android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Жертва обстоятельств? Карьера Тони Кукоча

toni

«История учит нас, что победитель должен быть сильным, а затем уже добрым» – Бернард Вербер, «Мы – Боги».

Трехкратный чемпион Евролиги (1989-1991), четырёхкратный чемпион Югославии (1988-1991) и двукратный обладатель Кубка Югославии (1990-1991) в составе «KK Split», победа в чемпионате (1992) и Кубке Италии (1993) в составе «Benetton Treviso», три золота молодежных чемпионатов мира и Европы под эгидой FIBA (1985-1987) в составе сборной Югославии, двукратный чемпион Евробаскета со взрослой сборной Югославии (1989, 1991), двукратный серебряный призер Олимпийских игр в составе двух (!) разных сборных (1988, 1992), чемпион мира FIBA в составе команды Югославии (1990), MVP «Финала четырех» Евролиги (1990, 1991, 1993), MVP чемпионата мира FIBA-1990 и Евробаскета-1991, ворох индивидуальных наград на молодежном уровне, включение в список 50 величайших игроков FIBA (1991) и 50 величайших игроков Евролиги.

Все вышеперечисленное – лишь краткий (!) перечень того, чего добился Тони Кукоч до прихода в НБА в 1993-м. Перечисляя самые значимые регалии хорвата в предыдущем абзаце, я успел выпить три кружки чая и заработать себе мозоли на пальцах. Его по праву называли «Европейской сенсацией» и «Белым Мэджиком» – Тони был для Европы тем, кем Майкл Джордан был для НБА. И, глядя на страничку Википедии, повествующей о баскетбольном пути Кукоча, неискушенный поклонник баскетбола справедливо задастся вопросом – почему же его карьера в «Чикаго» считается противоречивой, а его потенциал не до конца раскрытым?

Хотя Кукочу довелось поиграть за «Филадельфию», «Атланту» и «Милуоки» в течении целых шести лет после «Чикаго», а также показать в матчах за те команды интересную игру на всех пяти позициях, мы рассмотрим лишь его семилетнее пребывание в стане «быков» и две основные причины, по которым мало кто сейчас воспринимает его всерьез.

Первая и, в принципе, не особо зависевшая от самого Кукоча причина – это внутренняя обстановка в «Чикаго».

Я не зря припомнил Майкла-вы-знаете-кого в предыдущем абзаце, ибо это немного преждевременное сравнение во многом сказалось на карьере талантливого хорвата в НБА. Как я уже неоднократно отмечал, любое обсуждение «Чикаго» времен Джордана следует вести именно с точки зрения пребывания в команде величайшего индивидуального игрока всех времен и народов. Мысль эта не нова, но фундаментальна и так же верна, как то, что Бараку Обаме не быть президентом США на третий срок.

krause

В 1990-м Джерри Краузе, невероятно амбициозный менеджер «Буллс» и не самый честный человек в НБА, задрафтовал «Паука из Сплита» – европейскую сенсацию Тони Кукоча. Уже отличившись перед руководством клуба в 1987-м, когда ему удалось урвать на драфте Скотти Пиппена и Хораса Гранта, а также получить награду лучшему менеджеру НБА того сезона, Краузе мечтал повторить свой успех, тем более что добавленные им к Джордану добротные игроки до сих пор не принесли дивидендов. «Быков» все чаще называли звездным коллективом, неспособным добраться до главной серии сезона. Чтобы развить свой успех, Краузе предложил нашумевшему в Европе хорвату беспрецедентные 15,3 миллиона на 6 лет. Подобное решение оставило «быкам» очень мало места в «платежке» и невозможность совершить маневр с уже имеющимися контрактами, а также взорвало ситуацию внутри коллектива.

Скотти Пиппен уже который месяц требовал себе новый контракт. Требование было абсолютно обоснованное – поспешно подписанный им после драфта-87 контракт не отображал всю невероятную значимость этого универсального игрока для команды. Ролевые (и довольно ценные) игроки Паксон и Картрайт становились свободными агентами по окончанию сезона, и надеялись продлить соглашения на более выгодных условиях. Джордан также подлил масла в огонь финансовых и контрактных споров, намекнув Краузе и владельцу «быков» Рейнздорфу, что использование брэнда, каковым Майкл, безусловно, являлся, стоит гораздо больше тех денег, которые он получал по своему текущему соглашению с «Чикаго».

Однако Краузе отказался вести переговоры со своими игроками до тех пор, пока не уладит дела с потенциальным «быком» Кукочем. Игроки взбунтовались. Паксон с Картрайтом, осознавая свое шаткое положение незвездных игроков, противились мысли о том, что руководство клуба ставит интересы какого-то непроверенного в матчах НБА европейца выше интересов уже зарекомендовавших себя «ролевиков». Скотти сходил с ума от того, что, будучи одним из самых универсальных и надеждных игроков во всей лиге, он получал лишь жалкие гроши (особенно в сравнении с предложенными Кукочу деньгами). Майкл лишь ставил интересы своего брэнда выше всех других и не понимал, как можно не удовлетворить его требования и нянчиться с каким-то нерешительным белым парнишкой.

Дабы разрядить обстановку, Краузе решил обратиться лично к Джордану. Он напомнил, что, несмотря на все старания, «быки» так ни разу и не добрались до финала НБА. Он начал нахваливать Майклу таланты Кукоча, называя того «белым Мэджиком». Оба постулата вывели из себя вспыльчивого Джордана. Во-первых, если ты знаешь, что твой лучший игрок является маниакальным эгоистом и перфекционистом, жаждущим победы не то, что в официальном матче, но даже в каждом тренировочном, не стоит напоминать ему о неспособности вывести свой коллектив в финальную серию сезона. Во-вторых, Майкл уже который год боролся с имиджем Мэджика (того самого, черного, оригинального Мэджика), которого все вокруг считали идеальным партнером и истинным победителем (в противовес Джордану), а также лицом тогдашней НБА. Майкл просто не мог вынести идею игры с белым аналогом Мэджика в одной команде.

mjmad

В попытке переубедить свою заупрямившуюся звезду, Краузе отправил Джордану полдюжины кассет с записями игр Тони Кукоча, дабы Майкл мог сам оценить талант потенциального партнера. Майкл выкинул кассеты, даже не взглянув на них. Его настроение передалось и Пиппену, который был в ярости от того, что Краузе пытается подписать игрока на позицию легкого форварда, когда у «быков» в распоряжении уже был талантливейший Скотти, чьи требования по-прежнему не удовлетворили.

Потеряв надежду задобрить двух главных звезд своей команды, Джерри поехал в Югославию лично поговорить с Кукочем. Тот все еще был в нерешительности – для не говорящего по-английски хорвата переезд за океан в более сильную и жесткую лигу казался сомнительным развитием карьеры, когда тут, в родной Европе, его просто боготворили. Бесконечные уговоры, три поездки Краузе в Югославию – и по-прежнему нет результата. Джордан, всегда недолюбливавший менеджера «быков», злорадно посмеивался «Тоже мне, нашли кого отправить на переговоры – этот хорват подумает, что у нас у всех проблемы с перееданием».

Для нового тренера «быков» Фила Джексона подобная ситуация не казалась смешной. Он видел растущее в команде недовольство по отношению к руководству клуба. И хотя Фил понимал, каким потенциалом обладает хорват, он начал считать, что Кукоч, возможно, использует непрекращающийся интерес «Буллс», дабы набить себе цену среди команд Италии и Испании. Послушавшись Краузе, Фил лично позвонил хорвату, дабы попробовать убедить его приехать в НБА. Однако когда Кукоч продолжил нерешительно молчать и подолгу о чем-то тихо перешептываться со своим переводчиком, Джексон наконец взорвался, и крикнул в трубку «Слушай, парень, либо сри, либо вставай с горшка!».

phil

Кукоч так и не решился. Краузе продолжил вкладывать много усилий в погоню за согласием хорвата, чем еще больше злил игроков «Буллс». Джордан постоянно твердил, что европейцам требуется несколько лет, чтобы адаптироваться к реалиям НБА, что даже Дражен Петрович не смог показать всю глубину своего потенциала, пока его не обменяли из «Портленда», и что вся эта суета вокруг хорвата слишком высоко поднимает планку ожиданий. Краузе не слушал никого вокруг, и эти крысинные бега продолжились даже после долгожданной первой победы «Буллс» в 1991-м.

Та победа послужила разрядкой. Майкл вздохнул свободней – ему удалось избавиться от клейма великого игрока, неспособного приводить к победам, да еще и в противостоянии с Мэджиком! Теперь лига по праву принадлежала Его Воздушеству. Затем был второй чемпионский титул, который, казалось, окончательно принес мир и покой в стан «быков», и удовлетворил амбиции Майкла и Скотти. К своему удовольствию, тем летом на Олимпийских играх в Барселоне парочке довелось сыграть в финале турнира против сборной Хорватии, лишь недавно вышедшей из состава Югославии. Как описывает в своей книге «Dream Team» прикомандированный к делегации США журналист Джек МакКаллум (который явно не умеет придумывать короткие и емкие названия для своих произведений – две его самые известные книги называются «Dream Team: How Michael, Magic, Larry, Charles, and the Greatest Team of All Time Conquered the World and Changed the Game of Basketball Forever» и «Seven Seconds or Less: My Season on the Bench with the Runnin’ and Gunnin’ Phoenix Suns»), в очном противостоянии с Тони Кукочем Майкл и Скотти были похожи на голодных бульдогов, чьей целью было буквально сожрать живьем бедного хорвата. Что им и удалось.

олимпиада

Получив серебряную олимпийскую медаль и в последний раз прогремев в Европе, в 1993-м Тони наконец решился попробовать себя в НБА. Его немного пугали истории об агрессивности и непримиримости главных звезд «Чикаго», Джордана и Пиппена, а также перспектива начинать матчи со скамейки, однако в Европе хорват уже всего добился, и оставаться там было бессмысленно. Тем более, если решаешься начать карьеру в НБА, нет месте лучше, чем трехкратный чемпион во главе с лучшим игроком всех времен и народов, ведь так?

Однако перед сезоном-1993/1994 Майкл, по сути служивший главной приманкой для Кукоча, ушел в бейсбол. Вдобавок к такой разительной перемене в ситуации руководство «Буллс» потребовало от Тони срочно набрать вес, дабы быть готовым к мясорубке НБА 90-х. Кукоч прописался в тренажерном зале, набрал массу, но потерял одно из своих ключевых свойств – скорость. Организм, неготовый к такому резкому набору веса, забарахлил и начал выдавать мелкие, но неприятные травмы одну за другой. Вдобавок начавшаяся в бывшей Югославии война, беспокойство за проживающих в хорватском Сплите родных, незнакомая страна с ее странным английским и непривычной для теплолюбивого хорвата холодной погодой, завышенная планка ожиданий – вот таким беспокойным выдался для Тони Кукоча дебютный сезон в НБА.

finally

Наконец, второй и главной причиной нелюбви к талантливому хорвату был (как вы, наверное, уже догадались) его характер – я не зря вынес в начало статьи цитату из книги Бернарда Вербера.

В НБА не выигрывают пай-мальчики. В лучшей баскетбольной лиге мира для победы нужно пахать как проклятый, думать о баскетболе 25 часов в сутки, 8 дней в неделю, и никогда не давать себе поблажки. Человек, насилующий свой организм подобным образом и не жалеющий себя, выходя на паркет, по определению не может быть мягок с оппонентом. В профессиональном спорте нужно уметь видеть в оппоненте перед собой не человека, а преграду к победе. Именно в умении погасить в себе все человеческие порывы и заключается успех в профессиональном спорте в общем, и в НБА в частности.

Таким умением отличался Майкл, который мог позволить себе пошутить со знакомыми журналистами за час до игры, подмигнуть знакомому в стане оппонентов, но который был готов вырвать сердце любому, кто стоял на его пути в течение 48 минут игры. Таким умением отличался Хаким, который мог поздравить Робинсона с только что полученной наградой MVP «регулярки», а десять минут спустя выйти против него на паркет в матче плей-офф и безжалостно разорвать того, кого все считают лучшим игроком в НБА на данный момент. Таким умением отличается Кобе, который перед игрой погружается в то, что он называет «своей зоной», и даже не здоровается со своими корешами Джей Зи и Спайком Ли, сидящими в нескольких метрах от него в первом ряду трибун «Мэдисон Сквер Гарден».

А вот у Кукоча подобного стержня никогда и не было.

Перелопатив тонну материала, я так и не нашел ни одной истории, в которых Тони описывали бы как «пахаря», как «жаждущего победу», как «не знающего пощады». Зато полно других историй, из которых я приведу лишь три, очень хорошо описывающие характер хорвата и произошедшие с ним в его первые два года в лиге.

к7

В 1993-м обозревательница «Chicago Tribune» Мелисса Исакссон, будучи на седьмом месяце беременности, пригласила игроков «Чикаго Буллс» на интервью, в котором она хотела обсудить их родительский опыт. Из состава «быков» согласились Рон Харпер (который очень ярко и с видимым страхом описал то, что ему довелось пережить в родильной палате), Скотти Пиппен (недавно ставший отцом и рассказывавший, что ему приходиться терпеть по ночам), а также Тони Кукоч и Люк Лонгли.

Когда внимание с рассказов игроков в ходе интервью наконец перешло на интересное положение самой миссис Исакссон, Лонгли спросил, какого пола ее будущий ребенок, на что Мелисса со смехом ответила, что пока не знает. Тут Кукоч, большую часть времени сидевший молча, вдруг сказал, что у Мелиссы будет девочка. На вопрос удивленной ведущей как ему удалось это узнать, Тони на своем тогда еще ломаном английском объяснил, что если был бы мальчик, то живот как бы остро выпирал наружу, но у Мелиссы живот больше походил на мяч, и это верный признак того, что будет девочка. К тому же, как сказал хорват засмущавшейся репортерше, у нее мило округлились щечки, и сомнений в будущем поле ребенке быть просто не может.

Спустя два месяца Мелисса Исакссон родила здоровую девочку. В ходе неоднократных интервью между Кукочем и пораженной Исакссон выяснилось, что Тони очень любит детей и готов спускать всю свою немаленькую зарплату профессионального баскетболиста на игрушки своему сыну Марину. А также и то немаловажное обстоятельство, что Кукоч, по собственному признанию, предпочел бы карьере баскетболиста стезю учителя или воспитателя в детском саду.

В конце того же сезона Стив Керр, чей брат занимал высокую должность в службе безопасности при аппарате президента США, взял с собой Тони Кукоча на экскурсию в Белый Дом. Кукоч был поражен подобной честью и провел большую часть экскурсии, в изумлении рассматривая в мельчайших деталях Овальный кабинет. А перед уходом сел в президентское кресло с намерением оставить Биллу Клинтону записку. Керр отговорил партнера по команде от подобной затеи и увел из Белого Дома. Однако в машине по дороге в Чикаго не сдержался и все же спросил Кукоча, что он хотел написать президенту США. Кукоч посмотрел в глаза Стиву и ответил: «Пожалуйста, спасите югославских детей, страдающих в войне».

Стив Керр, один из самых открытых и красноречивых игроков в истории НБА, с тех пор называл Кукоча самый добрым и мягким человеком, с которым ему довелось играть.

тони

Не поймите меня превратно – доброта и мягкость, естественно, не пороки. Человек, который искренне любит детей и который хочет использовать свой шанс обратиться к одному из самых могущественных политических лидеров в мире с просьбой остановить кровопролитие в Югославии – это прекрасно. Если бы в мире было побольше таких людей, он наверняка был бы лучше. Да вот только мир НБА не нуждается в таких. Ему нужны люди, для которых победа – это смысл жизни: Майкл, Расселл, Берд, Мэджик, Кобе, ЛеБрон. Тони, будучи хорошим человеком, просто не сумел вписаться. Он лично подтвердил всеобщее мнение об отсутствии необходимой в НБА агрессии (так называемого «cut-throat attitude») в последней на сегодня истории, которую я хочу вам рассказать.

После третьей игры плей-офф-95 между «Чикаго» и «Шарлотт», в которой Тони забил 9 из 10 и набрал 22 очка, вернувшийся в тот год из бейсбола Джордан похвалил Кукоча в интервью после игры, сказав «…несмотря на уже второй сезон в лиге, Тони еще предстоит адаптироваться ко многому. Более высокие физические требования игры в США, постоянное давление. Тони на верном пути, но ему нужно сконцентрироваться».

В ответ на долгожданное признание со стороны своего кумира, который долгое время ненавидел даже саму мысль о том, чтобы играть в одной команде с хорватом, Кукоч публично поблагодарил Майкла, и сказал «Если мне удастся стать таким же агрессивным, как Майкл и Скотти, это будет лучшее, чего я добился в баскетболе в личном плане».

Устами младенца. Гейм, сет, партия. Защита представила свои доводы. Выводы делайте сами.

Тони Кукоч завоевал с «Чикаго» три чемпионских титула и звание Лучшего Шестого в 1998-м. После ухода Майкла и Скотти он даже смог лидировать в команде по количеству очков, подборов и передач в среднем за игру на протяжении укороченного сезона-1998/99. Да и чисто внешнее впечатление своей игрой он производил добротное. Вот только Тони так и не смог побороть свою репутацию человека, не реализовавшего весь свой потенциал, и «слабака» среди фанатов «Буллс» и большинства заокеанских поклонников баскетбола.

Статья основана на рассказах моего друга Дрю Салливана, коренного жителя Чикаго, бывшего свидетелем всех шести чемпионских титулов «Буллс», а также на обширном материале из книг Сэма Смита «Правила Джордана» и  «Странная одиссея Майкла Джордана», которые мне подарил мистер Салливан.

rings

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы