Загрузить фотографиюОчиститьИскать
parimatch_UA

Брюс Боуэн. Парень из преисподней.

Послушайте пронзительную cover story от мастера пикапа: когда я знакомлюсь на улице с прелестной девушкой, я всегда первым делом интересуюсь ее отношением к форварду «Сан-Антонио Сперс» начала-середины нулевых Брюсу Боуэну. От ее реакции на мой вопрос зависит, продолжу ли я предпринимать какие-то действия в ее направлении. Стоит ли говорить, что у меня до сих пор нет девушки, бггг.

Для любого фаната «САС» Брюс Боуэн – это не просто игрок, не «больше, чем игрок», не «символ» и не «легенда». BB-12 – это маркер, система распознавания «свой-чужой». Иногда мне кажется, что фанаты «Сперс» – это крошечная, но сплоченная и монолитная армия, ощетинившаяся во все стороны штыками во враждебном океане Мирового Баскетбольного Хаоса. И сплочена она вокруг суровой и неприступной фигуры главного, наверное, Доктора Зло баскетбольных нулевых, костолома, живодера, большого любителя галстуков-бабочек и просто отличного парня по имени Брюс.

Он действительно любит «бабочки».

Брюси

Девушки, попробуйте ради шутки сказать своему парню/мужу, старому фанату «Сперс», что-нибудь неприятное в адрес двенадцатого номера команды. Впрочем, не надо пробовать: вы же не хотите разделить судьбу Дездемоны, Анны Болейн и Николь Браун-Симпсон. Что уж там, одна из прекраснейших «звездных пар» Паркер – Лонгория распалась именно из-за неосторожной фразы: «Это тот отморозок, с которым ты когда-то играл?».

Тем не менее, реакции на Боуэна фанатов САС удивительны и парадоксальны. Даже самый безбашенный болельщик команды с удовольствием откажется обелять Брюса. Он согласно кивнет (довольно урча), когда противники осыплют форварда «Сперс» оскорблениями, назовут его мразью, костоломом, отморозком и «убийцей баскетбола». Да чего там: автор этих строк скорей бы согласился оказаться 6 июня 1944-го в секторе «Изи Ред» пляжа «Омаха», нежели хотя бы четверть отыграть против фронткорта Орри – Боуэн. Таким Боуэн и был – военным преступником, выполняющим приказы, монстром, Минотавром, наемным убийцей, который  без зазрения совести устроит массовый теракт для того, чтобы добраться до единственной цели.

ШОК: Боуэн нокаутирует Щербяка (чудовищное видео! Не для слабонервных!)

И тем не менее, фанаты «Шпор» любят Брюса и не отказались бы в этом финале видеть его не в стильном пиджаке на трибуне, а в потной, заляпанной кровью врагов майке с 12-м номером – на паркете. Вот такие вот дела. При том, что баскетбольными талантами всевышний Брюса явно обделил. В чем же дело?

Боуэн воплощал собой целесообразность. Не нужно идеализировать Поповича и представлять себе его викторианским джентльменом в шелковых перчатках – если Коуч Поп их и надевает, то лишь затем, чтоб не оставалось отпечатков на горле задушенной жертвы. И если Боуэн устраивал на площадке атмосферу ужаса и морального террора, то именно потому, что это было санкционировано Поповичем. И да, мои дорогие юные поклонники баскетбола, ругающие нынешнее «Майами» гламурной командой – посмотрели бы вы на нее тогда! При чем здесь «Майами»? Просто именно там почти тридцатилетнему Боуэну впервые доверили место в старте. Сделал это Пэт Райли, тренер, равновеликий рулевому «САС». И «Майами», лишившаяся в тот сезон Алонзо Моурнинга, с пожилым Тимом Хардуэем и сомнительным ростером, выиграла 50 матчей. 72 матча из 82 Боуэн выходил в старте. Говорящие цифры.

Конечно, Боуэн был классическим «плохим парнем», который уместно бы смотрелся в страшном «Детройте» конца 80-х. Трудно сказать, кого ненавидели больше – Билла Лэймбира в 80-х или Боуэна в нулевых. И уж если беспощадный Лэймбир выделялся своей «манерой игры» (какой мягкий эвфемизм для беспредела) в мясорубочных 80-х, во временах Оукли, Почтальона и Махорна, то представьте, каким отморозком Боуэн казался в нулевых! Впрочем, почему казался – он им и был, и ничего святого для него на площадке не было.

Если бы в «Шпорах» кто-нибудь сделал так в шестом матче Финала-13...

Брюси

Это даже в чем-то сродни буддистскому «Встретил будду – убей будду. Встретил патриарха – убей патриарха». Но вот в чем фишка: ведь Боуэн, один из самых страшных террористов в истории игры, всех мерил по своей мерке. И мягкотелость остальных участников шоу, решивших поиграть в вальяжный рестлинг против бесхитростного уличного бойца, только питала уверенность Брюса в том, что он все делает правильно. Он наверняка воспринял бы как должное, если бы Гарнетт ударил его коленом в пах, или если бы Уэйд как бы случайно свернул бы ему челюсть локтем. Но если они этого не делают, если ты обладаешь действенной возможностью схватить за хрупкие, хрустальные cojones всю лигу и сжать покрепче – неужели ты ей не воспользуешься?

Ненавистники Боуэна, любители пусть даже грубого, локтевого, но не грязного баскетбола, скажут, что история запомнит Брюса не как цепкого, неуступчивого персональщика, способного сожрать с потрохами хоть бугая-форварда, хоть юркого комбогарда – в анналах Боуэн, дескать, останется маньяком и садистом, умышленно рубящим своих же коллег и не уважающим человеческую жизнь. Все, однако, гораздо проще: три перстня и восемь защитных пятерок – вот что мы видим на экране «Достижения» на «Баскетрефе». Все остальное давно забылось и поднимается на поверхность океана памяти только журналистами, увлеченно составляющими всякие «десятки самых грязных игроков в истории». Раны же тех, кто выходил против Брюса как на последний бой и рубился с ним насмерть, давно зарубцевались. От них не осталось и следа. А вот противоречивая, непреклонная и живая фигура щуплого, но высеченного из кремня форварда, который сделал в сухом остатке для чемпионств франшизы больше, чем джентльмен и великий игрок Дэвид Робинсон, – эта фигура чувствует себя в памяти фанатов «Шпор» весьма неплохо.

Терминаторов не судят.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы