android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

«Если не помнить седьмые игры, то что тогда помнить?!». Все седьмые матчи в истории НБА

«Я помню все свои седьмые игры. Черт, если их не помнить, то что вообще помнить?» – Лэрри Берд.

* * *

Седьмая игра плей-офф – это всегда событие. Седьмая игра финала НБА – это всегда событие вселенского масштаба. Особая аура. На кону – целый  мир. Напряжением пронизана каждая секунда действа, в котором два коллективных гения ищут ту самую победную комбинацию, что в итоге запомнится навсегда и принесет одним бесконечную радость выстраданной победы, а другим – вечное ощущение потерянного триумфа. Вся энергия баскетбольного мира, вырабатывавшаяся весь год, сходится в одном решающем матче.

Седьмая игра.

Каждая седьмая игра финала НБА наложила свой рисунок на ткань истории баскетбола. Десяткам игроков до сих пор мерещатся призраки упущенного титула, а чемпионы смакуют каждый момент самого великолепного поединка, когда на кону стоит все и важность каждого момента возведена в абсолют. Семнадцать раз судьба трофея решалась в последней игре, и сегодня вечером мы станем свидетелями 18-го столкновения равных соперников, возвысившихся над остальными конкурентами и готовыми к решающей, финальной битве.

Как все начиналось

Спустя несколько сезонов после образования НБА седьмые игры в финальном раунде вошли в моду (до 1958 года до 4 побед игрались только финалы). Уровень команд в лиге выровнялся, справляться с доминантой Майкана научились, поэтому часто дело доходило до решающей встречи.

Первая седьмая игра финала была проведена в 1951 году. В том сезоне «Никс» возомнили себя королями камбэков и стали единственной командой в истории НБА, которая смогла сравнять счет в финали серии, уступив первые 3 поединка. В седьмой игре они снова взялись за свое, отыграв у «Рочестер Ройалз» 14 очков и выйдя вперед за две минуты до конца. При счете 75:75 за 44 секунды до конца лидер «Рочестера» исполнил два штрафных. По тогдашним правилам после штрафных бросков в последние две минуты бросался спорный – и мяч остался у «Ройалз». Правила 24 секунд еще не было, и игроки «Рочестера» просто убили оставшееся время, забросив еще один мяч в самой концовке, таким образом прервав серию чемпионств «Лейкерс».

Важность того финала нельзя недооценивать – ведь две нью-йоркские команды слехтнулись в решающей серии и довели ее до высшей точки. И хотя телевидение все так же отказывалось показывать парней, стучащих мячом о паркет, баскетбол перестал быть видом спорта, про который узнать можно было только с последних страниц газет.

В следующем году «Никс» снова дошли до финала. Теперь им противостояли «Лейкерс» с Майканом, и хотя «Нью-Йорку» удалось продержаться шесть поединков, в седьмом они были обречены. Им противостоял лучший игрок эпохи, которого не смогли сдержать даже изменения в правилах. Мало того – седьмая игра проходила на арене в Миннеаполисе. Каждый год на финальные игры «Миннеаполис Лейкерс» приходилось переезжать в Сент-Пол, потому что домашняя арена команды была занята выставкой. Но к 25 апреля выставка съехала из «Миннеаполис Аудиториума» и седьмую игру «озерники» могли провести на родном паркете. «Никс» не выигрывали там еще ни разу за 4 года – не стал исключением и седьмой матч финала.

Наконец, в 1954 году финал НБА стали показывать по телевидению. «Лейкерс» вознамерились взять третий титул подряд, и именно под этим девизом пелась лебединая песнь Майкана, который из-за травм уже не так доминировал в НБА. Но у «Миннеаполиса» нашлись другие лидеры – Джим Поллард, Верн Миккельсен – и «Лейкерс» все так же были фаворитами. То, что «Сиракьюз Нэшеналз» удалось довести серию до седьмой игры, было настоящим чудом – две игры из трех изможденные болячками «Нэтс» зацепили случайно. Одна победа была добыта благодаря попаданию с 13 метров, во второй сорванный пас удачно превратился в передачу на запасного центра, которого держали на паркете только ради фолов, а тот взял и неожиданно попал бросок всей своей жизни.

Но седьмая игра превратилась в избиение младенцев или, скорее, инвалидов. Трое игроков «Сиракьюз» вышли на матч с лангетками на сломанных руках, еще один так и остался в лазарете. «Лейкерс» легко добились преимущества в 16 очков и довели матч до логичной победы. Это был последний триумф «Миннеаполис Лейкерс» – с уходом Майкана команда стала перестраиваться, к 1960 году с Бэйлором и Уэстом переехала в Лос-Анджелес. В следующем сезоне в финале от Запада играла другая команда.

И эту команду никто не ожидал там увидеть – «Форт-Уэйн Пистонз» даже не смогли обеспечить себя домашней ареной, потому что никто не думал, что «поршни» выйдут в финал НБА. Но, играя домашние игры в Индианаполисе, «Пистонз» смогли довести дело до седьмой, решающей игры, где им противостояли прошлогодние неудачники – «Сиракьюз».

В том сезоне ввели правило 24 секунд, которое в итоге спасло «Нешеналз» от второго подряд горького поражения. В какой-то момент «Пистонз» вели 17 очков, и при старой системе просто «убили» бы время. Теперь им приходилось считаться с каждым владением. За 80 секунда до конца «Сиракьюз» впервые вышли вперед – 91:90. Но лидер «Форт-Уэйна» Джордж Ярдли сразу сравнял счет штрафным броском. Оставалось 12 секунд, когда игра достигла кульминации при равном счете. Игрок «Нэшеналз» Джордж Кинг стал «двойным героем» встречи, по выражению Дольфа Шейеса: встав на линию штрафных, вечно корявый Кинг смог попасть штрафной бросок. В последнем владении «Форт-Уэйна» Кинг украл мяч у «Пистонз» и принес команде победу.

Впрочем, о той игре остается много недосказанного.  Многие утверждают, что перехват Кинга был совершен с нарушением правил. Другие строят теории заговора по поводу намерений «Пистонз» – игроки этой команды подозревались в том, что поставили у букмекеров на свое поражение, а потому намеренно дважды потеряли мяч в последние 14 секунд. Так или иначе, это была седьмая игра финала НБА 1955 года, и ставки – в прямом и переносном смысле – были самыми высокими.

Рождение династии

Если этот триллер и  не является величайшей игрой в истории, то очень близок к тому – на расстояние ширины дужки кольца. «Бостон Селтикс» и «Сент-Луис Хокс» бились на протяжении 4 четвертей и 2 овертаймов – до сих пор это единственная седьмая игра на любых стадиях, которая потребовала двойного овертайма. Мог случиться и третий – но в какой-то момент чудес в тот вечер стало уж слишком много. 38 раз менялся лидер, 28 раз счет был равных, шестерых игроков дисквалифицировали за перебор фолов, 40 штрафных из 116 было промазано, а вся игра свелась к двум розыгрышам, которые Том Хайнсон назвал величайшими за те 50 лет, что он работает в баскетболе.

На последней минуте основного времени форвард «Хокс» Джек Коулмен бежал в быстром отрыве к свободному кольцу «Селтикс», чтобы увеличить преимущество своей команды до 3 очков. Билл Расселл в момент начала спурта Коулмена находился даже не у чужого кольца, а еще дальше – на предыдущем владении он врезался в конструкцию, поддерживающую щит. За несколько широких шагов-прыжков Расселл догнал Коулмена, готовившегося к легкому броску из-под щита, и накрыл его. Эта демонстрация нечеловеческой мощи и скорости только утвердила пропасть между атлетом Биллом Расселлом и всеми остальными игроками НБА.

За три секунды до конца лидер «Хокс» Боб Петтит поймал под кольцом Расселла на фолы и точно пробил два штрафных, сравняв счет. В ответной атаке Билл Шерман не смог избавить команды от овертайма. Примерно то же случилось и в первом овертайме – при счете 113:113 за 4 секунды до конца Шерман промазал последний бросок. Вообще Шерман и Кузи, два лучших снайпера «Селтикс», провалили ту игру, попав на двоих всего чудовищные 5 бросков из 40. Но «Бостон» всегда был силен как команда – там, где не могли одни, брали на себя ответственность другие – Хайнсон, Рэмзи и тот же Билл Расселл.

Во втором овертайме Фрэнк Рэмзи контролировал игру, выведя «Селтикс» вперед на три очка. Затем «Хокс» предприняли попытку догнать соперника, сократили разницу до 1 очка и имели владение в самой концовке, но потеряли его из-за пробежки. Бостонцы реализовали 1 штрафной и вышли вперед – 125-123 за одну секунду до конца.

Форвард «Хокс» Эд Маколи, обмененный из «Селтикс» на Билла Расселла в начале сезона, вспоминает тот последний таймаут за секунду до конца. «Мы собрались в круг, и наш играющий тренер, Алекс Ханнум, говорит: «Так, вот что мы делаем. Я беру мяч под кольцом и бросаю его через всю площадку рикошетом от щита. Петтит, я хочу, чтобы ты стоял около штрафной, там будешь ловить рикошет». Мы все переглянулись. У Ханнума были каменные руки, а теперь он хочет бросить мяч на 94 фута и попасть в щит. И мы подумали – ну, он дурак. Будет чудесно, если мяч хотя бы останется в зале после его броска».

Ханнум не ждал никаких предложений и верил в удачность своей затеи. Он встал под своим кольцом, взял мяч, запустил его в полет, и снаряд, ударившись о щит, попал точно в руки Петтиту, как и хотел Ханнум. «Я никогда такого не видел, – утверждает Том Хайнсон. – Прямо в точку». Если кто и мог в этот напряженный момент завершить эту комбинацию точным броском, так это Боб Петтит, дважды MVP Ассоциации.

«Мяч отлетел ко мне в район линии штрафных, и я поймал его в воздухе. Я знал, что у меня всего секунда на все, поэтому бросал в прыжке. Мяч ударился о дужку, покатился по кольцу и выпал из корзины».

Болельщики «Селтикс» высыпали на паркет. Билл Расселл и Джим Лоскутофф подняли Реда Ауэрбаха себе на плечи, а в раздевалке устроили настоящий праздник. Ауэрбах зажег свою первую чемпионскую сигару. Но ценность той игры заключается не только в первом титуле для «Бостона». Баскетболу все еще приходилось выгрызать себе пути к популярности, и такая игра, мгновенно ставшая классикой благодаря показу на телевидении, смогла подогреть интерес публики к спорту.

Бостонское доминирование

В 1958 году «Хокс» взяли реванш у «кельтов», обыграв их в финале. В 1960 году судьба свела две команды вновь, но на этот раз «Селтикс» выступали в роли могущественного фаворита. Тренер «Хокс» Эд Маколи в интервью излучал уверенность в победе своей команды, но своей жене признался: будет здорово, если хотя бы одну игру зацепят. Однако неожиданное поражение во второй встрече в «Гардене» заставило бостонскую команду довести дело до седьмой игры, но даже перед ней мало кто сомневался, что чемпионом вновь станет команда Ауэрбаха. «Бостон» был моложе, быстрее и всегда контролировал ход игры.

Чтобы контролировать ход игры, нужно заполучить мяч. И никто не умел это делать лучше, чем Билл Расселл. Он в одиночку доминировал на щитах в седьмой игре финала, собрав 35 отскоков, когда все «Хокс» взяли всего 39. За счет подборов Расселла «кельты», руководимые в атаке Бобом Кузи, смогли переключить свой быстрый отрыв на самую высокую передачу. Они совершили на 27 бросков больше, чем «Сент-Луис», и такое преимущество невозможно компенсировать чем-то другим.

Вторая четверть той игры была наглядным пособие фаст-брейка. Все начиналось с Расселла, самоотверженно бьющегося под щитами – несколько раз ему попадало локтем в голову, и один раз Билла повело от удара так, что он взял тайм-аут, чтобы вернуться в чувство.

Поскольку в составе «Хокс» отсутствовал основной разыгрывающий Слейтер Мартин, руки у Боба Кузи были совсем развязаны. Он закончил встречу с 14 передачами – а ведь в те времена результативную передачу считали только тогда, когда забросивший мяч игрок обходился без дриблинга. Результат матча – 122-103 при расслабленной игре «Селтикс» во второй половине – и третий титул бостонской династии.

«Отличный бросок, Фрэнк!»

Кажется невероятным, чтобы овертайм в седьмой игре финала НБА оказался забытым событием матча. Но именно это случилось с финалом 1962 года, потому что решающий матч той серии запомнился не овертаймом, а промазанным броском – вероятно, самым большим промазанным броском в истории НБА.

Фрэнк Селви, игрок, который когда-то набрал 100 очков в колледже, не забросил ни одного мяча с игры за первые 47 минут встречи. Затем защитник «Лейкерс» дважды попал в корзину на последней минуте, и его последний бросок за 18 секунд до конца установил счет встречи на идеальной ничьей – 100-100. «Бостон» промазал в ответной атаке, и мяч достался «Лос-Анджелесу» за три секунды до конца. «Лейкерс» нацелились на титул, их первый после переезда в Калифорнию.

«Я отрываюсь от опеки и получаю мяч, – вспоминает разыгрывающий Хот Род Хандли. – Разворачиваюсь и смотрю на корзину. ЛаРуссо ставит заслон Уэсту, Бэйлор с другой стороны ставит заслон Селви. Первой опцией был Уэст, но он был прикрыт. Тогда я посмотрел налево, где Селви был абсолютно открыт в 4-5 метрах от кольца. Я бросил ему точный пас и он получил тот бросок, который и ожидал. А я должен был сам бросать. Я попал бы и стал мэром Лос-Анджелеса. Хотя, если бы промазал, меня б выгнали из города. Но я до сих пор мечтаю, что я бы сам бросил тогда».

Тренер команды Фред Шаус утверждал, что Селви был лучшим снайпером в мире с той точки, куда ему прилетел мяч. Уэст и Бэйлор, которые были главными опциями, были плотно прикрыты игроками «Селтикс», потому бросок логично достался открытому Селви. Казалось, все, кто в тот день находился в «Гардене», были уверены, что бросок Селви зайдет. «Он попадал такие 10 из 10. Нам просто повезло», – говорил форвард «Бостона» Джим Лоскутофф. Ред Ауэрбах признавался позднее, что он уже смирился с поражением, когда мяч был в руках у Селви. Бэйлор, который прыгал за подбором в надежде добавить после промаха, убрал руку, потому что верил, что бросок точен. Билл Расселл сказал, что чуть было не пережил сердечный приступ, пока мяч был в воздухе. Боб Кузи согласен с ними: «Я был абсолютно уверен, что бросок точный. Селви был прекрасным снайпером. Да и он сам рассказывает эту историю так, как будто ни за что не мог тогда промазать. И все же он промазал. Мяч ударился в дальнюю дужку и вылетел из корзины».

Антигероем встречи изначально должен быть стать Кузи, который опекал Селви. В том самом владении Фрэнк вводил мяч в игру и подловил Боба, пока тот был в воздухе, прыгая в попытках помешать передаче. Поэтому Селви и оказался открыт, быстро оторвавшись от выбитого из ритма Кузи. Но открытый бросок был смазан.

В овертайме «Бостон» быстро прибрал все к своим рукам. Расселл закончил матч с 30 очками и 40 (!) подборами. И все же судьба титула была решена всего одним промахом.

«Я до сих пор иногда звоню Селви, – говорит Хандли. – Когда он отвечает, я говорю «Отличный бросок, Фрэнк!» и вешаю трубку».

Последняя игра Ауэрбаха

В сезоне 1965/66 Арнольд Ауэрбах объявил о том, что уходит с поста главного тренера «Селтикс», чтобы сосредоточиться на работе генерального менеджера. Баскетбол эволюционировал, другие команды давно переняли все те новшества, что Ауэрбах внедрял в игру «кельтов» в 1950-е и 1960-е, и Ред решил, что пора освежить тренерский штаб новыми идеями.

Но прощальная вечеринка длиной в сезон оказалась довольно непростой. «Бостон» впервые за 9 лет уступил лидерство в дивизионе «Филадельфии» с Чемберленом, и в первом раунде команде пришлось играть с серьезно настроенными «Цинциннати Ройалз» Оскара Робертсона. Однако могли ли «Селтикс» проводить своего легендарного тренера не очередным титулом, а как-то иначе?

Со стартового спорного седьмой игры финала против «Лейкерс» витала атмосфера празднества. И на этом празднике «Селтикс» решили быть лидером гонки от самого старта до конца. Джон Хавличек забросил первые очки и зажег стартовый рывок  10-0. В концовке третьей четверти отрыв достиг уже 19 очков, и вряд ли в мире была какая-то команда, которая лучше умеет удерживать преимущество. Менее чем за минуту до конца Сэм Джонс завел толпу своим дальним попаданием. Разрыв все ещё составлял 6 очков, и Ауэрбах уже зажег свою очередную чемпионскую сигару.

Однако за 4 секунды «Бостон» умудрился подпустить «Лос-Анджелес» на расстояние одного точного броска – 95-93. Чудесного перехвата не случилось, Кей Си Джонс убил последние секунды, и восьмое чемпионство «Селтикс» было вписано золотыми буквами в историю НБА.

Ред назвал Билл Расселла своим преемником еще после первой игры финала, чтобы как-то снизить негативное настроение от игры, в которой «Бостон» уступил. В решающей же игре Расселл вновь был неповторим, собрав 32 подбора и раздав 6 блок-шотов, да еще и став самым результативным игроком «кельтов» с 25 очками.

Воздушные шарики

До сих пор этот титул называется самым сладким для бостонской команды. Последний праздник Билла Расселла и Сэма Джонса, еще одна победа над «Лейкерс», на этот раз в качестве аутсайдера, в гостях, достигнутая во многом благодаря удачному отскоку. К 1969 году «Бостон» выиграл 9 из 10 предыдущих финалов, но перед этим плей-офф все было иначе: «Селтикс» одержали всего 48 побед в регулярке, закончив сезон на четвертом месте на Востоке. Расселлу было 35, Джонсу – 36. В то же время «Лейкерс» выиграли 55 встреч, но главное – они получили Уилта Чемберлена. С Джерри Уэстом и Элджином Бэйлором эту команду нельзя было победить.

Или можно?

В первых двух играх «Лейкерс» уверенно победили команду Расселла, но после двух ответных игр в «Гардене» счет был равный. Обменявшись еще двумя домашними победами, команды вновь переехали в Лос-Анджелес, и «Лейкерс» были не слишком обеспокоены – ведь до этого момента встречи выигрывала только домашняя команда.

«Озерники» и окружающие их люди были настолько уверены в победе, что владелец команды Джек Кент Кук уже подготовил «Форум» к чемпионской вечеринке. Сотни шариков были подвешены под сводами арены, которые планировали отпустить с финальным свистком. В коридорах стадиона расположился брасс-оркестр, готовые играть победный марш.

Бостонцы знали обо всех этих планах. Сэм Джонс нашел листовку с инструкцией, как вести себя болельщикам во время празднования чемпионства, и показал ее одноклубникам в раздевалке. «Ну что ж, – сказал защитник команды Эм Брайант, – мы приехали за победой. Это мы – действующие чемпионы, и можем защитить титул».

И поначалу «Селтикс» разрывали «Лейкерс» в клочья. Джон Хавличек был переведен в старт, чтобы сразу отправить соперника в нокдаун, и к середине первой четверти счет был уже 24-12. Когда к третьей четверти «Лейкерс» приблизились, «Бостон» использовал рывок 11-0, и на табло зажглись цифры 91-74. Но затем лидеры «Селтикс» получили свои пятые фолы, и игра стала осторожней. А что самое опасное – проснулся Джерри Уэст. Даже когда Чемберлен подвернул колено в борьбе под щитом и сел на скамейку, «Лос-Анджелес» и Уэст не думали сбавлять обороты.

И тут Уилт Чемберлен снова оказался в центре скандала. После небольшого отдыха он объявил тренеру Бутчу ван Бреда Кольффу, что готов вернуться на площадку. Ван Бреда Кольфф, воевавший с Уилтом весь сезон, по слухам объявил тому: «Ты нам не нужен». Уэст к тому моменту набрал уже 42 очка, а «Лейкерс» приблизились на расстояние трех очков. Чемберлен так и не вышел на площадку – но пока тренер мог аргументировать это тем, что команда лучше играет без него – ЛАЛ проигрывали всего 1 очко за пару минут до конца и имели три возможности выйти вперед. Однако затем удачный отскок мяча, который прилетел к Дону Нельсону после потери Хавличека, корявое попадание Нельсона и два точных штрафных закрепили очередную победу за «Селтикс».

Могли ли Чемберлен повлиять на ход игры в концовке? Было ли верным держать его на площадке? Как признавался Джерри Уэст: «Сложно это прокомментировать. Наверное, всегда хочется думать – если ты побеждаешь, или если ты проигрываешь, то в любом случае своими лучшими игроками. Тренер и Уилт вообще не переносили друг друга. И эти чувства перевешивали профессиональный подход к делу, от них не было никакой пользы».

С другой стороны, отношения между игроками и тренером в стане их соперника были диаметрально противоположными. В своей чемпионской речи Билл Расселл сказал о своих партнерах и подопечных: «Это прекрасная группа ребят. Я очень рад, что они играли за меня. До матча я им сказал – парни, я бы вас не променял ни на кого другого на всем белом свете». «Мы просто верили друг в друга. Мы были воплощением слова «команда», – говорит форвард тех «кельтов» Бэйли Хауэлл.

После финального свистка Ауэрбах со своей извечной сигарой выбежал на паркет «Форума», а затем прервал пост-матчевое интервью Сэма Джонса, влез в кадр и спросил в камеру: «Что они теперь будут делать с этими воздушными шариками?»

Уиллис приходит на помощь

«Когда я пересматриваю этот момент, у меня до сих мурашки по коже. Этот момент не только для Уиллиса Рида, это момент для всей команды, для тренера, его помощников, всех болельщиков», – Уиллис Рид.

Нью-Йорк был в крайнем возбуждении. Последняя, решающая, седьмая игра финала НБА в «Мэдисон-Сквер-Гардене». Может ли форвард «Никс» Билл Брэдли, почти всю жизнь проживший в Нью-Йорке, вспомнить, когда в городе был больший ажиотаж? «Нет».  Предматчевая драма достигла апогея, работники «Гардена» получили больше 200 звонков от болельщиков, которых интересовал только один вопрос.

Будет ли играть Уиллис Рид?

Лидер «Никс» получил сереьзную травму в начале пятой игры финала и не вернулся на площадку, но «Нью-Йорк» чудом вырвал победу у «Лос-Анджелеса». В шестой игре Уиллис не принимал участия, и «Лейкерс» легко одержали верх на домашней площадке. К седьмой игре ставки были очень высоки – два самых крупных рынка США, еще никогда не видевшие баскетбольного чемпионства, сходятся в очной встрече.

Уиллис Рид приехал на арену за 5 часов до старта игры и провел три часа разминок, растяжек и других восстановительных процедур. Все чудеса медицины, известные человеку к 1970 году, были брошены на помощь Риду, но тот был в крайне плохом состоянии: «Я не мог нормально прыгать. Нога не сгибалась совсем. Мне трудно было даже двигаться».

Команды уже разминались перед стартовым свистком, телевизионщики заканчивали свое предматчевое обсуждение, когда из тоннеля, ведущего от раздевалки «Никс», появилась статная хромающая фигура. «Кажется, мы видим выход Уиллиса!», – объявил комментатор Джек Тваймэн. «Когда появился Уиллис, у «Гардена» словно крышу снесло. Это был самый громкий возглас толпы, который мне доводилось слышать», – признавался Билл Брэдли. Дэйв ДеБушшер указал своим партнерам по команде на Уилта, Уэста и Бэйлора, которые на другом конце паркета также наблюдали за выходом Рида, и сказал: «Все, похоже, мы их сделали».

Рид даже не пытался прыгать за стартовым спорным. Уилт легко забрал его, Бэйлор в первой атаке промазал. Как только «Никс» получили мяч, Рид заковылял к чужому кольцу. Получив мяч от Фрейзера на линии штрафных, Уиллис сразу бросил и попал, а трибуны взорвались овациями. Минуту спустя Рид снова получил мяч и вновь точно положил его в корзину. Два броска, два попадания, две тонны вдохновения для партнеров.

Уиллис Рид дал «Никс», возможно, самый большой эмоциональный заряд в истории спорта. Он больше не набирал очков, но на больном колене делал все, что мог для победы – ставил заслоны и впивался в Уилта, не позволяя тому набрать легкие очки из-под щита. То, как Рид своим выходом завел одноклубников и болельщиков, нельзя переоценить. Уиллис Рид стал синонимом спортивной смелости и самопожертвования.

Именно поэтому игрок, который пропустил две игры финальной серии, а в решающей игре набрал всего 4 очка и 3 подбора за 27 минут, был назван MVP финала.

Защитный сюрприз

В серии «Селтикс» против «Бакс» седьмой игры могло и не быть. В шестой игре, уступавшие в серии «Бакс» чуть было не  перехитрили самих себя. Проигрывая  1 очко за 7 секундо до конца, «Милуоки» зачем-то играли комбинацию не под Карима Абдул-Джаббара, а под Джона МакГлоклина. Тот не смог оторваться от опекуна, и в итоге Карим бросал неподготовленный скайхук – но попал, и счет в серии сравнялся. Все должна была решить седьмая встреча.

Главной задачей «Селтикс» перед седьмой игрой было найти решение проблемы Абдул-Джаббара. Центровой набирал почти 34 очка в среднем за серию, и Дэйву Коуэнсу, талантливому и работящему, но не высокому центру, было тяжело играть против Карима, который был на 12 см выше. Хайнсон перед седьмой игрой встретился с Редом Ауэрбахом и Бобом Кузи, и вместе они решили изменить тактику защиты от Абдул-Джаббара.

Это решение могло сильно ударить по Хайнсону, если бы задумка провалилась. «Селтикс» отказались от персональной защиты и решили действовать иначе. «Мы решали сдваиваться на Кариме. Я никогда не верил в эту тактику, но в какой-то момент понял – надо исполнить это всего один раз и застать их врасплох. Это единственная причина, по которой я решил действовать именно так в седьмой игре».

Хотя Карим набрал 14 очков в первой четверти, в дальнейшем защита «Бостона» сделала свое дело, «задушив» великого центрового двойным прикрытием. К середине третьей четверти «Селтикс» оторвались уже на 15 очков, и судьба перстней была решена. Карим набрал всего 26 очков и 13 подборов, уступив по обоим показателям своему визави Коуэнсу, у которого осталось больше сил на атаку благодаря помощи партнеров при опеке Джаббара. Рисковая тактика Хайнсона оправдалась.

Спокойствие, только спокойствие

Тренер Дик Мотта никогда еще ранее не был в одной игре от чемпионства, но он не понаслышке знал о напряжении 7 игры. По его словам, у игроков «Буллетс» было верное душевное состояние перед игрой, но что чувствовал сам Мотта? 46-летний тренер в бежевых штанах, белой рубажке с коричневом пиджаке с гигантскими лацканами прохаживался по коридору сиэтлской арены, где его соперник по седьмой игре финала – «Соникс» – только что выиграли 22 встречи подряд.

Этот результат довлел над Моттой, который до этого момента поиграл 3 из своих 4 седьмых игр в плей-офф НБА. Мотта рассказал своему другу, что когда он проходил мимо своих помощников и физиотерапевтов команды, он чувствовал себя как Джеймс Кэгни в сцене казни из фильма «Ангелы с грязными лицами». «Воздух был твердый от напряжения. Я сказал своим ребятам – жаль, что этот воздух нельзя разлить по бутылочкам и продавать, иначе мы стали бы миллионерами».

Несмотря на внутренние терзания, Мотта сделал все, чтобы его команда подошла к решающей встрече уверенной. В предыдущем матче он намеренно оставил всех звезд в игре, в которой «Буллетс» разгромили соперника. «Я хочу, чтобы вы выиграли хоть даже 50 очков. Я хочу, чтобы в умах соперника была тень сомнения в их успехе». «Вашингтон» выиграл с разницей в 35 очков, а перед 7 игрой Мотта устроил команде бросковое состязание с призом в пару тысяч долларов вместо обычной тренировки.

И «Буллетс» показали, как нужно играть в решающей игре на чужом паркете. Они забрасывали верные броски, очки набирала вся команда, а не только лидеры (самым результативным игроком оказался запасной защитник Чарльз Джонсон с 19 очками), контролировали темп игры. В концовке «Сиэтл» приблизился на расстояние в 4 очка, но не смог его преодолеть.

У «Вашингтона» даже не было с собой праздничного шампанского, чтобы отметить победу: «Я сказал перед поездкой в Сиэтл – ну уж нет. Не думаем ни о каком шампанском. – говорит Мотта. – Нужно было просто играть в баскетбол. Поэтому после победы мы просто пили пиво в раздевалке. А Элвин Хэйз все приговаривал: «Теперь они не заберут это у меня. Они не заберут у меня мое чемпионство».

Их вечер, их город

Восток против запада.

«Синие воротнички» против блеска и гламура.

«Селтикс» против «Лейкерс».

Мощь против «Шоутайма».

Берд против Мэджика.

Финал 1984 года разделил спортивный мир. Седьмая игра определила короля этого мира.

Перед игрой молодой Дэнни Эйндж нацепил на себя стетоскоп и в показной манере прослушал пульс у каждого одноклубника в раздевалке. После того, как он сказал, что у Седрика Максвелла, кажется, вообще не бьется сердце, Максвелл встал и громко заявил: «Садитесь мне на спину. Я дотащу вас до титула». «Да, – с улыбкой вспоминал Деннис Джонсон, – Седрик был лидером в ораторском искусстве в раздевалке. Он умел завести команду. Это был не первый раз, когда он бахвалился, что на своей спине довезет нас до победы. У него большая спина».

И в тот вечер Максвелл был готов подкрепить свои слова делом. Еще до начала поединка он вышел в центр «Гардена» с поднятыми руками и завел толпу. Та, в свою очередь, зарядила энергией и игроков. «Лейкерс» ответили надежностью – их 37-летний центровой был самым опытным игроком в истории и самым надежным оружием: 12 очков Карима в первой четверти. Но все очки набирались с кровью. «Никаких лэй-апов», – провозгласил Максвелл на командном собрании, и игра превратилась в битву.

В начале второй четверти «Селтикс» организовали рывок в 8 безответных очков благодаря Берду. Но командой верховодил Максвелл. Его опекун, Джеймс Уорти, ничего не мог поделать  с бесконечной энергией Седрика. Когда Уорти в очередной раз сфолил, а Максвелл при этом как ни в чем не бывало завел мяч в корзину, а затем и попал бонусный штрафной бросок, разница достигла уже девяти очков. К большому перерыву у Максвелла уже было 17 очков, из них 11 – со штрафной линии.

Два рывка в третьей четверти увеличили отрыв «Селтикс» от соперника, и к последнему перерыву на трибунах «Гардена» во всю уже шумели от радости скорой победы. «Словно гигантская волна настигает тебя, и ты уходишь под выходу и слышишь только глухой, низкий гул», – вспоминал позднее Максвелл. Бенчер «Бостона» Эм Эл Карр маниакально рассекал воздух полотенцем, а Лэрри Берд, улыбаясь в полный рот, победно взмахивал кулаком, не стесняясь праздновать раньше времени.

В начале четвертой четверти «Селтикс» успокоились и вернулись к работе. Деннис Джонсон довел отрыв до 14 очков за 8 минут до конца встречи. «Это наш вечер», – гласило табло арены. Но в этот момент, когда казалось, ничто не может помешать «Бостону», команда остановилась. Три раза «кельты» теряли владение, не сумев выбросить мяч по кольцу за 24 секунды. «Лейкерс» же надежно нагружали Карима, и за 80 секунд до конца «Бостон» выигрывал всего 105-102. И в этот момент, когда мяч был у «Лос-Анджелеса», Мэджик Джонсон совершил потерю, из-за которой его ещё долго называли «Трэджик» Джонсон. Эта потеря привела к тактике вынужденных фолов, но «Селтикс» в тот вечер не мазали штрафные (43 из 51).

В тот момент градусник на арене показывал уже 35°. Обезумевший от радости фанат, голый по пояс, выскочил на паркет, когда игра еще шла. За 26 секунд до конца болельщики собрались у края площадки, готовые выбежать к центру арены, – игрокам «Селтикс» пришлось самим сдерживать неистовых фанатов. Через мгновения игроки утонули в море болельщиков и с трудом в итоге добрались до раздевалки.

«Это был их вечер, их город, их фанаты, их друзья», – подвел итог Пэт Райли.

Обещание выполнено

Поражение от «Селтикс» в финале 1984 года оставило сильный след в сердцах «Лейкерс». Пэт Райли решил, что его команда должна стать жестче физически и ментально, чтобы продолжить доминирование в лиге. «Лейкерс» отомстили обичикам дважды – в 1985 и 1987 году, но оставалась еще одна вершина, которую нужно было преодолеть команде Райли – защитить свой титул, чего не удавалось никому с 1969 года.

На чемпионском параде в 1987 году Райли пообещал, что в следующем сезоне кубок Ларри О’Брайена вернется в ЛА. Но если регулярка прошла под фанфары, то плей-офф превратился в сущий ад. 7 матчей в полуфинале Запада против «Джаз», которые заставили «Лейкерс» играть медленно. 7 матчей в финале Запада против «Мавз», которые закрыли Джаббара. И вот – финал против более свежих и агрессивных «Пистонз», по ходу которого «Лейкерс» приходится отыгрываться со счета 2-3. И первая половина седьмой игры прошла под диктовку «Пистонз».

Познакомьтесь, «Биг Гейм Джеймс».

В величайшей игре в своей карьере Джеймс Уорти в одиночку вытащил «озерников» из пропасти. Первую половину «Пистонз» не закончили с разрывом в десяток очков только из-за феноменальной игры Уорти, набравшего 20 очков. В третьей четверти Уорти на пару со Скоттом организовали рывок 23-7, ознаменовавшийся 10 точными попаданиями подряд, большинство из которых было организовано в быстром отрыве.

«Пистонз» были в унынии. Они начали эту четверть с шести промахов при одной попадании, еще четырежды потеряли мяч. Айзейя Томас промазал половину этих бросков, и больное колено явно беспокоило его. «Детройт» казался неорганизованным коллективом, совершенно непохожим на команду Чака Дэйли.

В четвертой четверти после точного трехочкового попадания проваливавшего до этого серию Майкла Купера «Пистонз» взяли тайм-аут. Купер, возвращаясь к своей скамейке, сотрясал воздух и издевался над игроками «поршней», а на арене «Форума» играла мелодия Рэнди Ньюмена «Я люблю ЛА». Озлобленный Томас даже метнул в Купера мячом.

В этот момент Дэйли решил внести коррективы в игру. Он убрал с паркета Томаса и Дэнтли, двух лучших игроков команды, и выставил тех, кто должен был умереть, но не дать уйти живыми и лос-анджелессцам – Родмана, Лэймбира, Сэлли. И ставка на этих ребят оправдывалась – «Детройт» организовал погоню и приблизился на расстояние в два очка – пока неопытный второгодка Родман не совершил две критических ошибки. Сначала он глупо сфолил при вводе мяча «Лос-Анджелесом» из-за лицевой. Затем за 40 секунд зачем-то решил бросать по кольцу с 5 метров сам – и, конечно, промазал. «Какого хрена он делает?» – удивился Чак Дэйли.

Трехочковый от Лэймбира на последних минутах дал «Пистонз» вялую надежду, но без таймаутов «Детройт» был обречен. После финального свистка в одной раздевалке на полу сидел плачущий Лэймбир, твердящий, что уж следующий год точно останется за «поршнями». В другой Мэджик и Пэт Райли смотрели друг на друга, как на напарников, которым удалось покорить Эверест. В это время к Райли подошел Карим Абдул-Джаббар и заткнул ему рот полотенцем – только чтобы не было больше никаких обещаний.

Следуй за Мечтой

После финала 1988 года седьмая игра в финальных сериях стала редкостью. В 90-е лишь раз финал затянулся до решающей игры – в 1994 году. В этот раз Пэт Райли оказался в роли проигравшей стороны, таким образом став единственным тренером, который проигрывал 7 игру финала с двумя разными командами – «Лейкерс» и «Никс».

Седьмая игра была максимально плотной. Джон Старкс провалил матч, попав всего 2 из 18 бросков, и его выступление запомниться как одно из худших в истории финалов НБА. «Есть какой-то момент, когда нужно понять: эй, пора перестать бросать», – сказал в эфире Марв Альберт. Но Пэт Райли продолжал держать на площадке зарывающегося все глубже Старкса. По словам его ассистента Джеффа Ван Ганди, у Райли не было особого выбора – запасные защитники Грег Энтони и Хьюберт Дэвис были абсолютно бесполезны в течении серии против «Хьюстона», и приходилось лишь полагаться на то, что Старкс найдет бросок. Но тот был утерян безвозвратно в этот вечер.

И когда две уставшие, изношенные команды пытались хоть как-то добраться до финиша, на сцену вышел Хаким Оладжувон, лучший игрок мира на тот момент. За три минуты до конца «Рокетс» вели всего три очка и никак не могли скинуть нью-йоркцев со спины, когда Оладжувон получил мяч, пошел в пост-ап против Юинга, и забросил аккуратный полукрюк за две секунды до истечения времени на атаку – 80-75, и теперь игра была под контролем у подопечных Руди Томьяновича.

В тот год «Рейнджерс» победили в Кубке Стэнли. «Должно было быть два парада в Нью-Йорке, – считает Юинг. – До сих пор тяжело это вспоминать, особенно когда я работал в «Хьюстоне» и видел в раздевалке фото, как Хаким блокирует бросок Старкса в шестой игре, который должен был стать победным. Но все равно  это был замечательный опыт».

Возвращение на большую сцену

После того, как он провалил концовку пятой игры, промазав 6 штрафных и решающий бросок, и не смог принести своей команде титул в шестой игре, величие Данкана в первый и последний раз подверглось сомнению. Медиа-стервятники и любители позвонить на радио стали обвинять Тима в том, что он не мог победить тогда, когда это было нужнее всего. И тогда Данкан вышел на свою первую седьмую игру в карьере.

И там он доказал всем сомневающимся – он лучший игрок своего поколения. Данкан показал всему миру ту силу, уверенность и волю, за которую его и выбрали под 1 пиком в 1997 году, за которую он получил свои награды и титулы.

Но для того, чтобы стать лучше, иногда нужно сначала свалиться на самое дно. К моменту, когда счет замер на отметке 48-39 в пользу «Пистонз» лидер «шпор» промазал семь бросков подряд. Сезон для «Сан-Антонио» вылетал в трубу. И в этот момент Тим Данкан решил дотащить свою команду до третьего кубка. При этом тащить приходилось через лучший защитный фронт-корт НБА – трижды лучшего игрока в защите Бена Уоллеса, а также Рашида Уоллеса и Антонио МакДайееса, да еще и универсального Тэйшоуна Принса. Данкан набрал 12 очков за время рывка 18-7, который вывел «Сперс» вперед. Тим пробивался через блокирующих, врывался в краску, нырял за мячом на паркет и сделал несколько своих фирменных бэнк-шотов – не забывая при этом и исправно набирать очки с линии штрафных.

«Он был той силой, что сделала все для нас», – признался Грегг Попович. Четвертая четверть открылась данком Тимми, разбившего ничью 57-57, и после него «Сперс» больше не уступали. Ещё один дальний средний из угла, пара скидок на трехочковую дугу Боуэну и Джинобили – и «Детройт» опустил голову. Начиная с середины третьей четверти и до конца матча у «Сан-Антонио» было 31 владение, из них Данкан превратил в очки 23, набрав сам или ассистировав партнерам.

«Это была не самая великая игра, но был отрезок, в котором я чувствовал себя особенно хорошо, и я старался быть максимально полезным в это время. Ребята просто давали мне мяч в удобных ситуациях, и я ими пользовался». Тим Данкан, как всегда, побеждает скромностью.

Реванш

Эта седьмая игра еще теплится в памяти зрителей, ведь с тех пор прошло лишь три года – самый короткий отрезок между седьмыми играми с 1970 года. Мы следим за баскетболом в отличное время, не правда ли?

«Что касается седьмой игры – мы словно были рождены для неё. Как будто при нашем рождении наши матери сказали: «Вы будете играть в седьмой игре финала НБА когда-нибудь» – и никто и глазом не моргнул бы, потому что всем понятно – мы рождены для Game 7». – Рэй Аллен.

Это было идеальное развитие событий для финала НБА, не считая, конечно, травм Перкинса и Байнума. Две самые великие франшизы в истории, самое яркое соперничество в спорте, и это было подкреплено еще и тем, что «Лейкерс» не получили полного удовлетворения от титула год назад – им нужно было победить «Селтикс», взять реванш за поражение в финале 2008 года. И эта великая серия добралась до решающей седьмой игры. Разве можно просить чего-то большего?

Впервые «Лейкерс» удалось взять седьмую игру у «Селтикс». Четыре раза в разные эпохи «Лос-Анджелес» не мог справиться с «кельтами» в решающей игре, и вот одно из последних проклятий для ЛА было зарыто и забыто. «Что ж, дело сделано, – сказал Фил Джексон, получивший свой 11 титул в качестве тренера и еще больше оторвавшийся от преследователей. – Оно было сделано не так уж и хорошо, но все же сделано».

Для Кобе Брайанта этот титул тоже был особенным – потому что он был пятым – на одно больше чем, у Данкана, но главное – «На одно больше, чем у Шака, можете записать это. Вы же знаете меня. Я ничего не забываю».

В неожиданные герои седьмой встречи вышел Рон Артест. Когда Кобе не мог справиться со своим трехочковым, именно Артест взял инициативу на себя, набрав за один отрезок 10 из 13 очков «Лейкерс», при этом отлично сдерживая в защите Пирса. «Рон был самым ценным игроком сегодня, – считал Джексон. – Он вдохнул жизнь в команду и в болельщиков на трибунах».

Исход седьмой встречи три года назад не был ясен до последних минут. Именно этого мы ждем от решающих игр – битвы до самого конца, до предела, до финальной сирены. Сирены, которая возвестит о том, что история баскетбола снова изменилась – в ту или иную сторону.

* * *

Какой же сюжет ожидает нас сегодня?

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы