Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Михаил Прохоров и Билли Кинг: брак, созданный на небесах

Михаил Прохоров и Билли Кинг: брак, созданный на небесах
Михаил Прохоров и Билли Кинг: брак, созданный на небесах

Игра на больше при построении любой команды — признак отсутствия качественной долгосрочной пошаговой стратегии, наличия запредельного азарта и проблем с профессионализмом. При сумасшедшем бюджете всегда легче решать вопросы, чем тогда, когда этими средствами ты не располагаешь. Эти возможности не делают тебя регулятором рынка, но моментально превращают в агрессора, помогающего отравлять все вокруг. Все знают, что ты можешь дать очень много, в футболе, хоккее, баскетболе, где угодно. Условный Валера, надежда и вера, ведет переговоры со своей командой о новом контракте. Он может не получать предложений от денежных мешков, но имеет право смело взять своих «на понт»: я, ребята, конечно, вас сильно люблю, но вот те парни на меня вышли и дают мне в два раза больше. Для вас я сделаю скидку, потому что не хочу покидать родные насиженные места, вы много мне дали и все такое прочее. В полтора раза больше – и я остаюсь, скажу им, что нас и здесь неплохо кормят.

Менеджер чешет репу. Вроде у тех и игроки есть на эту позицию, и Валерчик вроде как не тянет, но ведь они совершили уже столько сумасбродных поступков, принимали настолько нелогичные решения, что это, как любит говорить Билл Симмонс, столь сумасшедшая идея, что может сработать. И уже не важно, выходил ли кто-то или нет: руководитель на крючке, он уже просчитывает возможность, при которой он теряет человека и он уже склоняется к выдвинутым условиям сильнее, чем прежде. Он может обратиться к этой самой третьей стороне, где ему скажут, что это утка, но подковерные интриги и опыт, так или иначе, заставят его реагировать. Вы можете ничего не делать, но сам факт вашего присутствия изменяет условия для окружающих.

Мир сейчас таков и мы никуда от этого не денемся. Тактика большого кошелька работает в европейском спорте просто потрясающе, а в баскетболе и вовсе гарант определеннного успеха. Здесь слишком мало долгосрочных соглашений, здесь нет многолетних выверенных систем игры, здесь высокая текучка кадров, а массовая закупка игроков — политика стандартизированная. Понятие «сыгрались — не сыгрались» значения не имеет, ибо все в таких же условиях. Как следствие, наличие серьезного бюджета фактически гарантирует высокие достижения и нужно очень сильно налажать, чтобы не пробиться на решающие для тебя стадии. С ЦСКА это работает как ни с кем иным. Их политика — баскетбольная версия киевского «Динамо» конца девяностых: в сезоне есть только крупный европейский турнир, а все остальное — не больше, чем процесс подготовки к нему. Закупка легионеров высокого класса работала превосходно, смешная конкуренция в чемпионате, в отличие от всяких там испанцев, позволяла сохранять силы на Евролигу, а на родных пенатах можно было нести вперед ногами и местными, в большинстве своем — сборниками, и легами в полноги, в то время, как люди, следящие за АСВ уже, возможно, состояние себе сколотили на ставках против команд, которые в четверг играли в Евролиге, а уже через день или два — отправлялись на сложный выезд в рамках сильнейшего национального чемпионата в мире. Иди сюда.

Эта картина процессов создала для Прохорова ощущение ложной реальности, ведь он видел моментальный эффект от сумасшедших вливаний. В отличие от впавшей в кризис Европы, которая мучилась с рецессией и совершенно не уделяла внимание инвестициями, вернее, меценатской деятельности в баскетбол, который в Старом Свете — глубоко убыточен по своей сущности, ЦСКА продолжил жить на широкую ногу, примерно так, как «Химки», «Олимпиакос», «Пао» лет пять назад, когда Стерн горел идеей Европейского Дивизиона НБА, как главная новогодняя елка в вашем городе, а перед вашими же глазами бегали Нахбары, Дельфино и Джаннеро Парго за самые большие деньги в своей жизни. Новые условия изменили континентальный баскетбол, Дэвид спустился с небес, в его заявлениях по этому поводу пропала былая искра, а «армейцы» продолжили вливать и вливать. Покупка «Нетс», бесперспективной команды, с репутацией многолетнего аутсайдера (даже невзирая на пятилетку Кидда), стремительно прорвавшаяся на медийные стенды, оказалась тем самым мыльным пузырем, о котором не боялись говорить вслух следящие за лигой, а не залетные, как только о сделке стало известно.

Прохоров начал с места в карьер. Задор и энергия, естественное обаяние. «Мы будем бороться за ЛеБрона». Мы – команда, на которую никто не ходит, которая только что проиграла все на свете, где ни тренером не пахнет и менеджер былую прыть потерял уже, как казалось, безвозвратно, собирается подписать лучшего в мире исполнителя, под которого разгружались платежные ведомости половины лиги. Кампания была красивой, я помню эпичные бигборды, но тут россиянин в первый раз увидел те условия, с которыми никогда раньше не сталкивался в профессиональном спорте: подковерные интриги и устные договоренности, игрок — не раб, а мастеровитый баскетболист — и вовсе хозяин-барин, репутация — залог всего. Новых сюда пускают крайне редко, и доверяют им еще реже. То, что было гонкой за супервездами закончилось подписаниями Трэвиса Аутло, Джордана Фармара, Йохана Петро и Энтони Морроу. Каждому из них переплатили минимум в два раза. Прошло каких-то три неполных сезона: никто из них не имеет даже места в ротации клуба НБА. Он так и не сделал выводов.

Прохоров, тем не менее, чувствует нужду в изменениях и берет новым генеральным менеджером Билли Кинга, человека, который до этого взял карьеру Аллена Айверсона и утопил ее речке-вонючке. Он участвовал в легендарном саммите, а это уже вечное клеймо. Он бездумно и безудержно переплачивал совершенно непонятным людям, вложив 100 миллионов долларов в  Мэтта Гейгера и Кенни Томаса. Это как унылый «Бригада: Наследник» с бюджетом второго «Аватара». Но, горе-руководитель на этом не успокоился и повесил на «Филадельфию» максимальный контракт Криса Уэббера после тяжелейшей травмы, уже практически ничем не напоминавшего себя пятилетней давности. Айверсон, на секундочку, третий-четвертый игрок на своей позиции в истории, как тогда считали, в конечном итоге ушел, окончательно уничтожив собственное наследние в «Денвере», а Кинг, при вьезде на территорию Пенсильвании, до сих пор рискует оказаться на первом фонарном столбе.

Ни одна организация в истории человечества не обратилась бы к нему. Но, союз готового вливать безудержные средства владельца и бездумного менеджера, готового тратить их налево и направо — это брак, созданный на небесах. Они воистину понимают друг друга с полуслова.

Акция от ресторана «Каприз» или история униженных и оскорбленных, тем временем, продолжалась. На первый план выполз уже Кармело Энтони, Дерон Уильямс потихоньку прощупывал почву. Кевин О’Коннор пошел на поводу у лидера и расстался с Джерри Слоуном, но чуть позже увидел, что никаких кардинальных изменений в поведении звезды, в эффекте от его игры не произошло. Он осознал, что аналог «мелодрамы» уничтожит один из самых бедных френчайзов в лиге и решил от греха подальше действовать первым, тем более «Юта» все равно уперлась в собственный потолок. Он сразу же принял решение не отдавать Ди-Уилла на Запад ни за какие коврижки, а Восток, разгружавшийся под ЛеБрона и изрядно перекроившийся, просто не мог подарить серьезную ширину и глубину выбора. «Никс» были интересным вариантом, но их взоры были обращены на Колорадо. Как следствие, Дерон был обменян на первый ценный пакет. Им оказался Деррик Фейворс — один из самых перспективных больших в мире, который при прочих равных стоит дороже защитника, упаковка из всевозможных пиков и довесок в виде Дэвина Харриса, который уже ничего не мог показать.

Началось самое веселое: Кинг заработал авторитет Прохорова, доверие, и начал строить на свое усмотрение. Он делает 23 разнообразных подписания на рынке свободных агентов. Из них только два — Джеральд Грин и Андрэй Блатч (оба – на минимальную зарплату, когда никто другой за них бы не взялся) — оправдывают себя.

Дальше пошли его знаменитые трейды: обмен еле-еле защищенного пика первого раунда на сильнейшем драфте за 16 игр Джеральда Уоллеса, превратившийся для «Портленда» в Дэмьена Лилларда — новичка года в НБА, и сделка по привлечению самого неадекватного контракта лиги, при котором «Нетс» отдают все свое пространство в платежной ведомости навека за игрока на спаде. Это как сделать предложение девушке твоей мечты, которая в миллиард раз красивее тебя, после свидания в «Макдоналдсе» и похода в кинчик на «Обитаемый остров».

Ладно, это не настолько уж плохие сделки, особенно если вникнуть в сильнейшие качества привлеченных исполнителей и в то, при каких условиях они могут быть очень хороши, но Кинг, привыкший играть исключительно на больше, не собирается угомоняться и совершает два контрольных выстрела: он дает максимальный контракт на условиях Bird Rights ограниченному свободному агенту Бруку Лопесу и подписывает Криса Хамфриса, никогда не приносившего эффект в игру команды-плей-офф.

Чтобы вы понимали весь идиотизм сложившейся ситуации: Лопес выходил на рынок после тяжелой травмы, лечившись год, как большой, который пропускает под собой все в защите и совершенно не умеет подбирать, проигравший все на свете за свою карьеру. Ни одна команда в НБА не вложила бы ему в руки четырехлетний контракт на 58 миллионов долларов, но, даже если бы кто-то так поступил – «Нетс» имели право повторять это предложение и жить дальше, Газолю-младшему и Хибберту это не особо мешает во втором раунде нынешнего розыгрыша плей-офф.

Кинг же сам вваливает ему больше, чем кто-либо другой даже теоретически мог дать, тогда, когда сам Брук вряд ли подписал бы соглашение на сумму, превосходящую 50М на 4 года. Это может показаться малозначительным моментом, но именно это определило картину сегодняшних перспектив: тут же Билли рисует Хамфрису 24 на 2, человеку, в котором не нуждалась даже Ким Кардашьян, не то, что команда плей-офф НБА....

… и только после этого заглядывает в новое Коллективное Соглашение, где видит пункт о том, что команда, превышающая границу налога на роскошь на 4 миллиона, не может брать на себя игрока по схеме Sign-And-Trade начиная с первого июля 2013-ого (наказание злостных нарушителей, политика противодействия денежным мешкам, подобным Прохорову), и, соответственно, автоматически вычеркивает себя из списка претендентов на Дуайта Ховарда, Джоша Смита, Монту Эллиса или Пола Миллсэпа, на людей, как воздух необходимых клубу. После этого его знаменитое предложение «Кардашьян + Маршон Брукс на кого-угодно» входит в главные мемы дедлайна обменов в феврале, потому что это была единственная возможность пополниться серьезным игроком.

Знаете почему «Нетс» – это смешная организация?

Я дам вам одно объяснение: вы не имеете права вкладываться в игроков-ветеранов, если никогда не наблюдали за их игрой и не смотрели за тем, как они могут быть эффективны. Джо Джонсон начал позапрошлый сезон крайне слабо, как раз на уровне его баскетбола в «Нетс». Он играл атакующего защитника. Лэрри Дрю взглянул на парня, потом на Марвина , потом еще раз на Джо-Джо, усадил Уильямса на скамейку и перевел самого высокооплачиваемого игрока в команде на позицию легкого форварда. Он сделал его местным Полом Пирсом, 20 очков за игру, 50 % реализации бросков, 40 с лишним % трехочковых — вынимайте. Как «Селтикс» продлили карьеру своему капитану, подвинув его повыше и начав иначе его задействовать, так и «Хоукс» перестроили своего парня в сжатые сроки. Они оба достаточно тяжелые ребята, но при этом оба прекрасно атакуют из сложных положений, попадают открытые мячи, здорово обороняются на периметре. Они умны и на этой позиции их ценность в разы выше, за счет еще и навыков поинт-форварда, заложенных в каждого из них. Он играет спиной. Он умеет попадать в концовках. Он заткнул критиков. Что в такой ситуации делать с Уоллесом, скажите вы? В этом и вся соль.

Джеральд играл в лучший баскетбол в своей жизни, когда Лэрри Браун использовал его как комбофорварда в «Бобкетс», причем четвертого номера он играл даже чаще, особенно в защите. Помните, когда они заползли в плей-офф? Это стало следствием таких изменений. В современном баскетболе, команде с серьезным атакующим центровым нужен растягивающий четвертый номер, то, что американцы зовут «stretch four». Какие требования для этого игрока? Умение попасть открытый дальний бросок, умение пройти под кольцо после показа на дистанции, умение кое-как подбирать и хоть как-то защищаться. Атакующие составляющие, описанные выше — это и есть весь рисунок «Крэша» в нападении + толчки спиной. Действуя на этой позиции, он входил в тройку лучших в лиге на щитах, даже лидировал в НБА в этом компоненте на определенном отрезке времени. Оборона? Он на «Мистер Замок» претендовал в этой роли. Рост? Сегодня в сильнейшей лиге мира столько твинеров, что это, скорее, преимущество, чем недостаток. Скажите, что вы выберете: ускорение игры и задействование сильнейших сторон своих проблемных игроков, дающее пространство Уильямсу и Лопесу, тем самым, делающее сильнее твоих главных звезд или ….? Да что тут выбирать!

Кинг не просто это проигнорировал, не просто ошибся, нет же,  он при этом еще и повесил сверху контракт, который просто не позволяет сдвинуться с мертвой точки при всем желании. И это тогда, когда он попытался совместить поинт-форварда и элитного разыгрывающего в одной задней линии, что никогда и нигде не могло бы работать в принципе, ведь это снижает эффективность ни одного из них, а сразу обоих.

Джеральд Уоллес: Я не знаю своего места в команде.

Кто-нибудь удивлен?

«Олимпиакосу» не понадобилось повторять прошлогодние подвиги, чтобы смять ЦСКА. Посмотрите еще раз на третью четверть, где «армейцы» должны были рвать и метать, прибавлять, а в итоге еще больше скуксились. Барцокасу не нужен был сумасшедший бюджет: его скауты просто настолько досконально разобрали игру москвичей, что знали конечного адресата каждой конкретной комбинации, применяемой подопечным Мессины. Взгляните вновь: ни разу игрок греков не потерялся, они не совершили ни одной позиционной ошибки, они видели Крстича в символической сборной Евролиги и прыгали на него втроем, они шли на подбор в защите всей командой, закрывали краску против пик-н-ролла Теодосич-Каун и становились зоной с активной подстраховкой, как только Уимс пытался решить один на один под 45, вынуждая его бросать через руки с шести метров. Они не позволили сопернику совершить ни одного легкого броска. Они не купили судью, никого не травили, не устроили драму: они просто сели и подготовились так, как готовятся в НБА, как работают профессионалы. И все. И миллионы, которые мы ассоциируем с Прохоровым и его методами -  ушли в трубу. «Чикаго» не имел никаких шансов на победу в серии без Жоакима Ноа. Просто ноль целых, хрен десятых. Но, он вышел, хромой, больной, еле живой, но вышел. Вопреки рекомендациям врачей. Вышел. Вышел и взялся выполнять тактическую установку тренера и получив поддержку голодных до новых контрактов партнеров, точно также вынес «Бруклин» вперед ногами. Показательно, на Национальном Телевидении. «Буллз» – безусловно, играли как команда, но «Нетс» обыграл парень, который никогда не гнался за деньгами, не устраивал драму, а всегда просто пахал, вкладываясь в баскетбол всем сердцем на площадке, и получая при этом меньше Хамфриса. Ноа, как и греки — просто хотел выиграть больше и никакие бюджеты его не волновали.

Любой владелец в такой ситуации выгонит генерального менеджера взашей, просто потому, что другого пути быть не может, особенно, когда его контракт истекает и ему не нужно платить неустойку за разрыв. Прохоров берет его на следующий круг, выражая поддержку его действиям тогда, когда даже среднестатистический посетитель баскетбольной трибуны sports.ru объяснит в деталях, почему этого делать не стоит.

ЦСКА существовал как игрушка, имидж-проект, милая возможность утереть нос конкурентам и друзьям, редкая возможность доминировать на европейской арене в игровом виде спорта при минимальной вероятности провала при сегодняшних условиях. «Бруклин» – это продолжение армейцев, только в реальном мире, где есть более серьезные и профессиональные игроки на рынке, где работают сумасшедшие модели и космические технологии, где планомерная многолетняя стратегия — ключевой компонент формирования состава и достижения поставленных целей. Это – то, что так и не понял Прохоров и он этого не поймет. Почему?

Кто вам сказал, что это кого-то волнует?

ЦСКА не выигрывает Евролигу пять лет, играя каждый сезон исключительно ради нее и там ничего кардинально не изменилось. Это не один провальный розыгрыш плей-офф, не два-три года переходного периода, а целых пять. И ничего. Методичность незыблема.

«Бруклин» не станет чемпионом. Не из-за ЛеБрона, не из-за своих контрактов, не из-за сильных и слабых качеств Уильямса, Лопеса и Джонсона. Все дело в подходе: если он уже не работает в зачаточных, инкубаторских условиях, он никогда не даст эффект там, где к одному трофею раньше планомерно шли десять лет.

Билли Кинг смотрит с Прохоровым в одном направлении, это его идеальная вторая половинка, они буквально созданы друг для друга, родственные души, поэтому горе-менеджер продолжит веселить публику своими неадекватными решениями, в то время, как серьезные наставники отнекиваются от возможности работать в этой команде, ссылаясь на все, что угодно.

Множество специалистов понимают НБА лучше, чем я, Кинг и Прохоров. Они видят, что есть проект, у которого есть перспектива, а есть проект, который обречен на разочарование в его нынешнем виде и будет клеймом на их репутации.

Догадайтесь, к кому они сегодня относят этих «Нетс»?

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы