Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Стабильность – признак класса. Джон Стоктон по Биллу Симмонсу.

statue

Автор: Билл Симмонс

Оригинал: Глава из «Книга баскетбола» (переиздание 2010-го года). Перевод выполнен не для коммерческого использования.

ДЖОН СТОКТОН

№25 в Пирамиде Славы Билла Симмонса.

Резюме: 19 лет карьеры, 10-кратный участник Матча Всех Звезд, первая пятерка All-NBA (‘94, ‘95), вторая пятерка All-NBA (‘88, ‘89, ‘90, ‘92, ‘93, ‘96), третья пятерка All-NBA (‘91, ‘97, ‘99), пропустил за всю карьеру лишь 22 (!) матча, all-time лидер НБА по количеству передач (15806) и перехватов (3265), член команды Dream Team-92.

Для фанатов «Юты Джаз» наличие Джона Стоктона в команде было равнозначно быть запертым в миссионерской позиции на протяжении двух десятилетий. Да, у вас был секс на постоянной основе (в данном случае, победы в матчах), но вам нечем было похвастаться перед друзьями.

Джон был очень-очень-очень хорош, но никогда не был невероятен, и его карьеру символизируют постоянные попадания во вторую и третью символические сборные НБА, а так же то, что он так никогда и не попал в Топ-5 голосования на определение MVP сезона. Он сводил с ума своими скучными высокими пик-н-роллами с Мэлоуном, пустым выражением на лице (лицо Стоктона напоминало лицо алкоголика, который завязал с выпивкой и не мог вспомнить каково это – быть веселым. Если бы вам довелось завязать с ним беседу у стола с закуской во время рождественской вечеринки, то через пару минут вы бы уже задумывались о том, чтобы намеренно подавиться едой и ускользнуть от Джона) и полным отсутствием эффектности в своей игре. Он сумел попасть в состав Dream Team лишь потому, что Айзейя умудрился сжечь столько мостов позади себя, что кандидатура Джона представлялась намного более безопасным выбором (в попытке доказать свою состоятельность Томас накидал через голову Стоктона 44 очка. Намереваясь отомстить за своего партнера, Мэлоун в следующем противостояние с «Детройтом» въехал Айзейе локтем, после чего тому пришлось наложить сорок швов. Если бы это произошло в матче плей-офф в «клатче», уверен, что Мэлоун промазал бы).

Мне всегда казалось, что не любить Стоктона намного веселее. У него никогда не было прозвища, и его стрижка напоминала человечков из конструктора LEGO. Он во многом ответственен за консервативный систематичный стиль игры «Юты» в 90-х. За свою карьеру он выдал столько грязных приемов, что заставил бы покраснеть даже Брюса Боуэна, постоянно опрокидывая оппонентов, когда они выбирались из-под заслонов, постоянно выставляя колено в последний момент и ставя двигающиеся заслоны, «непреднамеренно» исподтишка попадая руками между ног игроков соперника, однако никто не обвинял его в подобной грязи, потому что Джон всегда выглядел абсолютно невинно.

Невозможно выбрать момент пика карьеры Стоктона, потому что этот пик так никогда и не случился. С 1988-го по 1995-й он набирал в среднем за игру 14.7-17.2 очков и 12.3-14.5 передачи в эру, когда критерии начисления передач стали менее строгими. Его процент попадания всегда бросался в глаза (51,5% с игры, 38,4% из-за дуги и 82,6% с линии штрафных в среднем за карьеру); он бросал 53% или лучше в среднем за сезон целых семь раз, а в 1988-м вообще выдал 57.4%. Любопытно то, что эта меткость пошла на убыль в матчах плей-офф (47,3% в 182 играх «постсезонки»); с 1992-го по 1996-й Стоктон бросал с 44% и промазал 107 из 153 бросков с периметра (показав лишь 30% точности). После монструозного выступления в плей-офф-88 (20-4-15 в среднем за игру, включая 24 передачи в матче против «Лейкерс») Стоктон перестал быть Биг Шот Джоном на всю оставшуюся карьеру в «постсезонке».

В 1989-м «Юту» вынесли в одну калитку ставшие в том сезоне седьмыми на Западе «Уорриорз», чьим стартовым разыгрывающим был Уинстон Гарлэнд. В 1990-м Кевин Джонсон и его «Санз» украли у «Джаз» победу в пятой игре серии в Юте. «Блейзерс» выкинули их из плей-офф-91 и -92, когда Стоктон выдал 6 из 25 в двух последних поражениях команды в серии-92 и был обыгран Терри Портером (показавшим 26-8 в той серии с «джазменами»). В 1993-м «Джаз» вели в серии с «Сиэтлом» 2-1 и продули, когда Джон опять запустил сквозняк (4 из 14) в четвертом матче серии, победа в котором отправила бы «Юту» в следующий раунд. В 1994-м «Юта» проиграла в Финале Западной конференции «Хьюстону», Стоктон промазал 38 бросков из 65 и набирал лишь 9.4 передачи в среднем за игру в той серии. В 1995-м «Джаз» пролетели в решающей пятой игре серии с «Рокетс», в которой Стоктон выдал лишь 5 передач и 12 очков (4 из 14). А когда в 1996-м «джазмены» споткнулись в седьмом матче Финала Западной конференции об «Сиэтл», противостояние разыгрывающих воскресило в памяти то, что сделал Хаким с Робинсоном: 20,8 очка, 6,4 передачи и 56% с игры у Пэйтона против 10,1 очков, 7,6 передачи и 39% с игры у Стоктона.

jsvsgp

К тому времени, как Пэйтон закончил с выносом тела Стоктона, Джону уже было 34 года, и казалось, что он двигается к закату своей карьеру. А затем вмешалась судьба. Мэджик и Айзейя завершили карьеру. Кевин Джонсон и Прайс теряли форму. У Пенни на подходе была серьезная травма колена. Тим Хардуэй порвал переднюю крестообразную связку, и его стало легче сдерживать в защите. Кидд и Марбери еще не были готовы к серьезным схваткам. Кенни Андерсон и Дэймон Стаудемайр никогда не будут к этому готовы. Род Стриклэнд и Ник Ван Эксель были сумасшедшими. Марк Джексон и Муки Блэйлок не совсем соответствовали классу Стоктона. Кто-либо еще приходит вам на ум? Называйте это Великим Исходом Разыгрывающих 1997-го. К счастью, Биллапс, Нэш, Бибби и Андре Миллер пришли в лигу в течение следующих трех драфтов.

Темп игр НБА значительно упал, количество быстрых отрывов уменьшилось, и каждая команда держала мяч по 18-20 секунд перед броском – это ведь божий дар для разыгрывающего в возрасте далеко за тридцать! Благодаря глупому везению и недобору кадров на этой позиции Стоктон стал вторым лучшим разыгрывающим лиги. Когда «Юта» выиграла 64 игры «регулярки» и попала, наконец, в финал, Стоктон показал лучшую за последние пять плей-офф статистику (16-4-10 и 52% с игры), играя против Дэррика Мартина в первом раунде, Ван Экселя во втором, Мэтта Мэллоуни в финале Запада и Стива Керра в главной серии сезона. Когда «джазмены» вернулись в финал в следующем году, Стоктон выдал кучу моментов в «клатче», играя против Мэллоуни в первом раунде, Эйвери Джонсона во втором, Ван Экселя в финале Западной конференции, и снова встретившись с Керром в финале. Ни слова о славных днях сражений против великих Мэджика, Пэйтона и Кевина Джонсона. Самым запоминающимся моментом тех двух плей-офф в исполнение Стоктона стала его победная «трешка» в финале Запада-97, который все будут помнить за абсолютно нелегальный заслон-объятие на Баркли со стороны Мэлоуна и радостные прыжки Стоктона, которые впервые позволили нам понять, что этот парень, оказывается, вовсе не робот.

Спорное утверждение, но мне кажется, что у Стоктона была сама везучая карьера среди сорока игроков, расположившихся на вершине моей Пирамиды. Он так долго был на виду, что мы забыли его выступления в плей-офф с 1989-го по 1996-й и помним лишь яркие моменты из 1997-го и 1998-го. Да-да, те самые яркие момент доминирования над самим… Мэттом Мэллоуни (которого Стоктон фактически выпер из лиги. Стоктон его просто поимел. Готов поспорить, что Мэллоуни сейчас работает на Стоктона, выгуливая его собак). Мы восхищаемся количеством его передач, забывая, что он заработал их в эру, когда критерии начисления передач смягчились. Ему повезло играть под руководством одного из лучших тренеров в истории (Джерри Слоун, если кто не знает) и одного из трех лучших тяжелых форвардов в истории (речь, естественно, о Мэлоуне, который дополнял Стоктона в каждом аспекте).

Послушайте, я был там! Стоктон не был лучше Мэджика, Айзейи, Пэйтона или даже Хардуэя и Джонсона на их пике. Джон мало кого мог сдержать в защите во второй половине своей карьеры. У него не было дополнительной передачи, которую можно было бы включить в плей-офф, как у других великих игроков. Если бы он появился в лиге в другое время, попал бы в другую команду или получил бы серьезную травму колена, то Стоктон с легкостью стал бы всего лишь вторым Марком Прайсом.

Так почему же я так высоко его поставил в своей Пирамиде? Потому что со временем Джон завоевал меня. Даже после сорока он продолжил играть на довольно высоком уровне и ежедневно показывал другим уроки ведения за собой баскетбольной команды.

Я помню концовку гостевой игры против «Сакраменто» в плей-офф-2002, когда «Юта» отставала на шесть очков и очень нуждалась в точном броске, чтобы заткнуть поймавших кураж болельщиков на трибунах. Когда Стоктон направился с мячом от своей корзины к корзине соперников, я вдруг подумал: «Он сейчас бросит «трешку», потому что я видел это уже так много раз. Однако Майк Бибби не знал Джона так хорошо, как его знал я. Думая, что Стоктон намеревается пойти в проход, Бибби стал отходить назад, шаг за шагом, и как только сила инерции увлекла его вглубь от дуги, Стоктон выпустил один из своих классических «инерция увлекает меня вперед, но каким-то образом мне удалось зависнуть в воздухе настолько, чтобы успеть выпустить мяч в сторону корзины» трехочковых прямо в лицо Бибби.

Сетка корзины заколыхалась.

«Юта» отстает теперь всего лишь на три очка.

Майк Бибби сокрушенно качает головой.

Именно тогда-то я и понял, что мне будет не хватать Джона Стоктона. Даже спустя семнадцать сезонов в лиге, ты знал его наизусть, знал каждое его движение, знал, что именно он собирается предпринять даже до того, как это произошло, и все равно это сходило ему с рук. Невероятно.

old

Айзейя был лучше на пике, но кого бы вы предпочли – разыгрывающего, играющего на пять с плюсом в течение десяти лет, или разыгрывающего, играющего на пять с минусом в течение семнадцати лет и с успехом выполняющего в 2003-м то же самое, что он выделывал в 1987-м? Интересные вышли бы дебаты. Я бы предпочел Айзейю, но только после долгих и тщательных раздумий. Однако в 1996-м я бы даже не задумывался об этом. Стоктон не был так эффектен, как Мэджик, или так одарен, как Нэш. Он выделялся лишь своими короткими шортами (хвала Стоктону за его неудавшуюся попытку сохранить в лиге середины 90-х моду на коротенькие шорты, несмотря на яростно сопротивляющуюся оппозицию!) и своим отдаленным внешним сходством с Дэвидом Духовны (который участвовал в моем подкасте в 2010-м и был зол за то, что я сравнил его со Стоктоном. Ему также не понравилось, что я не упомянул его жену, Тею Леони, в списке звезд старше сорока, которые сумели по-прежнему остаться сексуальными, и в который я включил Дженнифер Энистон, Монику Беллучи, Хизер Грэм, Холли Бэрри и Сальму Хайек. Я признал свою неправоту перед Духовны, хотя было довольно странно говорить другому мужчине: «Да, ты прав, твоя сорокалетняя жена довольно сексуальна»).

Только фанаты «Юты» и баскетбольные «ботаны» действительно ценили Стоктона. Его последние месяцы в лиге прошли незамеченными из-за третьего и последнего ухода на покой Майкла Джордана в 2003-м. Очень жаль. Ему обязаны были воздать должное за то, что он был самым фундаментальным разыгрывающим в истории и играл на своей позиции альтруистично и вдумчиво в течение очень долгого времени. Большинство разыгрывающих играют на высоком уровне в течение девяти-двенадцати лет; Стоктону удалось играть на таком уровне в течение восемнадцати сезонов, в семнадцати из которых он не пропустил ни одной игры. Только Нэш сумел превзойти его в розыгрыше высоких заслонов. Только Мэджик мог лучше Стоктона протащить мяч от корзины к корзине. И больше никто не сумел отточить умение в стиле «мы выигрываем с разницей в одно очко за минуту до конца гостевой игры, хозяева только что забили данк в быстром отрыве, заставив сойти с ума поддерживающие их трибуны, моральное преимущество на стороне соперника, поэтому я спокойно дойду до трехочковой линии и сброшу на них бомбу» так, как это сумел сделать Стоктон.

Он был особенным игроком. Чертовски скучным и однообразным, но воистину особенным.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы