Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

«Как построить дом из собственной боли». 15 историй о ЛаМаркусе Олдридже

Фото: Fotobank/Getty Images/Thearon W. Henderson

В этом году ЛаМаркус Олдридж превратился в полноценного кандидата на звание MVP и вытащил «Портленд» на вершину. Блог «Фонарь» рассказывает о суперзвезде, которую всегда старались не замечать.

Отец Олдриджа – алкоголик

Первая фраза, по которой запомнили ЛаМаркуса Олдриджа, прозвучала так: «Я не совсем нормальный. Не доверяю никому, кроме самого себя».

Когда Олдридж только появился в лиге и упорно молчал, лишь немногие знали, что его гложет: церемония драфта была важна не только сама по себе, он пытался примириться с отцом, которого мать выставила из дома, когда ЛаМаркусу было 8. Вечером после драфта должен был состояться семейный ужин и торжественное воссоединение. Единственное, о чем просил Олдридж – тот должен был прийти трезвым. В итоге Марвин Уильямс так и не появился, и с тех пор они с сыном так и не встретились.

«Он всегда пил. Он говорил, что все прекрасно, все просто отлично, но даже ребенок мог видеть, что все шло совсем не так, как должно было идти».

Любимая книги Олдриджа – «Хижина» Пола Янга

Олдридж вырос в Техасе, и неотъемлемые составляющие его жизни вполне традиционны: американский футбол, кино, религия. В детстве ЛаМаркус ходил в церковь три дня в неделю, сейчас – так часто, как только получается. Ну а книги «о вопросах веры» – то, о чем Олдридж всегда говорит с исключительным интересом.

Его любимая – «Хижина» Пола Янга, подзаголовок которой – «Как построить дом из собственной боли» – подозрительно напоминает жизнь самого Олдриджа: «Она о том, как пройти через многое и научиться верить в Бога. Я просто помешался на ней».

Это впечатление оказалось настолько сильным, что подруга Олдриджа как-то привела Янга на матч «Блейзерс». Весь вечер они провели вместе, обсуждая интересующие ЛаМаркуса моменты.

Почему невызов на Матч всех звезд в 2011-м стал большим событием

Когда на днях Олдриджа, борющегося за титул MVP с ЛеБроном и Дюрэнтом, не выбрали в стартовые пятерки, он просто удивился. Хоть и вслух. В принципе, с ним такое происходит постоянно: его постоянно забывали не только люди, которые редко видят «Портленд», но и тренеры собственной команды – например, когда-то он долго дулся на Нэйта Макмиллана за то, что тот не упомянул его в числе орегонских звезд. Но в 2011-м все было иначе. И дело не в том, что очередная попытка не заметить ЛаМаркуса вызвала возмущение по всей лиге и удостоилась наименования «главный игнор в истории Матчей всех звезд» от Джеймса.

Просто та неудача была тесно связана с личной жизнью игрока, и подробностей на тот момент никто не знал. У Олдриджа особенные отношения с матерью, и он никогда не стесняется называть себя «маменькиным сынком» (следуя за Шаком и ЗиБо): замкнутость ЛаМаркуса в детстве усиливала связь между ними, и именно мать всегда была его лучшим другом. В 2010-м у Джорджии Олдридж был диагностирован рак груди, а вызов на Матч всех звезд стал настолько принципиальным именно потому, что форвард «Блейзерс» хотел показать, что она может им гордиться.

«После того невызова я вышел на тропу войны – пытаясь разобраться со всеми. Вот этот настрой, когда ты пытаешься убить всех, позволил мне обрести необходимый ритм и показал, что я могу играть так каждый день. То безумие послужило мне на пользу, так как продемонстрировало, что я должен выходить с таким настроем постоянно».

В детстве Олдридж не особенно увлекался баскетболом

В детстве понятия «баскетбол» и «радость» для Олдриджа были антонимами: он начал играть очень поздно, выделялся разве что ростом и считался самым корявым мальчишкой на районе. Собственно, его бы даже не брали в команду если бы не его старший брат ЛаВонтэ, один из самых ярких игроков школьного баскетбола.

Олдридж пробовал себя в бейсболе, увлекался соккером лет в 10-11, пытался утвердиться в качестве квотербека футбольной команды. Но брат всегда гнул свою линию: их отец был звездой в школе, сам ЛаВонтэ подавал надежды до травмы колена, так что ЛаМаркуса толкали в баскетбол едва ли не силой. При выборе составов перед матчами в далласских парках он непременно оказывался последним и был вынужден делать только то, что ему говорили – идти под кольцо и отдавать мяч тем, кто умеет играть. То, что помимо отсутствия каких-либо навыков, он еще и бегал «как утка», также особенно не добавляло никому положительных эмоций.

Страсть ЛаВонтэ, тем не менее, заставляла Олдриджа расти, и после того, как его команда в 6-м классе победила 32:0, баскетбол перестал быть лишь измывательством над собой. Через несколько лет недавний увалень уже будет выделяться своей работой ног и пробовать себя в качестве разыгрывающего. (А школьный тренер, заставивший его пробежать 15 километров после того, как ЛаМаркус как-то ленился на тренировке – восхищаться его работоспособностью и желанием изменить себя).

Олдридж спас брата

За настойчивость, с которой ЛаМаркуса толкали в баскетбол, ЛаВонтэ пришлось расплатиться. Он потерял работу и пытался скрыться от всех, засев в дешевом мотеле с выпивкой, но очень скоро в его дверь постучали: младший брат начал уверять, что в их семье никто не сдается, и заставил неудавшегося беглеца пересмотреть взгляды на жизнь.

ЛаВонтэ предпочитает держаться от звезды подальше и сейчас работает дальнобойщиком.

А ЛаМаркус на вопросы, какие у них отношения с братом, всегда отвечает: «У нас все хорошо».

Каким образом Олдридж-младший вычислил местонахождение ЛаВонтэ, так и осталось загадкой.

ЛаМаркус Олдридж дружит с Крисом Бошем

На драфте-2006 руководители «Рэпторс» очень долго думали, но, выбирая между Барньяни и Олдриджом, предпочли первого. Это странное решение не только в перспективе: Олдридж и Бош не только похожи по игровым качествам, но и связаны долгой историей. В течение нескольких лет Бош, тогда ученик Lincoln High, оставался главным раздражителем для ЛаМаркуса: Олдридж скрупулезно готовился к матчам именно против звездного школьника, просматривал видео, советовался с тренером, который работал в том числе и с Бошем, и неизменно выдавал впечатляющие дабл-даблы. Можно сказать, что знаковые приемы из арсенала Олдриджа – показ и бросок с отклонением – родились именно из этого противостояния. Но еще лучше: из этого противостояния родился тот Олдридж, которого мы знаем сейчас: несколько поражений от команды Криса заставили его запереться в зале и работать все лето уже почти на профессиональном уровне.

Потом так получилось, что соперники из северного Далласа стали приятелями и уже вместе летом готовились к играм сначала на студенческом уровне, потом в НБА.

Олдридж собирался из школы пойти в НБА

В 2004-м Олдридж объявил о том, что собирается участвовать в драфте, вдохновившись примерами других талантливых школяров. Но затем изменил решение и выбрал университет Техаса для продолжения карьеры.

По официальной версии это произошло из-за того, что тогда Олдридж получил серьезную травму спины, и это серьезно ухудшило его шансы уйти в первом раунде. По неофициальной – ЛаМаркус передумал из-за Шакила О’Нила, который настоятельно посоветовал юноше не спешить с началом профессиональной карьеры.

Олдридж работал с тренером из американского футбола

Любовь ЛаМаркуса к футболу была связана и с его баскетбольной карьерой: попробовав себя в НБА и поняв, что ему все же не хватает «физики», Олдридж обратился к Кевину Кордишу, тренеру по физподготовке, обычно работающему с футболистами, с необычным желанием – хочу, мол, выглядеть как игрок из НФЛ. После двух месяцев тренировок форвард «Портленда» стал принципиально другим – прибавив несколько килограммов мышечной массы и нисколько не потеряв в скорости.

ЛаМаркус Олдридж играет на пианино

Едва ли не больше, чем успехи в учебе, Олдриджа характеризует его хобби: еще в колледже ЛаМаркус начал играть на пианино и продолжил работать над собой, уже будучи игроком НБА.

Любимым игроком Олдриджа остается Тим Данкан

Олдридж по-прежнему называет свой первый матч против Тима Данкана самым волнительным моментом в карьере. «Блейзерс» тогда проиграли (98:107), но ЛаМаркус получил от ветерана позитивные отзывы: «Я видел этого парня первый раз в жизни, так что он меня немного удивил».

Вряд ли нужно отдельно проговаривать, что Олдридж всегда старался соответствовать кумиру и на площадке, и за ее пределами.

Олдридж – один из немногих, кто не считает Гарнетта грязным игроком

Скорее грациозный, нежели мощный форвард, акцент на бросок, а не на игру в лоу-пост, не самая впечатляющая защита – психологический портрет Олдриджа похож на многие другие истории людей, которые в детстве фанатели от Кевина Гарнетта и разочаровались в нем, придя в лигу.

Одна из знаменитых встреч Олдриджа с КейДжи плохо вписывалась в этот сценарий: на удар ЛаМаркус ответил ударом, а все вопросы за пределами площадки завершилось одной фразой: «Никому не позволю себя унижать».

Как рассказывал Брэндон Рой, больше всего Олдридж ненавидит слово «мягкотелый» и не допускает даже мысли, что кто-то может подумать о нем в таком ключе.

До Гарнетта в этом убедились Ламар Одом, Амаре Стаудемайр, Кендрик Перкинс и Ник Коллисон.

А знаковую историю о ЛаМаркусе рассказал его брат ЛаВонтэ:

«Мать позвонила нас с братом и пригласила к себе в гости. Она привела нас в гостиную и рассказала обо всем. Она плакала. Я плакал. ЛаМаркус не пошевелился. Он подошел к матери, обнял ее и сказал, что все будет хорошо. Потом он сказал мне, что мы обязаны делать все, чтобы она не унывала. Если мы будем просто жалеть ее, то она не будет сражаться, сказал он. Наверное, ему было так же больно и страшно, как и всем нам. Но он ничего не показал. Он скала».

Олдридж не расстроился из-за поражения от «Санс»

Не совсем понятная эмоциональная сторона стала причиной самой скандальной истории в карьере Олдриджа. В 2010-м во время 2-го матча серии первого раунда с «Санс» («Финикс» разгромил «Блейзерс» с разницей в 29 очков и сравнял счет, а ЛаМаркус набрал лишь 11), камера поймала удивительный контраст на скамейке «Портленда»: на фоне убитых Миллера и Кэмби сияющий ослепительной улыбкой Олдридж выглядел настолько возмутительно, что вызвал всеобщее негодование.

Последующие объяснения в стиле «я не собираюсь рыдать после двух матчей и убиваться после одного поражения» были приняты довольно прохладно. И даже возвращение в качестве лидера команды особенно не помогло.

Олдридж уважает красные штаны

ЛаМаркус Олдридж перенес две операции на сердце

В марте 2007-го Олдриджу стало плохо во время игры с «Клипперс»: проведенное обследование выявило у него синдром Вольфа-Паркинсона-Уайта, проявляющийся в виде аритмии. Тогда форвард пропустил остаток сезона, перенес операцию и несколько месяцев находился под наблюдением врачей, а перед сезоном-11/12 снова лег под нож.

«Хирург определил расположение проблемы и сказал, что она не угрожает моей жизни и вряд ли когда-нибудь будет меня беспокоить в будущем.

Когда следующим летом Олдридж снова оказался в больнице, все перепугались, но все обошлось:

«Некоторые издания сделали предположение, что у меня обнаружена болезнь, но это не совсем так. Меня укусило насекомое, это и стало причиной инфекции. Теперь я в порядке».

У Олдриджа два ребенка от разных женщин

Джейлен Ли (4 года) и ЛаМаркус-младший (2 года) живут в Далласе с своими матерями и периодически приезжают в Портленд.

У Олдриджа сложные отношения с Терри Стоттсом

«Даллас», команда из родного города, всегда оставалась для Олдриджа принципиальным соперником: против нее он показывал свою лучшую игру, каждое поражение переживал как нечто личное и даже болел против «Маверикс» в 2011-м.

Переезд Терри Стоттса в Портленд получился непростым, так как тренер очень долго не мог найти общий язык с лидером. Не помогало ни то, что специалист всегда видел ЛаМаркуса именно в этой роли, ни то, что первым делом он отправился в дом Олдриджа в Калифорнию, чтобы обсудить, как будет выглядеть команда в будущем, ни постоянное доверие (Стоттс был едва ли не единственным, кто уговаривал ЛаМаркуса не останавливаться, когда все твердили, что тот слишком много бросает). Помимо непонятного статуса команды, мешала главным образом тема сравнения с Новицки: Олдридж не особенно собирался становиться новым немцем и скептически воспринимал изначальные поползновения тренера.

Почти весь прошлый сезон был потрачен на то, чтобы привыкнуть друг к другу. Стоттс так и не стал другом Олдриджа, поняв, что тот особенно не расположен подпускать кого-либо слишком близко, но зато смог убедить его, что сравнения с Новицки безмерно раздуты.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы