Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Опережай этих. Об истинном величии Дона Нельсона

Один из моментов, который я не люблю в болельщике, специалисте и игроке — это узколобость, исключительно стереотипное мышление, желание смотреть только прямо и не оглядываться по сторонам. Есть только одни критерии, есть только один путь, есть только один вариант развития событий без какого-либо разветвления. Я никогда не мог понять, что такие люди забыли в баскетболе, игре, где экстраординарное креативное решение непременно ведет к набранным очкам, а исполнители, умеющие регулярно радовать ими зрителей и партнеров, могут достичь успеха вопреки полному отсутствию предрасположенности к этому. Больше всего меня задевает то, как они, претендуя на что-либо, не собираются расширять собственный кругозор, считая, что они впереди планеты всей, хотя на самом деле, отстают на три-пять остановок.

Давайте зададим вопрос программы: кто сформировал баскетбол сегодняшнего дня?

Какие фамилии сразу лезут в голову?

Джерри Слоун и его пик-н-ролл — основная комбинация в современной игре. Рик Адельман и его corner offense, эти наработки просто применяют поголовно все. Джордж Карл и его принцип «три лучших броска в баскетболе — это лэй-ап, трехочковый и штрафной», полностью убирающий из арсенала командной игры атаку со средней дистанции, как совершенно статистически неэффективный элемент. Но мало кто задумается о том, что есть тренер, который вложил в рисунок сегодняшней игры больше, чем все они вместе взятые. И это не Фил Джексон, не Грегг Попович и не Лэрри Браун. Он никогда не выводил свою команду в финал НБА, но благодаря его идеям и методиками, современный баскетбол стал выглядеть так, как сейчас. Вы уже догадались, что это Дон Нельсон? А теперь?

Давайте посмотрим на то, что он ввел в обиход.

Run-TMC — баскетбол в три гарда и два винга, который зашел в лигу в эпоху «больших» и стал выжигать площадки напалмом. Он не выиграл чемпионат, конференцию или дивизион, но эта концепция стала основополагающей для успеха других. Рик Карлайл играл по-крупному в серии с «Майами» и бросал в мясорубку одновременно Бареа, Терри и Кидда, благодаря тому, что Джейсон мог держать третьего номера команды соперника. Этот огненный залп был предопределяющим для достижения успеха и победы над самой ненавистной командой в современной истории. Олимпийская сборная США в Лондоне не имела ни одного традиционного центрового, но вышла играть с номинальными легкими форвардами в передней линии и за счет их скорости, атлетизма, физических данных и активности в защите, имела ключевое превосходство в игре: они и сзади пытались не провисать, и в атаке вместе сосуществовали очень неплохо, кое-где играя и в три маленьких. «Хит» сегодня перестраивают эту систему, выпуская троих номинальных задних одновременно (Чалмерс-Аллен-Уэйд), «Нью-Йорк» уже играет так постоянно, как и «Клипперс», выпускающие третьего маленького к Полу и Кроуфорду.

Несколько лет назад каждый здравомыслящий человек смеялся над стариком, когда он весь сезон использовал Кори Маггети — крепкого легкого форварда атакующей направленности – на позиции номер четыре. Он стал так играть при еще здоровых Гарнетте, Яо Мине, при «Двух Башнях» «Лейкерс», тогда, когда пакет комбинаций «мяч в глубокий пост» был одним из основных в арсенале каждого тренера. На момент истечения контракта этого свингмена, так уже играют ЛеБрон Джеймс и «Хит», Кармело Энтони и «Никс», Кевин Дюрэнт и «Тандер», Харрисон Барнс и «Уорриорз», Данило Галлинари и «Наггетс», Кавай Ленард и «Спёрс», Чендлер Парсонс и «Рокетс». Все люди в этом списке – только из команд плей-офф, демонстрируя то, как это дает результат. Сравните, то, как вы оценивали «Денвер» с Галло и ГСВ с Ли, а как клуб из Колорадо без итальянца, а «воинов» с твинером на позиции реального «большого», и вы начнете понимать, насколько Нелли был хорош.

Он брал Дирка Новицки, защитника в теле четвертого номера, и двигал его на место центрового, чтобы пять его игроков бросали издали и создавали уйму пространства для проникающих атак. Здравствуйте, Эрик Споэльстра и Крис Бош. Еще в восьмидесятых, когда Род Торн желал, чтобы у Майкла Джордана был рост в семь футов, он убирал центровых из-под кольца, чтобы за ними выходили их опекуны и освобождали трехсекундную зону. Он брал двоих номинальных атакующих защитников и бросал их на площадку одновременно, вводя в баскетбол понятие «поинт-форвард», позволяя Маркесу Джонсону и Полу Пресси разыгрывать мяч, будучи третьими номерами от природы. Форварды и до этого пасовали, при нем играл Лэрри Берд, Царь и Бог передачи с этой позиции, Джерри Лукас еще против Уилта бросал издали, выманивая Чемберлейна из-под дырки, но никто не систематизировал эти качества до него, не сделал из этого модель игры. Если у тебя нет крутых игроков на ключевых позициях – заставь страдать тех, кто ими обладает.

Его «Бакс» набирали очки ведрами, ведь никто не мог понять, как такое вообще возможно и как против этого обороняться: все привыкли защищаться либо от разыгрывающего на мяче, либо от пятого номера в «краске», а здесь и первый далеко от мяча, и центрового из под кольца убрали напрочь, вытянув его на четыре-пять метров. О том, что он взял набор проблемных черных игроков и прибил Дирка Новицки с лучшим сезоном в клубной карьере и первым титулом MVP для легионера помнит абсолютно каждый из тех, кто знает, что такое НБА.

Достаточно ли одних инновационных идей, чтобы считаться великим тренером? Вы слышали о Тексе Уинтере, потому что успех медийных команд привлек к его труду о треугольном нападении ваше внимание, но остались десятки тех, кто в чем-то видоизменил игру, но никогда не попадал на первые полосы. Наверное, нет. Поэтому его попадание в Зал Славы в прошлом году было воспринято если не в штыки, то уж точно достаточно холодно. Самое большое количество побед в истории? Не смешите меня, а сколько серий плей-офф он выиграл за все эти годы?

Чего же не хватает Нелли, раз он не выигрывал?

Может быть, статуса лучшего драфтующего своего времени, по крайней мере — последних двадцати пяти лет его карьеры?

Все знают о том, что он увидел в Дирке Новицки суперзвезду НБА, которой было суждено изменить баскетбол, когда он играл во втором немецком дивизионе, собирался идти в армию и разорвал Чарльза Баркли один в один на мелкие кусочки.

Все помнят, как он выловил Стива Нэша, третьего разыгрывающего «Финикса», и начал закладывать в него фундамент для принципиально иного статуса. Вы еще, может быть, даже не забыли о том, как Стэф Карри не убедил никого на ворк-аутах в том, что он может быть эффективным игроком НБА из-за отсутствия взрывных скоростных качеств, вышечной массы, игры в защите и майки из колледжа «Дэвидсон». Нелли ткнул и в него пальцем и сказал: «Берите». 14 апреля 2010 в последнем матче первого сезона Карри выдал 42 очка + 9 подборов + 8 передач + 2 перехвата и обыграл «Портленд», команду плей-офф. Сделал это с «Уорриорз», у которых после травмы Криса Хантера осталось пять здоровых игроков в заявке, и Дивэйн Джордж доигрывал игру с шестью фолами, вынудив НБА применять специальный протокол, о котором никто раньше никогда не слышал. Стэф выиграл тот матч, набрав семь очков подряд тогда, когда он сам и его партнеры уже язык по паркету волочили, закончив фантастическую для себя вторую половину «регулярки». Кем сегодня является этот парень? Больше вопросов не имею.

Эти три фамилии как-то сакрально связаны с Нельсоном, заставляя забывать о том, что он своими же руками ловил Тима Хардуэя в середине раунда, брал Митча Ритчмонда, глубоко опускался за Латреллом Сприэуллом и Джошем Ховардом, менял Пенни на Криса Уэббера, выдернул Шарунаса Марчюлениса и сделал из него монстра, набиравшего 17-19 очков за матч со скамейки запасных. Нашел на помойке Скотта Скайлза, отдавшего 30 результативных передач в одной игре уже в майке «Орландо», запустил в НБА Джона Старкса, выбирал Спанулиса, Даниловича, сделал из Монты Эллиса, чьи ноги всегда бежали впереди головы на пятьдесят метров, одного из лучших чистых скореров в мире, выжав максимум из высокого индивидуального мастерства и минимального применения мысли на площадке.

А теперь взгляните на тех, в кого он попал. Это все люди, рвущие шаблоны, как и он сам. Крутейший высокий шутер в истории игры, который и мяч на пол опускает, и пасует, и с ведения бьет, и своими бросками с отклонениями уже в учебники вошел. Медленный и беззащитный разыгрывающий из зажопья Санта-Клары, ставший двухкратным обладателем статуэтки MVP с хронически больной спиной, сделавший из весьма средней команды под рукой весьма комичного тренера — грозу всея НБА, тех, кто претендовал на 60 побед за счет его сочетания невероятных бросковых и диспетчерских качеств. Карри, такой же не предрасположенный к физическому доминированию защитник, который, несмотря на это, сегодня имеет платиновый (пусть и завышенный) статус. Крис Уэббер — уникальнейший «большой», мистер «слюньки текут», Анферни, Ти-Мак до Ти-Мака, которому просто не было места в сформировавшейся и укомплектованной донельзя связке 1-2-3.

Больные на голову Ховард и Спрюэлл, при должном тренерском подходе направившие свою энергию и внутреннюю муть в игру, создав дополнительную отдачу и попав на «Матч всех Звезд». Монта, который не разыгрывает, не попадает тройки, не защищается и не является реальным вторым или первым номером, Митч Ритчмонд, также провисающий между позициями, но используемый всю карьеру на полную мощность, наконец, малюсенький Тим Хардуэй, лучший студенческий игрок своего времени с ростом в шесть футов и ниже, который ввел в игру убийственный кроссовер от заднего, разрывающий дистанцию за мгновения, позволяющий оценивать последующую ситуацию и бросать, пролетать к кольцу или пасовать. 18+8 в среднем за тринадцатилетнюю карьеру – как следствие того, что это работает. Даже Марчюленис, казалось бы, олимпийский чемпион, и тот — единственный гард с постсоветского пространства, добившийся успеха в НБА и раскрывшийся там целиком, пускай и бегая второго-третьего.

Да, Нелли забил самый кривой чемпионский бросок в истории, но он всегда выглядел и мыслил экстраординарно: он смотрел в корень и видел саму суть новой идеи, то, какой она даст эффект и какой невероятный толчок она ведет за собой уже завтра, ее потенциал. У него никогда не было возможности извлечь из нее максимум, ведь даже лучший игрок в его карьере – немец Новицки – при нем был совершенно не тем мужиком, что при Карлайле, и с игровой, и с интеллектуальной, и с психологической точки зрения. У него никогда не было «френчайз игрока на пике»: Дирк и Уэббер только становились на ноги и готовились к статусу великих баскетболистов. Он не тренировал на больших рынках что такое «Бакс» без Абдул-Джаббара, «Голден Стейт» вообще или «Даллас» в 90-ые – объяснять в деталях просто неблагоразумно. Даже его последняя серьезная команда и та была развалена внутренними распрями между старым владельцем и руководителями, отпустившими на вольные хлеба лучшего и единственного звездного баскетболиста, заменив разыгрывающего Кроуфордом, заставляя тренера играть задней линией Джамал-Монта своей версией Марбэри-Фрэнсис, кармического дуэта Айзейи Томаса.

Но у Нельсона было главное: он опережал свое время на десятилетия и набивал шишки на том, что позже будут использовать глобально, не повторяя его ошибок и забирая всех его инновационных трудов лишь лучшее, впитывая все соки и выбрасывая мякоть. Дон показал, каким может быть «смолл-болл» и дал понять, где стоит надавить, чтобы из баскетбола для бедных и немощных, для тех, у кого нет другого выхода — он стал чемпионским и фундаментально правильным. Все воспринимают Нелли, как своеобразного Джейсона Уильямса от тренеров (много красоты, масса понтов, запредельная эффектность, ноль результата на выходе), а на самом деле он являлся Питом Маравичем от тренеров, человеком, в кого было заложено творить, а не побеждать, и как раз в этом и кроется его истинное величие: создать настолько уникальное наследие, чтобы через годы и расстояния все смотрели на него, а не на твои очевидные недостатки.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы