android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Бай-Байнэм

Десять лет назад Дэрил Мори работал под Дэнни Эйнджем в «Бостоне» и просматривал потенциальных кандидатов на место нового основного первого номера команды. Множество специалистов сходились во мнении, что Маркус Бэнкс — это конечно не Дуэйн Уэйд, но его скорость, физика, крепость тела и габариты смогут всерьез заставить говорить о нем, как о втором-третьем разыгрывающем с данного драфта, конкурируя с Кирком Хайнриком. На базовом в таких моментах интервью ДМ задал игроку один простой вопрос: «Кем ты хочешь стать?». Он привык слышать стандартизированные ответы:

  • Я хочу стать лучшим игроком в мире/с этого драфта

  • Я хочу стать великим лидером

  • Я хочу стать символом этого клуба

  • Я хочу стать максимально полезным для коллектива игроком

  • Я хочу стать мультимиллионером и обеспечить свою семью

  • Я хочу стать тем, кем стану, лишь бы мне не пришлось жалеть о принятых решениях

Бэнкс, лишний раз не раздумывая, пырнул без ножа:

«Я хочу стать манекенщиком»

Моури позже признается, что уже тогда понял, что с него ничего не выйдет, однако к нему не прислушались наверху и «Селтикс» в день драфта вырвали Маркуса вместе с Кендриком Перкинсом в обмене с «Мемфисом». За свою карьеру он заработает 26 миллионов долларов, набирая меньше шести очков за игру и выйдя в стартовой пятерке в 10.6% сыгранных поединков. Обаяшка невинно доказал правоту Чарльза Баркли: радужные мальчики в НБА все-таки присутствуют, причем, похоже и в офисах.

Это стало неким показателем наличия в голове у игрока вещей, несовместимых с успешной карьерой, доказательством того, что он не собирается выжимать максимум из себя для достижения определенных целей, а следовательно, вопрос профессионализма там не рассматривается.

Игнорирование подобных элементов — это один из немногих эпизодов, когда мы можем говорить о явственном ошибке генерального менеджера, без каких-либо поисков потусторонних оправданий.

Тони ДиЛео сделал все правильно. Любой руководитель, не располагающий чемпионским составом на руках, без зазрения совести обменял бы молодого «большого»-новичка и достигшего невысокого пика Игудалу на огромном, несоизмеримо большом, жаловании на второго центрового в игре с перспективой стать первым, который наконец-то оказался достаточно здоровым, чтобы начать раскрывать свой недюжинный потенциал. Как руководитель он при этом обладал всеми шансами на Земле на то, чтобы сохранить его в долгосрочной перспективе. Не кривите душой, вы бы поступили точно также.

Если в межсезонье его выгонят — никто из вас также не удивится.

Он и сам вряд ли будет сильно спорить, ведь вот этими своими руками развалил команду, заставил говорить о вполне реальном уходе специалиста, которого все на руках носили последние два года и весьма непонятных дальнейших перспективах. Никто сейчас не даст гарантии, что Байнэм вообще сыграет в НБА даже в следующем сезоне, а то и вовсе в своей жизни. Ты развалил клуб ради того, кто никогда не оденет твою майку после презентации? Будь добр, выход там, где вход.

В такие моменты принято говорить, что игрока, дескать, жалко. Да нисколечко не жалко! Эндрю всего-навсего подтвердил два самых больших опасения: он не любит игру, и у него действительно ветер в голове.

Нельзя, категорически нельзя, поддавать свое здоровье дополнительному риску тогда, когда ты собираешься подписывать пятилетний контракт на 100 миллионов долларов, будучи склонным к травмам игроком. Максимальная забота личного тренера, диеты, фитнесы, минимум каких-либо потенциально опасных мероприятий, концентрация на баскетболе и команде. Создание положительной репутации, а не ее уничтожение.

Фредди Роуч, персональный тренер, подаривший ему первый за много лет сезон без травм, благодаря методике по подготовке боксеров-профессионалов, остался в Калифорнии. Мозги тоже, где-то в шкафчике «Лейкерс». Все остальное было пущено на самотек. Врачи при прохождении медкомиссии игроком с повреждением любой сложности всегда закладываются на определенный курс восстановительных процедур и дают прогноз: будешь их выполнять – встанешь на ноги. Они не зря ореховое масло на хлеб намазывают. Боулинг вряд ли входил в их число.

Месяц назад я наткнулся на хейтерский взгляд на НБА, эдакий гид, где был следующий абзац. Я ненавижу эту лигу за...

One-and-done. Владельцы клубов не допускают в сильнейшую лигу мира школьников лишь потому, что их генеральные менеджеры недостаточно профессиональны, чтобы принимать серьезные решения по отношению к тинейджерам с краткими резюме, у них просто недостаточно данных. Они в чем-то правы, однако вынуждать игроков в обязательном порядке год тусить в студентах (или в Европе) — просто несправедливо по отношению к баскетболистам. Их карьеры достаточно коротки и, если игрок хочет — пускай выставляет свою кандидатуру на ярмарке, и дает шанс руководителям задрафтовать его или пройти мимо. Это правило — не больше чем попытка сохранить лицо от команд, нуждающихся в посторонней защите от собственных ошибок, а тем временем, Нерленс Ноэл вынужден рисковать своим здоровьем и получать тяжелейшую травму ради колледжа, заинтересованного лишь в извлечении прибыли от его присутствия.

Байнэм стал очередным невинным подтверждением рисков, которые взваливает на себя организация, связывающаяся со школотой. На двух-трех игроков с отдачей Гарнетта или Брайанта, приходит десять с вавкой в голове, без понимания того, как важно быть профессионалами в своем деле. С одной стороны, тренер, организация, вывеска, способны втолковать даже самому темному персонажу то, почему он должен делать первое, второе или третье, однако уникальные ситуации, как с Эндрю — двукратным чемпионом НБА, становившимся на ноги под Филом Джексоном и видевшим своими глазами разницу между Кваме Брауном и Пау Газолем – лишь подтверждают — лига игроков держит всех остальных в заложниках. Даже тех исполнителей, которые настолько же отвечают статусу «про», как российский кинематограф понятию «кинематограф».

ДиЛео не мог посметь критиковать, подстегивать Байнэма. Убежит. Капчак не мог попросить Ховарда заткнуться и работать над собой. Обидится, уедет. Дэнни Ферри не позволял себе ткнуть пальцем в Эла Хорфорда, показав Джошу Смиту на того, кто действительно проводит сезон на уровне максимального контракта. Вы уже способны предсказать его потенциальную реакцию?

«Филадельфия» во второй раз утащила из Лос-Анджелеса элитного «большого» с травмой и вновь развалила весьма интересный, но упершийся в потолок собственных возможностей коллектив. Опять пасмурно.

Имея миллиард технологий, сотни программ, десятки специалистов в платежной ведомости клуба, самым слабым звеном, единственным ненадежным элементом в баскетболе, как и в современном автомобиле, является исключительно человеческий фактор. Сегодня можно с помощью десятка ракурсов объяснить чуваку, почему он отдает передачу под неправильным углом и под каким нужно ее отдавать, и он либо прислушается, либо будет продолжать бежать вперед, сломя голову. Не потому, что они не пытались ему втемяшить, а потому что втолковать там просто невозможно.

Это же касается отношения к себе, к партнерам, к людям вокруг. Если Кармело Энтони во время драмы позволяет себе публично на камеру заявить «Я прихожу в зал, чтобы поскорее оттуда убраться, ведь мне незачем тренироваться 3-4-5 часов, максимум — 45 минут», не осознавая в таком возрасте, что лишь максимальное расширение его способностей может подарить «Никс» (или куда он там еще хотел) шанс на то, чтобы что-то выиграть — вы бессильны, как руководитель и тренер. Вы полностью зависимы от человека, который не отдает себе отчет в том, что достигается на тренировках, а что — на приставке в холле. Стоит ли удивляться тому, что «Денвер» после совершения эпической сделки, выиграл больше матчей, чем «Нью-Йорк»?

Руководить в НБА становится все сложнее. Раньше было огромное поле для ошибки: у них не было статистических программ, математических моделей, своих видеокоординаторов на матчах студентов, не было интернета, мобильной связи, антисоциальных сетей, преследующих игрока по пятам. Сделать правильный выбор было в десять раз сложнее, а следовательно и к помаркам относились легче. Сегодня оправданий больше нет. Вы не уговорили его личного тренера, вы не прислушались к критике от Брайанта, к репутации пацана, которому на все похер, вы не проанализировали то, что даже пройдя школу лучшего тренера в истории и величайшего из всех спортивных психологов, человек не отвечает за свои поступки и не имеет высоких требований к себе. Это мы можем сказать сейчас, через полгода после старта сезона, который Байнэм пропустил, но решение необходимо было принимать в июле.

Произойдет большое, эпохальное, феерическое чудо, если Тони ДиЛео останется на руководящем посту, а «Филадельфия» проведет уверенный чемпионат через год. Она либо подпишет рискованный контракт с Эндрю и будет вновь зависеть от даты его потенциального возвращения, которое может и вовсе не произойти, а потом получит полумертвого «большого» как последствие от двух пропущенных кряду сезонов и двойной операции на бедных коленях, либо отпустит его на вольные хлеба и при сложившейся ситуации не сможет достойно укрепиться на рынке, разве что влезет в гонку за Эла Джефферсона, надеясь на сопоставимый эффект. Есть третий путь — брать на драфте что-то высокое и опять ждать.

«Филадельфия» вновь в полной заднице. В этот раз не ошибся тренер, не ошибся генеральный менеджер, «Сиксерс» просто наступили на медвежий капкан, доказав одну из главнейших проблем современной НБА: тотальную зависимость от прихоти звезды, приносящей деньги в казну и приводящей зрителей на трибуны, вне зависимости от того, профессионал ли он редкого сорта или последний из прописных разгильдяев.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы