android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Кобе Брайант и «Треугольник»

Фил Джексон уже выиграл шесть чемпионатов в качестве тренера. И теперь дорога привела его в Лос-Анджелес, где он принял команду со звездами Шакилом О’Нилом и Кобе Брайантом. План Джексона касательно создания хороших отношений между двумя звездами был испорчен, когда Брайант сломал руку в предсезонке. В этой выдержке из новой книги «Eleven Rings: The Soul of Success» – которая выйдет 21 мая – Джексон объясняет, почему Брайант не походил ни на какого другого игрока, которого он когда-либо тренировал.

Если дети и обречены исполнить мечты своих предков, то Кобе – именно такой случай. Его отец, Джо «Jellybean» Брайант, был форвардом «Филадельфии» в 70-х. Сэр Брайант однажды обронил, что он играл так же, как и Мэджик Джонсон, но тогда НБА не была готова к «стилю уличных площадок».

В итоге он закончил свою карьеру в Италии, где и вырос Кобе.

Самый молодой из трех детей (и единственный мальчик) Кобе был золотым ребенком в семье. Он был умным, талантливым успевающим учеником, которого отличал особенный талант. Он проводил долгие часы в тренировках, подражая Джордану и другим игрокам. Именно по кассетам, посланным ему родственниками из Америки, он узнавал, кто такие Джордан, Пиппен и другие. Когда ему было тринадцать лет, семья вернулась в Филадельфию, и скоро он стал звездой Мэрионской средней школы. Джон Лукас, тогда главный тренер «76-х», пригласил Кобе потренироваться летом с командой и был удивлен храбростью молодого игрока и его умениями. Не много позже, Кобе решил воздержаться от колледжа и пойти прямиком на драфт НБА. Джерри Уэст сказал, что тренировка семнадцатилетнего Кобе перед драфтом была лучшей, какую он когда-либо видел. Джерри договорился с «Хорнетс», чтобы получить  Кобе. Это было в 1996 году – в тот же самый год, он переманил Шака из Орландо, заплатив 120 миллионов, рассчитанных на семь лет.

У Кобе была великая мечта. Вскоре после того как я начал работать с «Лейкерс», Джерри позвал меня в свой офис, чтобы сообщить: Кобе спросил его, как он будет набирать «30+» очков за игру, как когда-то делал его товарищ по команде, Элджин Бэйлор.

После того как они пожали друг другу руки, первое, что сказал Кобе, было: «Знаешь, я надеру тебе задницу один на один»

Кобе был повернут на том, чтобы превзойти Майкла в качестве величайшего игрока всех времен. Его одержимость Майклом была невероятной. Когда мы играли в Чикаго в том сезоне, я организовал встречу двух звезд, думая, что Майкл может как-то повлиять на Кобе и направить его на помощь команде. После того как они пожали друг другу руки, первое, что сказал Кобе, было: «Знаешь, я надеру тебе задницу один на один»

Я восхищался амбициями Кобе. Но я также чувствовал, что он должен был избавиться от своего «защитного кокона», если хочет выиграть десять перстней Очевидно, баскетбол – командный спорт. Чтобы достигнуть величия, вы должны положиться на хорошие способности других. Кобе должен был все же обратиться к его товарищам по команде и попытаться узнать их поближе. Вместо того чтобы провести время с ними после игр, он обычно возвращался в свой гостиничный номер, чтобы изучить записи матчей или побеседовать с его друзьями со средней школы по телефону.

Кобе был также упрямым, изворотливым учеником. Он был так уверен в своих способностях, что вы не могли просто указать на его ошибки и ожидать, что он сразу же все изменит. Он должен был потерпеть неудачу, прежде чем изменить свое отношение к чему-либо. И именно это было мучительным процессом для него и всех остальных.

Один из таких моментов произошел в начале февраля. Именно тогда команда «изнемогала». После плохой игры я закрыл раздевалку и спросил, что заставило их внезапно прекратить играть вместе. Это был риторический вопрос, но я сообщил им, что мы поднимем его на следующий день после тренировки. Мы собрались в небольшой видео-комнате в Юго-западном Колледже Лос-Анджелеса, где мы тогда временно тренировались. Там было четыре ряда по пять стульев, и в первом ряду сидел Шак, Фокс, Фиш, Харп и Шоу. Кобе сидел на последнем ряду как белая ворона. Я сказал парням, что нарушение треугольника приводит к поражениям: «Вы не можете, оставаясь эгоистичными игроками, заставлять «треугольник» работать на команду». Прошло время. Была полная тишина, и я собирался отложить встречу, когда Шак сказал: «Я думаю, что Кобе играет слишком эгоистично, поэтому мы не можем победить». И тут «загорелись» все. Некоторые игроки кивали в поддержку Шака, включая Рика Фокса, который сказал: «Сколько времени мы будем терпеть это?».

Никто в той комнате не встал на защиту Кобе. Я спросил его, может ли он что-нибудь сказать. Кобе, наконец, обратился к команде и спокойно тихим голосом сказал, что беспокоился обо всех и просто хотел быть частью побеждающей команды.

«Shaq needs and Kobe wants–the mystery of the Lakers»

Я не был доволен встречей. Я волновался и знал, что если есть жалобы и их не решить сразу, то будут проблемы. И они последовали незамедлительно. Последующие четыре из пяти игр мы проиграли, включая порку от «Сперс» – 105:81. Однажды вечером на той неделе у меня была мечта отшлепать Кобе и выпороть Шака. «Shaq needs and Kobe wants–the mystery of the Lakers» («Нужды Шака и желания Кобе – тайна для Лейкерс») написал я в своем дневнике.

Игроки начали обвинять друг друга в распаде команды, и я понял, что должен был обратиться к лидерам. Первое, что я сделал – поговорил с Шаком утром, во время завтрака. Я решил поднять тему того, что значит быть лидером команды. Я начал рассказывать историю о том, как Майкл воодушевлял  своей уверенностью и себя, и своих товарищей по команде перед 5-й игрой против Кливленда в плей-офф 1989 года. «Кэвз» только что взяли над нами верх. Однако это не беспокоило его. Его бескомпромиссная вера увеличивала скорость команды, и мы выиграли заключительную встречу – не удивительно, что сделал это именно Майкл.

Я сказал Шаку, что он должен был найти силы, чтобы вдохнуть новую жизнь в «Лейкерс». Он должен был показать свою уверенность. Работа капитана состояла в том, чтобы помогать товарищам по команде, а не уничтожать их.

Ты не можешь быть капитаном, если никто не последует за тобой

С Кобе я выбрал другой подход. Я попытался быть максимально прямым и показать ему перед всей командой, как его эгоистичные ошибки шли команде во вред. Во время одного просмотра видео я сказал: «Теперь я знаю, почему парням не нравится играть с тобой. Вы должны играть вместе». Я также сказал ему, что, если он не будет делиться мячом со своими товарищами по команде, я с удовольствием обменяю его. Я не испытывал никаких затруднений, будучи плохим полицейским в этой ситуации. Я знал, что [Рон] Харпер сыграет роль доброго полицейского позже, объясняя Кобе – в намного менее жестких терминах – как играть более самоотверженно, не жертвуя его творческим потенциалом.

Я также говорил с Кобе о роли лидерства. Однажды я сказал ему: «Я предполагаю, что ты хотел бы стать капитаном этой команды когда-нибудь, когда станешь старше – возможно, к 25 годам». Он ответил, что хотел бы стать капитаном завтра. Тогда я сказал: «Ты не можешь быть капитаном, если никто не последует за тобой».

В конечном счете это работало. Кобе начал искать способы вместить себя в систему и играть на команду. Он также прилагал усилия, чтобы больше общаться с товарищами по команде, особенно когда мы были на выездах. И после Матча Всех Звезд, все начали объединяться. Мы совершили рывок в 27-1 и закончили сезон с лучшими показателями в лиге – 67-15.

Игроки сбросили этот груз. Мы забыли обо всех проблемах, которые преследовали команду в течение прошлых трех лет. Как-то Рик Фокс сказал, что сначала его отношение к Кобе  «было миной, которая собиралась взорваться. Все мы знали, что кто-то должен был повлиять на него, но никто не хотел этого делать. Таким образом Фил сделал это, и все мы чувствуем себя теперь свободнее».

Оригинал Тут

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы