android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Рондо. О лучшем «чистом» разыгрывающем НБА

Рондо. О лучшем «чистом» разыгрывающем НБА
Рондо. О лучшем «чистом» разыгрывающем НБА

Фото: Fotobank/Getty Images/Brian Babineau/NBAE

Автор: Ли Дженкинс

Оригинал: Sports Illustrated

Самый жесткий в своей весовой категории игрок в НБА пьет свой третий Ширли Темпл, восстанавливаясь от поражения в Connect Four. Перед тем как обосноваться в Бостоне, стать стартовым разыгрывающим «Селтикс», выиграть чемпионат, быть выбранным на Матч всех звезд, получить травму крестообразных связок и наблюдать, как его команда играет в лучший баскетбол в сезоне без него, Рэджон Рондо вырос в здании возле центра Луисвилля под названием College Court. Его мама разрешила ему гулять по району в течение дня, но она требовала, чтобы он был дома, когда зажгутся фонари. Рондо поставит сетку для Connect Four на своем крыльце и будет играть до глубокой ночи, приветствуя друзей и родственников на этой веранде, а затем легко будет с ними справляться. «Он обыгрывал всех», – говорит его мама Амбер Рондо. Мальчик обладал неземной способностью видеть всю площадку и думать на три шага вперед.

Когда «Селтикс» задрафтовали Рондо в 2006 году, они хотели, чтобы новичок снискал всеобщее расположение на новом месте через публичные выступления и общественные мероприятия. «Но я не публичный человек», – говорит Рондо. В спортивном мире, полном ненастоящих «детей улиц», которые прячут свои острые углы ради популярности, Рондо реален как ржавая корзина. Он уникальный шоумен, подбрасывающий мячи на 50 футов во время разминки. Рэджон ловит мячи во время стартового вбрасывания своим лбом, но ни на йоту не задумывается о том, чтобы произвести этим какой-то эффект на публику. Рондо издевается над звездами, которые обозначены как «game-time decision» из-за ушиба лодыжки: «Они просто оправдываются, если плохо играют» – и сердится на тех, кто обнимается с соперниками, как в Юниорской лиге. «Не собираюсь заводить друзей во время игры», – говорит он. – Дружить можно в межсезонье». Разыгрывающие соперников, уставшие от постоянных разговоров и толкотни Рондо, интересуются, хочет ли он с ними подраться или они ему просто не нравятся. «С Рэджоном, – говорит Кевин Гарнетт, – Все [непечатное] как серьезно».

«Селтикс» не хотели менять Рондо, когда он прибыл, но они не хотели и прятать его от публики. Поэтому на благотворительных мероприятиях он сидит за столом, где он может избежать излишних похлопываний, обниманий детей и иных показных способов общения знаменитостей с людьми. Он просто играет в Connect Four, против любого, кто решился, обычно в две (иногда даже в три) сетки одновременно. «Так происходит уже шесть лет», – говорит Мэтт Майерсон (директор по общественной работе в «Селтикс») 22 декабря на мероприятии в Blue Hill Boys & Girls Club в Дорчестере. «Он сыграл уже сотни раундов Connect Four или даже тысячи. И никогда не проигрывает».

Позже в тот же день Рондо сидел перед столом, на котором лежало три сетки. Напротив него было больше 100 детей, которым он купил велосипеды, скутеры Рэйзор и iPod Touch. «Я думал, он позволит нам выиграть», – объясняет 12-летний мальчик Олиса. – Но он был настолько серьезен». Рондо надел шапку Санты и праздничные красные носки, но в течение 22 побед подряд он с трудом выдавливал из себя слово или подобие улыбки. Он держал каждую фишку над сеткой по 10 секунд перед тем, как положить ее в выбранную им колонку. Он уставился на детей, как будто они были игроками «Никс».

Олиса был последним. Он пристально смотрел на Рондо сквозь очки, сжав зубы со скобами. Олиса сделал ловушку, заставив Рондо перейти в оборону. Когда мальчик положил победную фишку, работники «Селтикс» начали кричать. Мейерсон схватил микрофон. «Такого никогда не было!» – взревел он. Олиса выбежал из-за стола, чтобы сфотографироваться с побитым чемпионом, который пытался улыбнуться на камеру, но вместо этого опустил голову, поместив на фотографию свою макушку.

Два часа спустя, заскочив на ланч в ресторан в Бостоне, Рондо выглядел так, словно он переваривает плохо приготовленные креветки. «Не могу поверить», – сказал Рэджон. – Но вы же видели – я провел еще 5 партий против парня и все выиграл. Надо же было показать – ты меня победил один раз, так я тебя в клочья разорву».

25 января в Атланте, Рондо отыграл 45 минут и два овертайма против «Хокс», несмотря на полученную травму, которая, как ему казалось, была просто ушибом подколенного сухожилия. Двумя днями позже, на разминке перед игрой против «Хит», Рондо все еще охлаждал свое сухожилие, когда доктор «Селтикс» Брайан МакКеон обследовал правое колено Рэджона и отправил его в больницу на МРТ. Как и Деррик Роуз, восстанавливающийся от травмы крестообразных связок, другой молодой баскетболист, очаровывающий своей игрой, был настигнут той же самой травмой в очень важный момент своей карьеры.

27-летний Рондо, набирающий в среднем 13,7 очка и 11,1 передачи – никто в НБА не делал 10+ передач, кроме него—бросал с точностью 48,4%, четвертый показатель среди защитников. У Рондо есть проблемы с броском («Часто я бросаю и думаю, а может, стоило отдать пас» ), но он бросает 48% со средней дистанции по сравнению с 39% в прошлом сезоне. «Селтикс» всегда задавались вопросом, чего бы достиг Рондо, если бы он наказывал точными бросками оставляющую его одного защиту соперника. После множества бесплодных занятий с тренерами по броскам он исправил свой джапшот благодаря одному простому совету Джейсона Кидда: «Если ты собираешься бросать, то все твои мысли должны быть посвящены только броску». Рондо должен был выйти в стартовом составе на Матч всех звезд, это оказалось настолько огромной честью для него, что он отказался сниматься в этой форме, боясь сглазить.

12 февраля Рэджон перенес операцию на колене. «Селтикс» выиграли первые семь встреч в отсутствие Рондо с несколькими игроками, делящими функции плеймейкера и главным снайпером Полом Пирсом, делающим в среднем более 7 передач. С того момента, как Рондо, хромая, выходил из TD Garden 27 января, он отказывается от всех интервью и смотрит матчи команды дома, но вне сомнения в этом есть ирония: хотя «Бостон» потерял лучшего пасующего в лиге и самого быстрого игрока в составе, командное движение мяча прогрессирует, так же, как и темп. Согласно Synergy Sports, команда имела 14,97 владений в быстром нападении за 48 минут до травмы Рондо и 15,26 – в течение серии после нее. Конечно «Селтикс» не лучше без Рондо. Придет весна, и все вспомнят почему. За последние три года он самый надежный игрок в плей-офф и серьезный аргумент против «Майами». Все еще не скоро забудут 44 очка,10 передач и восемь подборов во второй игре финала Восточной конференции.

Учитывая воздействие национального телевидения на Рондо (21 из его 28 трипл-даблов были сделаны именно в подобных играх), «Найк», может быть, будет снимать его реабилитацию, как Адидас делает с Роузом. Порванные кресты требуют минимум года восстановления, но генеральный менеджер «Бостона» Дэнни Эйндж спустя 48 часов после установления диагноза сказал, что ждет Рондо в тренировочном лагере готовым, как никогда. Эйндж обращается к примерам раннингбэка «Вайкингз» Эдриана Питерсона, который сделал более 2000 ярдов на выносе за сезон меньше, чем через девять месяцев после операции на крестах, и бывшего центрового «Селтикс» Кендрика Перкинса, который вернулся на площадку спустя всего семь месяцев. Мысль Эйнджа основана на технологии: операция стала более сложной, в то время как восстановление более быстрым – и частично на психологии. » Эдриан Питерсон, Деррик Роуз, Рэджон Рондо – они перфекционисты, со скрупулезным отношением ко всему», – говорит Кевин Уилк, директор клиники, которая занимается физической терапией с пациентами доктора Джеймса Эндрюса, хирурга, оперировавшего Рондо. «Если они делают 10 повторений, и восьмое получилось плохо, они начнут заново упражнение, хотя любой другой не стал бы так делать».

Рондо не был воспитан баскетболом, почти бросил спорт в старшей школе и пришел в НБА как запасной разыгрывающий. Ростом 185 см и массой 84 кг, хрупкий в сравнении с атлетичными коллегами, вроде Роуза, и все еще не желающий бросать. Без акцента на быстром нападении и элитного снайпера в качестве партнера, тем не менее, последние два сезона он выдает невиданные со времен Мэджика и Стоктона показатели по передачам и при этом собирает подборы, как будто он выше на 6 дюймов. «В истории игры не было такого парня, как он, – говорит бывший форвард «Селтикс» Брайан Скалабрине, игравший с Рэджоном четыре сезона. – Он самый удивительный баскетболист, которого я знаю. Как кто-то ростом 185 собирает 18 подборов? Как кто-то, кто не бегает в быстрые прорывы, делает 20 передач? Как кто-то, кто никогда не бросает, всегда находит открытых партнеров? Невозможно и близко понять, как он это делает».

Амбер хотела назвать его Родерик, в честь дяди. Старший брат Уильям предпочел, чтобы его назвали Джонни. Они сошлись на Рэджоне, имени, которое будет искажено сотнями журналистов. RAH-zhan родился в госпитале Луисвилльского университета в 1986 году, и прежде чем мальчика с узкими скулами увидела его мама, к ней подошел врач. «Его ручки», – сказал акушер, – они огромны».

Двадцать лет спустя, когда Рондо после двух сезонов ушел из университета Кентакки, «Селтикс» приготовили скаутский отчет о нем, где было выделено то, что Эйндж называет «фрик-факторами». «Руки Рондо, 9,5 дюйма в длину и 10 в ширину, как у семифутера. Размах рук – 6’9», как раз для тяжелого форварда. «Если бы мое тело было пропорционально, – говорит Рондо, – я стал бы как Мэджик или Оскар Робертсон». В тестах на периферийное зрение Рондо обходит всех, кроме Эйнджа, а во время поездок на выездные матчи он может вспомнить точную дорогу к местам, в которых он бывал хотя бы раз. Эйндж видел, как он бросал футбольный мяч на 80 ярдов, отбил софтбольный мяч на 380 футов и обыграл 33-летнего ассистента генменеджера Райана МакДоноу в забеге на 40 ярдов с шиной, привязанной к поясу.

Для истинного разыгрывающего (термина, испорченного поколением скореров), разница между баскетболом и Connect Four невелика. Фишки в сетке, словно игроки на паркете, их нужно передвигать, искать нужные углы и линии. Рондо-стратег, отказывающийся от открытых лей-апов ради еще более свободных трехочковых бросков, переставляющий одного партнера, чтобы дать пространство другому, делающий лишний шаг во время пик-н-ролла, чтобы возрастному бигмену стало проще. Он бережно обращается с мячом, словно приклеенным к его ладоням, двигает его влево и вправо, крутит вокруг головы и туловища, двигая защиту соперника очередным фокусом. Любое ложное движение или взгляд в сторону делаются, чтобы получить лишний дюйм пространства. Рондо пасует ярко и надменно, с отскоком от паркета или сквозь толпу. Его флоутеры настолько высоки, что могут попасть в секундомер. «Если ты неосторожен, – говорит бывший тренер «Бакс» Скотт Скайлз, – тебя может парализовать, когда смотришь на его игру.»

Рондо разыграет в начале игры комбинацию, которая принесет легкие очки, и не будет использовать ее следующие три четверти. «Я берегу ее», – аргументирует он. Когда Рэджон вспоминает передачи – например, его любимую, разворот на 3600 и пас из-за спины точно в руки Рэю Аллену на трехочковый из угла в прошлом году против «Голден Стэйт» – он закрывает глаза. «Это был рискованный пас, – говорит Рондо, – но я рисковый игрок». Партнеры часто шутят, как раньше они получали мячом по голове после слепых передач от Рэджона. «Я не в голову им попадаю, – объясняет он. – Я попадаю им в лицо».

Стиль Рондо, изобретательный и эксцентричный, выражает его индивидуальность. «Все хотят забивать, забивать, забивать», – говорит он. «Поэтому я хочу пасовать. Хочу быть другим. Никогда не мог бы быть чьим-то последователем». В детстве его друзья носили Air Jordan, из-за чего он выбрал Air Max. Даже сейчас, когда «Селтикс» тренируются в зеленой форме, он выбирает белую. Тренеры всегда учат игроков бросать левой рукой, когда они находятся с левой стороны близко к кольцу. Но Рондо бросает правой, ограничивая давление на мяч. В ноябре он удивил математический класс в Jeremiah E. Burke High School в Дорчестере и преподал импровизированный урок. Учитель сказал ему, что никогда до этого не видел подобных способов решения уравнений.

Рондо принимает душ пять раз в день матчей, последний за 45 минут до стартового вбрасывания, так как вода помогает ему лучше думать. Затем он записывает идеи, которые могут создать проблемы сопернику. Рэджон держит три-четыре пары тапочек для душа в своем шкафчике, потому что ненавидит быть босым, ведь у него боязнь микробов. «Наверное, я немножко страдаю обсессивно-компульсивным расстройством», – подмечает он. Он выпивает пять бутылок воды по дороге на арену, поэтому не сидит со стаканами Gatorade на скамейке, и прячет в носке тюбик Carmex’а, чтобы губы не были сухими. Компания снабжает его сотнями тюбиков перед каждым сезоном – что очень удобно, потому что все партнеры Рондо постоянно просят поделиться. Его привычные движения тщательно выверены – от подбрасывания мячей под своды арены во время разминки до начала стартового ведения от головы или груди или колена. Раньше Перкинс во время спорного откидывал мяч Гарнетту, а Кевин отдавал его между своих ног Рэджону. Затем «Селтикс» обменяли Кендрика в «Оклахому-Сити», где он проделывает подобный ритуал с Расселом Уэстбруком. Рондо морщится в раздумьях. «Кажется, мы до сих пор думаем, как же нам заменить Перка», – говорит он.

В его теле всего 3.5% жира, хотя он кусками мажет масло на хлеб и избегает упражнений со штангой, потому что боится, что это может лишить его скорости. Рондо большую часть свободного времени играет в корнхоул. У него есть две деревянные доски, с логотипами Кентакки и Луисвилля. Он установил обогрев двора и теперь может играть всю зиму со своим соседом, бизнесменом из Бостона. Рондо думает об участии в национальном турнире по корнхоулу. «Я номер 1 в мире», – говорит Рэджон. Он шутит, но вам лучше спросить, чтобы удостовериться. Он ничего не делает ради забавы.

В декабре после тренировки в Чикаго Рондо играл один на один с защитником «Селтикс» Кортни Ли и забил первые восемь бросков. «А теперь серьезно», – сказал Ли. Рондо был полон скепсиса. «Разве это не всегда серьезно?» – спросил он. Рондо и Ли также играют два-на два на полных скоростях, меньше чем за три часа до игры. «Начинается все весело, – говорит Ли. – А потом это становится личным.» Когда Рондо 28 ноября был удален за потасовку с Крисом Хамфрисом поле жесткого фола на Гарнетте (в результате чего прервалась его серия из 37 игр с десятью и более передачами), его школьный тренер спросил, почему он рискнул таким историческим достижением. «Да мне наплевать», – ответил игрок. Он объяснил, что игроки «Бруклина» до игры называли «Селтикс» неженками, причем достаточно громко, чтобы их было слышно в раздевалке. «Я не собирался драться, – сказал Рэджон тренеру Дагу Бибби. – Но у меня не было выбора».

Партнеры по команде подначивают Рондо вместе с корнхоулом играть в покер, потому что у него всегда один и тот же невыразительный взгляд, вне зависимости от того, радуется он или сердится. Рэджон может не глядя бросить аллей-уп с восьми метров через голову, как он сделал в выставочной игре во время локаута, или промазать средний бросок, когда никого нет в радиусе 10 футов, а он не хмурится и не улыбается, оставляя мир гадать, что у него зреет внутри и когда это вырвется наружу. «Он как вулкан, – говорит тренер «Бостона» Док Риверс. – Но я предпочитаю действующий вулкан потухшему».

В начале 90-х персонал травмотологического центра в больнице Луисвилльского университета знал Рэджона в лицо. Пытаясь не отставать от старших братьев, Антона и Уильяма, он врезался в почтовый ящик, затем в фонарь, упал со скутера и порезал ногу до кости. Отец бросил их, когда Рондо учился в начальной школе («Поэтому я до сих пор не доверяю многим людям», – говорит он), а мама настолько устала от его непослушания, что специально решила отвезти его в Дом ребенка, приют для трудных детей. Она подстроила все так, чтобы директор этого заведения встретил их у входа с бумагами. «Я был напуган до смерти, – говорит Рондо. – Думал, она сейчас избавится от моей задницы».

Амбер не оставила сына в приюте. Вместо этого она купила ему баскетбольное кольцо взамен коробки из-под молока, которую он повесил на заднем дворе и использовал как корзину. Рондо предпочитал футбол и бейсбол баскетболу. Он не смотрел матчи НБА. Он не учился у великих, но почему-то их движения—от Евро-степа до Дрим-шейка—находили свое отражение в игре Рондо на площадке. Это было врожденное. Рондо присоединился к баскетбольной команде в Eastern High, потому что тренер Даг Бибби пригласил в команду его брата, и, будучи новичком, Рэджон был отстранен от 12 игр из 24 за различные нарушения. Он сердился во время тренировок и финишировал последним во время спринтов. Также он спал на уроках, не делал домашнее задание и постоянно забывал учебники. «Он был ужасным учеником, – говорит Бибби, – но он умен как черт».

Даг Бибби преподавал математику, и после того как Рондо отлично написал первые несколько тестов, тренер решил, что игрок списывал. Поэтому Бибби приготовил для Рэджона специальные тесты, но ученик легко справился и с ними. Однажды Бибби расписывал очередную геометрическую задачу на доске, а Рондо в это время дремал. Когда Даг спросил его, Рэджон проснулся, протер свои глаза и сразу сказал ответ. «Не придуривайся», – проворчал Бибби. Когда учитель решил задачу, оказалось, что Рондо был прав. Он все равно поставил ему двойку.

Их отношения были столь же сложны и на площадке, где Бибби назначал защитную комбинацию, а Рондо оспаривал его решение и требовал другую схему. Однажды тренер закричал на Рондо: «Я трижды просматривал видеозаписи этой ночью, поэтому я знаю, о чем говорю!». Рэджон ответил: «Я на этом чертовом паркете, а вы – нет!». Двоюродный брат Бибби, Майк, был звездой НБА. Его дядя Генри также играл в лиге и был главным тренером в колледже. «Ты думаешь: какого черта этот маленький засранец со мной спорит?», – говорит Бибби. «Иногда его язык остр, как нож. Но затем ты прислушиваешься к нему и осознаешь, что он действительно видит больше, чем камера».

Ко второму году Рондо отбыл три дисквалификации. Также ему было запрещено играть в плей-офф, пока не вмешалась школьная администрация . «Я не хочу, чтобы ты играл, – сказал тренер Рэджону. – Но они собираются меня уволить, если я тебя не выпущу, а мне надо кормить двух детей». Бибби сдался, и, в конце концов, Рондо сделал все, как надо. Рэджон созвал команду на собрание (не обошедшееся без слез) и извинился за то, что поставил тренера в столь нелегкое положение. Он никогда больше не был отстранен от игр.

Амбер работала в ночную смену на фабрике табачной компании «Филипп Моррис». В начале школьной карьеры Рондо, компания перенесла завод в Северную Каролину, и Амбер задумалась о переезде. Она осталась ради младшего сына и устроилась на работу в «Frito-Lay». «Если бы мы переехали, – говорит Рондо, – не знаю, где бы я сейчас был — может быть, в тюрьме». Вместо этого он фактически стал ассистентом Бибби, отсматривая видеозаписи и формулируя план на игру. Когда тренер хотел попробовать новую систему обороны, но был слишком занят, стирая форму для команды, он объяснил схему Рэджону по телефону. Рондо, в свою очередь, объяснил ее партнерам в школьном коридоре.

Бибби был огорчен тем, что остальные тренеры не смогли оценить гениальность Рондо: «Ты усердно работаешь, но все это выбрасывается в мусорный бак», – сказал ему Даг. «Спокойно!», – ответил игрок.

Когда Рондо начал свой последний год в знаменитой академии Oak Hill, его новый сосед по комнате сначала считал его недружелюбным. Затем Джош Смит обнаружил преимущества проживания с «баскетбольным ученым». «Мой процент попадания резко возрос, когда я стал играть с Рэджоном», – говорит форвард «Атланты». «Я помню, один раз он раздал 29 передач, на следующий день – 31. Он играл словно Майкл Вик (квотербэк «Иглз»), и я был единственным, кто мог поймать его передачи».

Жгучая энергия Рэджона легко объясняется обидой: тренер Луисвилля выбрал вместо него Себастьяна Телфэйра. В медленном нападении тренера Кентукки Табби Смита он завял. Он упал до всего лишь 21-го пика на драфте. Но Рондо не видит в этом дополнительные стимулы. «Знаю, некоторые используют это как мотивацию, – говорит он. – Я же просто хочу побеждать». В тренировочный лагерь он прибыл как третий разыгрывающий «Селтикс» после Телфэйра и Делонте Уэста. Первая тренировка в основном была посвящена отработке пик-н-роллов. «Давай, Рондо, обходи заслон, – кричал Риверс. – «Проходи под кольцо! Агрессивнее!». Пять раз подряд Рондо либо разбивал сдваивания соперника, либо забивал в проходе. «И это 21-й номер драфта?», – спрашивали друг друга игроки.

Отношения между разыгрывающим и тренером сложны, как отношения мужа и жены, и даже сложнее, если тренер сам был разыгрывающим. Когда «Бостон» объединил Аллена и Гарнетта с Пирсом в 2007-м году, ветераны редко общались с Рэджоном вне площадки, зато не прекращали разговаривать с ним во время матча. «Все требовали мяч, – говорит Рондо. – Мне приходилось считать, сколько они бросали, вроде как: у Пола уже 17 бросков, у Рэя только 7, значит, лучше пасовать Рэю. Мне часто доставалось в итоге». Риверс, который был вынужден снабжать Доминика Уилкинса, Мозеса Мэлоуна и Реджи Тьюса, будучи молодым разыгрывающим «Атланты», дал ему рекомендацию. «Снайперы хотят получать мяч, – советовал Риверс. – Пасуй им мяч и получай передачу обратно. В четвертой четверти каждый будет чувствовать себя комфортно».

Рондо и Риверс так часто спорили, что им следовало бы установить трибуны на скамейке. Однажды Док сказал Рэджону, что его партнеры ненавидят играть с ним. В другой раз Рондо заявил: «Я не злюсь на вас! Я злюсь на себя!». Риверс ответил: «Мне все равно, на кого ты злишься. Злость есть злость. Она мешает тебе играть». Они придумали мантру—«Get past mad»—которую Рондо читает, когда страдает от эмоционального взрыва. В прошлом году Вулкан Рондо извергался на судей, соперников и операторов, а трещина в отношениях с Алленом – главная причина того, что Рэй сейчас в «Майами». Также он все еще предлагает множество идей во время тайм-аутов. 21 декабря «Бостон» проигрывал «Милуоки» три очка за 18 секунд до конца основного времени. Мяч был у «Бакс». Риверс собирался фолить, но Рондо начал спорить, считая что «Бостон» должен попробовать сделать перехват. Тренер уступил, Рэджон перехватил передачу Дженнингса, а Пирс забил треху, сравнявшую счет. «Но иногда мы идем другим путем, – говорит Риверс. – И сейчас он лучше к этому относится».

После той игры, которую «Милуоки» выиграл в овертайме, Дженнингс спрашивал новичка Дорона Лэмба, не запугал ли его Рондо. «Это то, что он делает, – говорит Брэндон. – Он не как Ди-Роуз или Дерон Уильямс, или Тони Паркер, которые заставляют постоянно на них концентрироваться. Но с Рондо постоянный трэшток и толкотня. В какой-то момент я думал, что сейчас начнется драка».

Рондо живет в пригороде Бостона – его дом, как и форма, под номером 9 – с невестой Эшли, пятилетней дочкой Рэйел и годовалым сыном Рэджоном-младшим. В беседе один-на-один он предстает добродушным собеседником. «Один из моих лучших друзей, – говорит форвард «Орландо» Глен Дэвис. – Но на паркете он хладнокровный убийца, которого тренировал Кевин Гарнетт».

Пять лет Рондо смотрел, как Гарнетт запугивает соперников. «Он занимается трэш-током и заставляет соперника чувствовать себя неуютно всю игру», – говорит Рондо при поддержке партнеров по команде. Когда «Селтикс» играют против звездного скорера, Гарнетт отходит от опекаемого, чтобы ни у кого не возникало проблем. Когда «Бостон» в конце рывка начинает уставать, голос Гарнетта дает всем второе дыхание. Рондо не может уснуть после матчей, смотрит повтор по телевидению в два часа ночи и пишет Гарнетту сообщение почти в четыре. Кей Джи, такое чувство, никогда не спит. «Кевина очень сложно любить, и не всем это удается, – говорит Флип Сондерс, тренировавший Гарнетта в «Миннесоте». – Те, у кого получается, становятся ему друзьями на всю жизнь».

Лучшие команды – это семьи, где старшие заботятся о наследниках, пока не придет их время заботиться о ветеранах. Когда «Бостон» играет против элитных мощных форвардов, Рондо бросает опекаемого, чтобы помочь Гарнетту. «У Кевина Лава не будет открытых бросков», – клянется он. Знаменитая гордость «Селтикс» показывает, как сплотилась команда после травмы Рондо лучше любой статистики. В свете слухов, отправлявших Гарнетта в клубы-контендеры, Кевин удвоил привязанность к «Бостону» своим нежеланием каких-либо трейдов. У «Селтикс» есть свой имидж, непреклонный и жесткий, так что довольно комично, когда партнеры Рондо по команде следуют его примеру и заказывают в ресторанах безалкогольный «Ширли Темпл». «Официантки недоуменно смотрят, – говорит Рэджон. – Я всегда чувствую, что должен был попросить добавить немного текилы. Но я вообще-то не пью». Он создан этой атмосферой, и создает ее сам. «Рэджон рос в созданной нами культуре, – говорит Гарнетт. – Он будет носителем этих традиций».

Следующие 6-9 месяцев Рондо проведет в погоне за Питерсоном, новым ориентиром для всех, кто получил травму крестов. И когда Рэджон вернется, «Бостон» будет другим. Они учатся подбирать и бежать с несколькими разыгрывающими. Рондо будет открыт, чтобы забивать с чьих-либо пасов, если захочет. «Он самый умный парень в раздевалке, – говорит Эйндж, – и самый упрямый». Борьба, бушующая внутри Рэджона, определит его реакцию. Он достаточно умен, чтобы понять пользу перемен, но достаточно упрям, чтобы препятствовать им. «Селтикс» всегда смогут перестроиться, обменяв Рондо и его достаточно весомую зарплату в 11 миллионов, но скорее всего они поверят, что Рэджон сможет адаптироваться и будут использовать его как приманку для свободных агентов. Рондо не станет кого-либо приветствовать, но сам себя считает одним из лучших рекрутеров, заманивая системой Дока Риверса и наличием «чистого» пойнт-гарда. Рондо публичнее, чем думает.

Как только Рондо закончит с ленчем и последним «Ширли Темпл» – «Надо бы завязывать с ними» – он вспомнит, что «Селтикс» завтра проводят мероприятие для детей, на втором этаже тренировочного центра. Комната будет полна столов, и на каждом будет сетка для Connect Four, и Рондо сыграет с каждым, кто решится. «Будет весело, – говорит он с едва уловимой улыбкой. – Надо выбить из них всю дурь».

P.S. Благодарю ramays’а за помощь в переводе и модерации текста.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы