцов для проведения анализов на соответствующий препарат.

Меня обвинили в использовании оксандролона, но мы изучили этот вопрос с юристами и выяснили, что это вещество просто невозможно легально приобрести на территории России.

И Московская лаборатория, как мы также выяснили, не закупала образцов. Повисает еще один вопрос: как этот тест был сделан? Фактически меня обвиняют в убийстве при отсутствии самого факта убийства. Получается, проб нет и теперь можно обвинять кого угодно, опираясь лишь на клевету осведомителей, – сказал Устюгов. 

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья