Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Клоун уехал, клоуны остались. Почему Дуайта Ховарда не нужно ненавидеть

За последние полгода Дуайт Ховард доказал собственную исключительность – он выставил на посмешище не только себя (такие прецеденты в истории лиги бывали и раньше), но еще и пару тренеров, пару генеральных менеджеров, несколько игроков, а также два клуба (в том числе один из самых великих в НБА). И вот второе обстоятельство и подчеркнуло его незаурядность: многие игроки стремились к перемене мест, многие звезды искали для себя лучшие варианты, некоторые даже предпочитали объединиться с другими звездами для того, чтобы победить – но никто и никогда не делал это столь неуклюже и нелепо. Всего за восемнадцать месяцев Ховард прошел все известные стадии во взаимоотношениях клуба и игрока: он настаивал на обмене, потом продлил контракт; уволил тренера, потом соврал, что не делал этого; радовался под лучами калифорнийского солнца, затем захандрил под тяжелой рукой Кобе; пытался уволить еще одного тренера, затем уверял «Лейкерс», что у них остались шансы его сохранить. Наконец, ушел, сделав выбор между «Хьюстоном», где все было заготовлено специально под него, и «Голден Стэйтом», накатившим своими трейдами на финише. Сейчас у всех лишь одно чувство – чувство облегчения, что все это закончилось. Потому что дай Хорварду возможность проделывать то же самое каждый год, он бы с удовольствием продолжил истязать всех и дальше. Так, по крайней мере, видится именно сейчас.

Как кажется, это чувство испытывают даже болельщики «Лейкерс»: уход Ховарда хотя бы дает какую-то определенность в будущем – пусть эта определенность, скорее всего, и означает движение вниз. Да, во многом благодаря Ховарду в последнем сезоне клуб превратился в ходячий шапито. Да, при желании его можно обвинить в том, что он отнял у Кобе и Пау один драгоценный сезон, когда они могли бы еще раз побороться за титул. И да, никто и никогда так не заставлял прославленную организацию так сильно унижаться, как взбалмошный центровой: когда-то Кобе всерьез раздумывал над переходом в «Клипперс», но никто его не упрашивал столь позорным образом, никто не вывешивал оскорбительных для болельщиков команды баннеров на Staples Center, никто не связывал столько надежд с одним игроком. И все же представляется, что сам Ховард – каким бы шутом гороховым он ни был – здесь не причем. Ситуация в «Лейкерс» и беспрецедентный уход звезды (первый в истории клуба после переезда) – это проблемы исключительно «Лейкерс» и нынешнего руководства команды. Так что Ховарду нужно пожелать удачи и заняться теми баранами, которые остались.

Ховарда ни в коем случае нельзя ненавидеть. Все его нелепые поступки, весь хаос, прямо или косвенно вытекающий из его аномального желания найти себе наилучшее место под солнцем, все же происходят не со зла. Он, с одной стороны, жертва укоренившихся стереотипов, с другой – ярчайший символ современного спорта со всеми его дефектами. Именно эти две тенденции и создали ситуацию с новым «Решением». Дуайт похож на ребенка в том смысле, что стремится следовать тем догмам, которым его пытаются научить окружающие и телевизор – он всегда хотел быть положительным персонажем, супергероем, который помогает партнерам и при этом все делает с улыбкой, и одновременно победителем (ведь в современном баскетболе, измеряющем статус игрока количеством титулом, лишь звания чемпиона делают тебя победителем). Он пришел в лигу в качестве едва ли не самого религиозного человека в НБА, который ставил едва ли не основной своей целью продвижение христианства. Он пытался понравиться всем, быстро заработав репутацию весельчака и балагура. Он ругался на флопперов и очень долго делал вид, что его не напрягает отсутствие помощи – он казался самому себе суперменом, хотя и не видел ничего страшного в откровенном раздолбайстве. Когда же между внешне навязанными установками и внутренним настроем происходил конфликт, Ховард отмахивался от любых своих проступков – так же, как большой ребенок, который не хочет нести ответственности за решения и при этом понимает, что существующая система вполне поощряет все его выкидоны. О религии Ховард не говорил уже очень давно, его улыбки не тождественны преданности клубу или коллективу, у его супергеройства его обратная черта (остальные в его изображении оказываются не в лучшем свете), он заслужил докторскую степень по увольнению тренеров – все благие намерения или вернее видимость таких намерений в случае Ховарда искажаются и кажутся надуманными, бессмысленными или просто лживыми.

Происходит это опять же потому, что Ховард – это просто большой ребенок, который не знает, чего именно хочет. Карим Абдул-Джаббар хотел переехать в мегаполис и поэтому оказался в Лос-Анджелесе, Стив Нэш хотел быть поближе к семье и подписался с «Лейкерс», Шакил О’Нил хотел стать частью истории великого клуба и получить наибольший шанс на победу и поэтому приехал в Калифорнию. Если бы Ховарда спросили о том, что он хочет, он, наверное, тоже бы сказал, что ему нужны титулы, хотя вряд ли бы смог объяснить, зачем конкретно они ему нужны – ему как человеку, высшим удовольствием для которого является улетающий на десятый ряд мяч после блок-шота. Когда перед оглашением решения, он начал рассылать по разным клубам уведомления о том, что больше не рассматривает их, все выглядело так, как будто он просто отсекает плохие варианты – оставшийся будет не тем, который Дуайт хочет, а просто наилучшим из имеющихся. В итоге после долгих раздумий он остановился на однозначном фаворите – «Рокетс», где есть молодая команда, построенная под доминирующего центрового, где есть суперзвезда, которая не боится нести основную тяжесть, но при этом не лезет в душу, где есть Хаким Оладжувон в качестве ментора и где нет надоедливой прессы. Это решение логично и понятно. Что вряд ли объяснимо, так это все, что этому предшествовало. Потерянный для всех год, ужимки, смешки, обиды, разочарования, искусственная таинственность, выставление дураками самых разных уважаемых и не очень людей.

И все же осуждать Ховарда просто. Он таков, каков он есть, и его желание и неспособность соответствовать навязанным идеалам были и, наверное, будут с ним всегда. К счастью, максимальное соглашение на какое-то время убережет его (и всех нас) от собственной нерешительности и желания оказаться в двух местах одновременно.

Те же, кто хотели остаться в дураках, смогли это осуществить. Им теперь предстоит учиться на своих ошибках и начинать с вещей, которые раньше представлялись уделом неудачников из середины таблицы. Например, сливать сезон…

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы