Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Математика Эйнджа. Что ждет «Селтикс» дальше

Математика Эйнджа. Что ждет «Селтикс» дальше
Математика Эйнджа. Что ждет «Селтикс» дальше

Поскольку чуда не случилось и «Селтикс» совсем чуть-чуть не претендуют на титул в этом году, пора готовиться к очередным переменам в составе. В течение года мы увидим от Дэнни Эйнджа столько обменов и новых контрактов, сколько не видели уже давно. Оно и понятно – чистка состава команды в период перестройки ожидается нешуточная.

Хотелось бы рассмотреть техническую сторону того, что могут сделать «Селтикс» с составом в этом году и в каком состоянии будут подходить к следующему межсезонью. Прямо сейчас в ростере 14 человек, а это значит, что есть еще одно свободное место. В течение сезона «Бостон» может подписать одного свободного агента или же получить в обмене одного «лишнего» игрока. Обменять 1 баскетболиста сразу на 3 нельзя технически, а потому все варианты трейдов, в которых «Бостон» получает на двух игроков больше, чем отдает, невозможны. Закрывайте трейд-машину.

Впрочем, в вопросах трейдов Дэнни сильно ограничен и платежкой. Чтобы понять текущую ситуацию, нужно разобрать все по пунктам.

Кит Боганз

Трейд с «Бруклином» стал возможен только благодаря включению в сделку свободного агента Кита Боганза, которого подписали по схеме «сайн-энд-трейд». Правила CBA направлены на то, чтобы команды не использовали контракты своих свободных агентов для уравновешивания зарплат, а потому требуют в таких случаях удваивать зарплату игроков.

Именно поэтому Боганз получает не 2,5 миллиона, которые требовались для того, чтобы трейд прошел, а все 5 с хвостиком. Контракт подписан на три года (условия «сайн-энд-трейда»), но гарантирован только первый, и очевидно, что никто не станет платить Боганзу за второй и третий сезоны. Кроме того, его, как свободного агента (а также Фаверани и Пресси), нельзя менять до 15 декабря. Но главное ограничение Боганза вовсе не в этом.

Поскольку Боганза подписали по «сайн-энд-трейду», над платежкой «Бостона» был установлен «жесткий потолок». Он устанавливается на уровне 4 млн. сверх порога на роскошь. Если команда превышает этот так называемый «apron», к ней применяются неналоговые санкции к налогоплательщикам: снижение исключения среднего уровня на 2 млн., запрет на использование двухлетнего исключения, запрет на получение игроков по схеме «сайн-энд-трейд», ограничения по трейдам. Как только команда использует MLE, BAE или получает игрока по SAT, она попадает под жесткий потолок.

Таким образом, до окончания сезона платежка «Селтикс» ни при каких обстоятельствах не может даже на секунду превысить сумму в $75 748 000. Даже если Эйнджу предложат абсолютно бесплатно взять Кайри Ирвинга – «Селтикс» не смогут уместить его под потолок зарплат.

Лакшери

Однако вряд ли Эйндж будет думать о том, что его платежка ограничена жестким потолком. Для него она ограничена не таким жестким, но очень неприятным уровнем – порогом налога на роскошь. В сезоне-2013/14 он установлен на уровне $71 748 000. Превышение его на 1 доллар будет означать для владельцев «Бостона» выплату полутора долларов в казну НБА. Но даже превысив его всего на доллар, «Селтикс» попадут в другую яму – на команде будет висеть ярлык «налоговый рецидивист», ведь предыдущие два сезона команда платила налог. Со следующего сезона к рецидивистам будет применяться повышенная ставка, поэтому стоит ожидать, что «Лейкерс», которым также грозят эти санкции, постараются как-то ослабить платежку (а «Хит» уже ничто не спасет). Обмен Нэша становится чуть ли не необходимостью, так что если Уджири действительно хочет видеть канадца в «Торонто», ЛАЛ несказанно повезло.

Стоит отметить, что налог на роскошь считается в конце сезона. То есть команда может превышать порог в течение года, но путем обменов добиться того, что к концу года платежка укладывается в 71,748 млн. – и тогда она не будет платить налог. «Бостон» может подписать какого-то свободного агента сейчас, а потом совершить трейд, который снизит кэпролл до нужного уровня, и останется неплательщиком налога.

Тут мы вспоминаем о нашумевшем трейде Фаба Мелу. Обменяв Фаба, а затем списав все негарантированные контракты, Эйндж придумал запасной сценарий. Если вдруг у него сорвутся все трейды, он может доиграть сезон сегодняшним составом и не превысить порог налога на роскошь, а с Мелу в составе порог был немного, но превышен.

Кстати, сколько там «Бостону» до него осталось? Многие авторитетные сайты пишут, что платежка «Бостона» равна $71 219 789. И это, вероятно, именно так. Кажется, что до порога еще 500 тысяч, и можно уместить в состав еще одного Фила Пресси (который заработает 490 тысяч – минимальный контракт новичка).

Однако это не совсем так, и дело как раз в Пресси. В CBA есть один нюанс, который устанавливает различия между платежкой в целях расчета потолка зарплат и платежкой в целях расчета налога.

В CBA особым пунктом стоит минимальная зарплата игрока с двухлетним стажем (в сезоне 2013/14 – $884 293 – «минимум 2 лет стажа»). Например, именно по этой ставке в платежке учитываются ветераны, которые на самом деле зарабатывают больше (разницу выплачивает игроку лига). Этот общий минимум нужен для того, чтобы у молодых игроков не было преимуществ над ветеранами – это требование профсоюза. Иначе многие ГМы всегда делали бы ставку на тех, кому нужно платить 900 тысяч, а не тех, кому нужно платить не менее 1,4 млн. Но все такие минимальные контракты учитываются по одинаковой сумме – кроме минимальных контрактов новичков и второгодок, которые получают все же меньше, чем «минимум 2 лет стажа».

С этим единым уровнем минимума связан тот самый нюанс Пресси. Игроки, подписанные как свободные агенты и получающие меньше «минимума 2 лет стажа» (в эту категорию попадает наш Пресси), все равно облагаются налогом по ставке «минимума 2 лет стажа». Поэтому хотя в платежке и на счетах Пресси сумма контракта составляет менее 500 тысяч, в расчете налога она равна $884 293.

Вот и выходит, что в реальности до налога у «Бостона» всего 134 тысячи, а этого хватит только на пару 10-дневных контрактов.

Трейд-эксепшен

Помимо игроков и драфтпиков, «Бостон» получил в трейде от «Нетс» и торговое исключение. Обмен был структурирован так, что вышла своеобразная разница между контрактом Пирса и Боганза – чуть более 10 млн. Это означает, что «Бостон» может получить в обмене игрока, чей контракт не превышает эти 10 млн. с небольшим, не отдавая ничего взамен, кроме пиков и наличных.

На это торговое исключение нельзя подписать свободного агента (кроме как по СЭТу), нельзя использовать его, чтобы получить более дорогого игрока, т.е. нельзя объединить эти 10 млн и еще Кроуфорда, чтобы получить 12-миллионного Сержа Ибаку, например.

Но у «Бостона», как мы уже знаем, есть другое ограничение – жесткий потолок. Поэтому сейчас всунуть эти 10 млн. нельзя никак. Истекает срок использования исключения 12 июля 2014 года; у «Бостона» будет всего три дня с момента открытия рынка свободных агентов, чтобы подписать на сумму не более 10 млн. какого-то свободного агента по СЭТу. Что касается обменов, то насколько я понимаю, использовать трейд-эксепшен в них можно сразу по окончании сезона, когда налог уже уплачен. Тем не менее, это окно также очень короткое. Не стоит вообще рассчитывать, что этой возможностью Эйндж воспользуется. Но она есть.

Остальные исключения

Еще у Эйнджа в запасе остался би-аннуал на 2,016 млн. (воспользовавшись сейчас, его не будет в следующем году) и часть мид-левела в размере примерно 2,66 млн. Однако по указанным выше причинам с налогами «Бостон» вряд ли будет пользоваться ими.

Есть также права Берда на некоторых свободных агентов – от Шака до Марбери. Но польза есть только в двух таких агентах – это Крстич, которого в случае его ухода из ЦСКА (маловероятно) можно подписать как усиление (спорно) фронткорта, а также Крис Уилкокс. Он, в отличие от Крстича, играл в прошлом сезоне, а потому «Селтикс» оставили за собой право подписать его и тут же обменять в другую команду по сайн-энд-трейду. Если вдруг для того, чтобы провести какой-то трейд, нужно будет добавить еще один контракт, то Эйндж разыграет карту Уилкокса так же, как сам получил Боганза от «Нетс».

Брукс и Кроуфорд

До конца октября Эйндж должен был решить, что делать с контрактами Брукса и Кроуфорда на сезон-14/15. У Брукса был негарантированный, у Кроуфорда – квалификационное предложение. Понимая, что нет смысла забивать платежку на следующий сезон даже такими контрактами, ГМ не стал продлевать ни того, ни другого. Подобных игроков «Бостон» сможет найти и на рынке ФА, кроме того, всегда остается возможность продлить обоих следующим летом по правам Берда, правда, в таком случае Эйндж не сможет предложить Бруксу больше 2,179 млн.

Помимо всего прочего, истекающие контракты всегда кажутся более торгуемыми. Если Дэнни все-таки захочет устроить трейд в этом году и использовать Кроуфорда или Брукса (или обоих) как довески, удобнее, чтобы их контракты были наиболее привлекательными для покупателя. Чем больше вариантов, тем лучше.

Уоллес и Хамфрис

Сейчас все болельщики «Селтикс» яростно желают, чтобы дорогой истекающий контракт Хамфриса Эйндж удачно инвестировал обменом в какую-то звезду или полузвезду. Увы, это нереально. Истекающий контракт командам нужен только тогда, когда они чистят платежку. То есть сегодня «Бостону» Хамфрис нужнее, чем командам-контендерам. Чтобы получить Хампа, те должны отдать игроков минимум на 9 млн., а кто найдет 9 млн. истекающих контрактов игроков, которые слабее Хамфриса? Таких просто нет. А гарантированные на сезон-2014/15 не нужны уже Эйнджу.

Единственный шанс избавиться от Хамфриса уже в этом сезоне – если какая-то команда вдруг поссорится со своей звездой и будет страстно мечтать скорее от нее избавиться, а тут вдруг «Бостон» с 12 миллионами Хамфриса, драфтпиками и довесками всех мастей и пород.

Что же до Уоллеса, то его контракт не истекает и кажется «мертвым грузом» на платежке. Хотя Джеральд приносит пользу на площадке, всякий эйндж хотел бы, чтобы он принес пользу как актив для обмена. Но если Уоллеса с его контрактом до 2016 года так и не удастся обменять до следующей осени, у Дэнни будет вариант со списанием Уоллеса по «стретчу».

В данном варианте зарплата за последние два года контракта Уоллеса будет равномерно распределена на 5 лет с сезона 14/15 до 18/19. В платежке каждый год будет оставаться по 4,04 миллиона. Не самая приятная нагрузка, но если Эйнджу срочно нужно будет почистить платежку на 6 миллионов ради какого-то очень важного шага, он может отчислить Уоллеса следующим летом (или в 2015, тогда контракт будет висеть еще три сезона до 2018 по 3,37 млн.). Еще летом можно будет амнистировать Рондо, но это уже совсем сюр.

Но, конечно, лучше всего придумать варианты с обменом. Ведь не столько побед, сколько обменов мы больше всего ждем от «Селтикс» в этом году. И Эйндж, с калькулятором и телефонной трубкой на перевес, всегда готов выходить на трейдерский фронт.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы