Загрузить фотографиюОчиститьИскать

«Думал ли я вообще?!». 15 икон стиля в истории НБА

Уолт Фрэйзер, Аллен Айверсон, Джулиус Ирвинг и Уилт Чемберлен – блог «Фонарь» вспоминает тех, кто определял модные тенденции на протяжении истории НБА.

Билл Расселл («Бостон»)

В 50-е и 60-е чернокожим баскетболистам предлагалось поменьше привлекать к себе внимание за пределами площадке и доказывать обществу свою полезность исключительно на паркете. Билл Расселл, отыгравший всю жизнь в городе с доминирующим белым населением, всегда делал все, чтобы уничтожить это тезис. Самый успешный игрок в истории баскетбола жил в состоянии постоянной конфронтации, а его безупречный стиль в этом поединке с окружающими оказывался продуманными до мелочей доспехами. Мало кто знает, что в вопросах одежды великий центровой был не менее щепетилен, чем во всем что было связано с баскетболом. Перед значимыми матчами его рвало, перед выходом в свет он тратил немало времени на то, чтобы остаться не менее запоминающимся, чем на площадке.

Уилт Чемберлен («Филадельфия», «Лейкерс»)

Один из близких друзей Билла Расселла Уилт Чемберлен не разделял политические сантименты своего товарища. Его интересы были более осязаемы: легенды гласят, что Диппер никогда не спал, у него на это не было времени – днем в его жизни был баскетбол, ночью – шумные вечеринки и бесконечные женщины. Отсюда и разночтения в стиле товарищей – более строгому стилю Расселла Уилт предпочитал экспериментальные, хотя и остающиеся в рамках элегантного продуманного до мелочей образа тенденции, которые лишь усилились с переездом на западное побережье.

Карим Абдул-Джаббар («Милуоки», «Лейкерс»)

Остальные тоже пытались экспериментировать, но выйти за рамки обычного фланелевого костюма удавалось немногим. «Я учился в университете в конце 60-х, в пик величайшей культурной и модной революции в истории США. Но, когда я не носил баскетбольную форму, то обычно облачался в майки и какие-нибудь непритязательные штаны – официальную форму всех ботаников мира. Я бы очень хотел быть смелее в вопросах моды, когда я стал профессионалом. Я не говорю тут о чем-то радикальном, но какие-нибудь костюмы с зауженными брюками и сапоги в стиле «Beatles” придали бы мне такой вид, что я бы был неотразим».

С этим, естественно, была связана и другая проблема: «Я всегда возвышался над женщинами на полметра. И чувствовал себя словно Дарт Вэйдер, приближающийся к кролику. Ну и вряд ли им нравилось смотреть в мои ноздри».

Пит Маравич («Атланта», «Джаз»)

История запомнит Пита Маравича человеком, живущим баскетболом и умершим на площадке. Но, конечно, чудеса на площадке не могли ограничить яркую личность Пистол-Пита: влияние “Beatles” сказалось не только на прическе и усах, но и на его гардеробе. Это было столь заметно и значимо, что GQ назвал именно Маравича первым хипстером в истории НБА.

Уолт Фрэйзер («Нью-Йорк»)

70-е наступили и в НБА, а вместе с ними пришло горячее время для модников. Тогда их было слишком много, но самым диковинным и склонным к постоянным экспромтам оказался Уолт Фрэйзер, который, кажется, попробовал практически все.

Увлечение Фрэйзера модой сначала было философией эскапизма: после неудачных игр Уолт пытался переключиться, бродя по магазинам Манхэттена. В 67-м, когда вышел фильм «Бонни и Клайд», сложившийся к этому времени стиль со сделанными на заказ костюмами и броскими шляпами из 30-х годов, автоматически принес ему прозвище «Клайд», закрепившееся на всю жизнь.

Фрэйзер стал первым игроком НБА, романтизировавшим стиль гангстеров 30-х и развившим его в более «дружелюбную» форму: любовь к черному здесь уживается с меховыми воротниками, оранжевыми шарфами, голубыми ботинками и белыми колесами шикарного Роллс Ройса. Так он стал первой официальной иконой стиля в НБА: чернокожие всей страны буквально требовали, чтобы Фрэйзер все глубже и глубже погружался в стихию моды, находя в его облике какое-то необъяснимое вдохновение и для себя.

Билл Брэдли («Нью-Йорк»)

Пока гремела звезда Фрэйзера, его партнер по «Никс» Билл Брэдли утверждал менее кричащий, но, наверное, более влиятельный стиль: выпускник Принстона и будущий кандидат в президенты придерживался классики и неизменно доказывал, что лишенный изысков, но подчеркивающий индивидуальность образ может быть не менее эффективен. Успеха Фрэйзера, за которым в самых разных городах бегали мальчишки, упрашивающие его взрывать модные устои и дальше, он не достиг, но зато пошел по своему пути. Элегантный стиль Брэдли помог ему избавиться от любых недостатков, связанных с огромным ростом, и пробиться в большую политику.

Дэррил Доукинс («Филадельфия», «Нью-Джерси», «Детройт»)

Стиль Дэррила Доукинса известен гораздо меньше, чем Уолта Фрэйзера, но нужно отдать ему должное – «Шоколадный гром» не расстается с выбранным образом уже больше 30 лет. Костюмы самых разнообразных расцветок по-прежнему вызывают воспоминания о лихих 70-х, том времени, когда НБА правили наркотики, вечеринки и женщины. То есть практически все то, что погубило многообещающую карьеру Доукинса.

Билл Уолтон («Портленд», «Бостон»)

В 70-е Билл Уолтон травмировал болельщиков «Портленда»: мало того, что он практически не играл, так еще и вызывающе выглядел – долговязый хиппи с огненными волосами и диковатой бородой создавал невиданный доселе в лиге стиль.

Сейчас он уже пугает его самого: «Мне казалось, что я сжег все эти фотки. Не знаю, о чем я тогда думал? Думал ли вообще? Когда я рос, у меня были очень строгие родители, которые мне ничего не разрешали. Потом я пошел в UCLA, где был Джон Вуден, а у него не забалуешь. Когда я отправился на драфт, то сказал парню, который договаривался о моем контракте, что мне наплевать на деньги, на все наплевать, главное, чтобы меня никто не заставлял брить бороду или стричь волосы. Я хотел бы, чтобы хоть в первый раз в жизни я решил что-то сам. Вообще же, мир не видывал более дикой бороды. Это единственная борода в истории западной цивилизации, по сравнению с которой борода Боба Дилана выглядит прилично».

Артис Гилмор («Чикаго», «Сан-Антонио») / Джулиус Ирвинг («Филадельфия»)

70-е бесповоротно ворвались в лигу вместе со слиянием: лучшие представители АБА (Джулиус Ирвинг и Артис Гилмор) ярче остальных воплотили «десятилетие дурного вкуса». Под девизом «Можно все!» в НБА появились клеш, разноцветные рубашки и водолазки, невиданное сочетание цветов – в общем, все, что идеально соответствовало безумным афро и устрашающие волосяным прибором на подбородке.

Мэджик Джонсон («Лейкерс»)

80-е положили конец этому беспределу, а новые лица НБА – Лэрри Берд и Мэджик Джонсон – ратовали за классические ценности. Вернее, Берд ни за что не ратовал, оставаясь скромным провинциальным юношей из Индианы, а Джонсон не дал Лос-Анджелесу поглотить себя: Мэджик всегда оставался баскетболистом, а все остальное лишь прилагалось.

Почти всегда.

Пэт Райли («Лейкерс», «Нью-Йорк», «Майами»)

Самым стильным представителем тех «Лейкерс» оставался Пэт Райли. Сбрив бороду, а потом и усы, а также избавившись от прически в стиле Beatles, тренер превратился в того, кем мы его знаем сейчас: одетого с иголочки гангстера, чей суровый облик подчеркивают строгий черный костюм, набриолиненные зачесанные назад волосы и темные очки.

Майкл Джордан («Чикаго»)

В 90-х совершенно неожиданно получилось так, что спортсмены стали только спортсменами, и угловатость вышла на первый план. За нелепыми костюмами, поисками себя или просто чем-то экстравагантным наблюдать было (а сейчас особенно) очень забавно, но, как справедливо заметил Чарльз Баркли, пример с них брать не стоит.

На фоне коллег по Дрим-тим, стиль которых создавала имманентная харизма, а не одежда, светлым пятном оставался самый популярный баскетболист всех времен и народов. Майкл Джордан вернул из небытия кольцо в ухе, экспериментировал, не нарушая хрупкие пределы хорошего вкуса, и стал едва ли не единственным баскетболистом, кому не был заказан путь в GQ. Совершенство Джордана было совершенно во всем.

Деннис Родман («Детройт», «Сан-Антонио», «Чикаго»)

Деннис Родман тоже был совершенен, но в своем измерении. Собственно, для остальных игроков стиль сводился к следующему: если я не похож на Родмана, значит, выгляжу нормально.

Родман выглядел по-разному, но только не нормально. Его стиль лишь заканчивался одеждой. Татуировки, пирсинг, крашеные волосы – человек-эпатаж дополнял свой экстравагантный внутренний мир чем-то особенным: костюмами ярких расцветок или подвенечным платьем, шляпами с перьями или макияжем, женской одеждой или огромными сапожищами. Пройти мимо этого было невозможно, а потому влияние Родмана на все, что было после, также огромно.

Фэб Файв/Аллен Айверсон

Пятеро харизматичных парней из Мичигана, ведомые Крисом Уэббером, самым крутым игроком 21 века, взорвали представление о том, как должны одеваться баскетболисты. Стиль бедных чернокожих кварталов, стиль хип-хопа – трубы или широкие шорты, безразмерные фуфайки с капюшонами, банданы и кепки, «брюллики» и другие веселые аксессуары – ворвался в НБА и достиг своей кульминации в образе Аллена Айверсона. Постепенно скамейки команд НБА начали напоминать сборища бандитов в бедных кварталах Нью-Йорка, а когда Стерн решил изменить эту тенденцию, мешавшую популяризации НБА, и ввести дресс-код, именно Ответ стал лидером тех, кто выступил против, заявив, что лига мешает ему выражать себя.

Шакил О’Нил («Лейкерс», «Майами»)

Заметность всегда накладывала на Шака дополнительную ответственность, но он никогда ее не боялся. Центровой никогда не использовал свои колоссальные размеры в качестве оправдания, доказывая, что баскетболист всегда должен выглядеть элегантно.

Бонус. Спайк Ли (главный хипстер среди болельщиков НБА)

25 главных хипстеров в НБА

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы