Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Маленькие трагедии. Почему проблемы «Хит» – это не проблемы Джеймса

Все так увлеклись борьбой с вечностью, которую ведет Джеймс, что потеряли связь с реальностью. После четвертой игры финала блог «Фонарь» рассуждает о драме Дуэйна Уэйда.

Три первые игры финала словно вернули в прошлое: критики вновь наточили свои перья и принялись разрывать Джеймса – за пассивность, за неспособность в одиночку противостоять сопернику, за ограниченность, которая вредит его команде. Словно не было всех этих лет, не было титула, который должен был снять давление и избавить фигуру Джеймса от поднадоевших клише, не было принципиальных изменений в его игре и в игре команды, связанных и с его взрослением, и с его «Решением». Желание увидеть игру Джеймса и «Хит» в историческом разрезе обернулось последующей поркой: ожидания вновь оказались чересчур завышенными, а когда не оправдались, вылились в тучи критических стрел. Если ЛеБрон реально претендует на то, чтобы занять место в сонме пяти-семи-десяти лучших игроков всех времен, то он должен творить чудеса прямо сейчас. Все остальное оборачивается разочарованием.

Историческая перспектива настолько притягательна, что заставляет смотреть на настоящее под искаженным углом: все так увлеклись борьбой с вечностью, которую ведет Джеймс, что, кажется, потеряли связь с реальностью. Уже перед финальной серией было понятно, что единственное, что может противопоставить «Майами» сопернику – это ЛеБрон, лучший баскетболист мира, научившийся от матча к матчу изменять свою игру так, чтобы делать своих партнеров релевантными моменту. Серия с «Индианой» заставила многое пересмотреть и прийти к логичному заключению: достигнув пика преждевременно (по ходу беспроигрышной серии), «Хит» превратились в «Кливленд» – команду одного игрока, коллектив, полностью зависящий от сверхспособностей одной звезды. Об этом говорил сам Джеймс, об этом говорили болельщики, которые уже придумывали варианты обмена Уэйда и Боша, об этом словно бы говорила и игра остальных лидеров (Дуэйн провел в плей-офф всего два матча, за которые ему не было стыдно, Крис проваливался настолько, что порой ему приходилось извиняться перед партнерами).

Проблема в том, что при всей своей логичности этот вывод является искажением: «Майами» все последние годы был другой командой и работал совсем иначе, чем «Кливленд». До того момента как Уэйд получил травму ноги, но продолжил играть с ней, чтобы максимально удлинить историческую серию. Все, что произошло с «Майами» после этого – это драма именно Уэйда. Ну и отчасти Боша, поскольку тот почему-то более зависим от настроения старшего лидера.

ЛеБрон делал все, что было нужно. Он вновь переосмыслил свою игру, научился побеждать без помощи своих друзей по Трио и потащил на себе к финалу другую команду – это было заметно не только по слабой игре Уэйда и Боша, это было явственно потому, что в ключевые отрезки большинства матчей этих двоих и вовсе не было на площадке. Новая команда Джеймса сложилась из кучи снайперов, сжигающего своей пышущей энергией Андерсена, попадающего со средней (в отличие от Боша) Хаслема. У него-то все было хорошо: вернее, он жаловался на то, что не получает помощи, но в конечном итоге преодолевал все препятствия. В то время как Уэйд был уже практически предан списанию. Возможно, в отличие от Баттье, он не говорил о завершении карьеры, но стал лишь тенью самого себя, забавным хипстером в свите короля и при этом высокооплачиваемым ветераном, который уже стал балансом для команды. Той самой, чьим символом и живой легендой он был еще недавно.

То, что было последствием травмы (наверное), стало рассматриваться в принципиально ином ключе. Уэйду уже 31, его тело начало его подводить, он никогда не славился работой в межсезонье, что не позволяет думать, будто он может переосмыслить свою игру – двукратный чемпион, MVP финальной серии, одна из легенд НБА начал выглядеть сущим недоразумением: несмотря на все попытки Споэльстры помочь ему (практически все матчи начинались с того, что «Хит» целенаправленно играли на Уэйда), тот загорался разве что эпизодически и всегда пропадал ко второй половине. А главное – он перестал быть эффективным, утратив свой главный козырь – атлетизм. Без физического превосходства, без дополнительной энергии, все запасы которой уходили на игру в защите, Уэйд оказывался незаметным в нападении. Он перестал уходить в пост, так как не мог никого там обыграть на своих больных ногах, он не доводил до ума комбинации, останавливаясь и предпочитая бросок со средней, а полное отсутствие дальнего броска делало его присутствие ненужным в новой системе команды. С разыгрывавшейся драмой имени Уэйда – главная проблема которой была в том, что она оказалась в тени феноменального Джеймса, вписывающего свое имя в историю – «Хит» вышли в финал с надеждой на чудо имени ЛеБрона.

Именно поэтому не стоит говорить о том, что каждый проигрыш «Хит» в этой серии отражается на историческом наследии Джеймса. Даже если «Майами» проиграет, к нему-то вопросов будет меньше всех: меньше, чем к Споэльстре, увлекшемся исторической серией и не сумевшем вывести команду на пике к плей-офф, к Бошу, превратившемуся в черного Троя Мерфи, к забитому массивными соперниками Баттье, к Марио «провал или откровение» Чалмерсу, к теряющему и находящему бросок Аллену, ну и к Уэйду – который еще полтора года назад входил в пятерку лучших игроков лиги, а сегодня (вернее, вчера) не вызывает ничего, кроме скепсиса. У всех великих были великие моменты, когда они вытаскивали игры в одиночку. Но никто из них никогда не вытаскивал в одиночку серию, тем более в финале. Особенно против практически идеальной команды под руководством лучшего действующего тренера.

В 4-м матче «Майами» сделал то, что был обязан. После унижения в 3-м матче возвращение было неминуемым (да и ни одна команда не возвращалась в финальных сериях, уступая 1-3), но самое главное для «Хит» – то, что это было достигнуто за счет «возвращения к истокам» – возвращения к той игре, которую команда исповедовала последние три года, к той игре, благодаря которой состоялась победная серия. Уэйд перестал жаловаться на отсутствие поддержки от ЛеБрона и ждать помощи извне. Его агрессия сзади вернула «Хит» ту знаменитую защиту, которая распрямляет пружину немедленного ответа, его агрессия впереди стала главным фактором успеха впереди – пик-н-роллы сделали заметным Боша, свободное пространство (благодаря чрезмерной опеке Джеймса) превратилось в полосу для взлета. Этот «Майами» мы давно уже не видели.

Драма Уэйда никуда не делась, но, по крайней мере, перестала выглядеть так однозначно. За ее развитием нам еще предстоит наблюдать в ближайшие дни. Пока важнее то, что уже понятно: хроника пикирующего бомбардировщика посвящена совсем не тому герою.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы