Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    С петлей на шее. Как обанкротился главный автодром Германии

    С петлей на шее. Как обанкротился главный автодром Германии
    С петлей на шее. Как обанкротился главный автодром Германии

    Государство потратило 350 миллионов евро на инфраструктуру автодрома, а потом автодром признали банкротом. Подробности – в материале журнала PROспорт.

    «Палаточный» лагерь на «Нюрбургринге». Фото: Fotobank/Getty Images/Peter Wafzig/Redferns

    За день до старта 24-часовой гонки, самого массового события в сезоне (в этом году насчитали около 200 000 зрителей), «Нюрбургринг» выглядел ровно так, как обещал интернет и бывавшие на треке знакомые. Трасса то выныривала из леса длинными стежками прямых, то исчезала скрытыми петлями поворотов между холмов. По ней с ревом и визгом носились в тестовых заездах автомобили 15 классов общим числом 200 штук, а по обочинам трека за забором на специально подготовленных для этого полянках (с мобильными санузлами и прочими удобствами) обустраивались зрители. Кто попроще — в палатках, кто попривередливее — в автодомах. И тех и других поливал мелкий нудный дождик. Его, кстати, тоже предсказывали: на «Нюрбургринге» всякие нелепости с погодой — то морось, то ливень, то туман — случаются так часто, что им уже давно никто не удивляется. И, главное, это совершенно не пугает зрителей. Их много, действительно очень много. Поэтому первое впечатление от Нюрбургринга мгновенно складывается в образцово-показательную картинку на тему «Как должна выглядеть автогонка». Немного смущает лишь малолюдный «Ринг Бульвар» — новомодный торгово-развлекательный центр, расположенный с внешней стороны стартовой прямой. Казалось бы, там от каждой кассы должна струиться очередь жаждущих обрести порцию картофеля фри или тостер с логотипом Нюрбургринга, но больше пяти человек ни у одного прилавка не собирается. Фудкорты пустуют, а в музее можно три раза подряд проехаться по «Нюрбургрингу» на симуляторе (между прочим, для новичков это около 10 минут) — других желающих сесть за руль нет. И это в один из самых посещаемых дней в году.

    Поначалу думаешь, что, наверное, немцы очень грамотно все рассчитали, четко распределили зрительские потоки — вот и нет обычной для массовых мероприятий толчеи. И они на самом деле придумали кое-что полезное. К примеру, оплатить еду или напитки на территории Нюрбургринга можно только специальной магнитной карточкой, предварительно положив на нее любую сумму денег от 1 евро. Да, это занимает 5–10 секунд, зато потом экономит кучу времени при расчетах на кассе — никакой сдачи, никаких грязных бумажек, автомат мгновенно актуализирует баланс на карточке. Такая система ускоряет обслуживание покупателей, но проблема в том, что покупателей в целом не так много, как хотелось бы владельцам торговых точек и управляющим «Нюрбургринга». Даже в дни гонок — и тем более когда соревнований нет.

    Проблема в том, что покупателей в целом не так много, как хотелось бы владельцам торговых точек и управляющим «Нюрбургринга»

    — Если приедете сюда в будний день, здесь ни-ко-го, — убеждает Иван Стрекопытов, руководитель проекта «Нюрбургринг.ру», который с 2007 года возит российских туристов кататься на «Нордшляйфе» (Северной петле, самой знаменитой части автодрома длиной 20,8 км). — Магазины закрыты, картинг пустой. Потому что люди сюда за другим приезжают. Им интересно проехаться по легендарной трассе, а не по магазинам пройтись. 

    Но ведь зачем-то все это построили. Развлекательный центр, торговые галереи, аттракционы, новая четырехзвездочная гостиница обошлись треку в два года строительной возни и примерно 350 млн евро. Да еще и государственных, как выяснилось, денег. 

    — Нюрбургринг строило и долгое время полностью финансировало государство, — объясняет консультант проекта Moscow Raceway Ханс-Йорг Фишер, когда-то работавший на «Нюрбургринге». — С начала 80-х 90% расходов взял на себя местный бюджет земли Рейнланд-Пфальц. Трек всегда воспринимался как инфраструктурный проект, который поддерживает экономику региона. Но в середине 90-х, когда на «Нюрбургринг» вернулась «Формула-1», покрывать огромные расходы на ее проведение стало сложнее. У менеджмента трассы появилась идея превратить сезонный бизнес (для автомобилей дорога открыта с марта по ноябрь, — PROспорт) в круглогодичный, построив рядом с треком тематический парк развлечений, концертную площадку, несколько отелей и т. д. Цель была стать более независимыми от бюджетных дотаций.

    Вот только чудесный план не сработал. Частных инвесторов, как обещал тогдашний местный премьер-министр Курт Бек, почему-то не нашлось — проект был реализован полностью на деньги налогоплательщиков. Сейчас по этому поводу идет расследование — в злоупотреблении служебным положением подозревают бывшего министра финансов Рейнланд-Пфальца Ингольфа Дойбеля, который привлек к сотрудничеству какие-то сомнительные компании. А премьер-министру Беку пришлось извиняться перед местным парламентом — ландтагом — за неверный прогноз окупаемости проекта. Он считал реальным вернуть вложенные средства за три года. Но с 2009 года, когда новый комплекс был сдан, Нюрбургринг терпит от него одни убытки. Возможно, потому что коммерческие расчеты основывались на ложных данных посещаемости трека. Менеджеры, как выяснилось позже, систематически завышали эти цифры, причем в несколько раз. К примеру, в 2000-м на Нюрбургринге побывало 360 000 человек, а в официальном отчете значилось 1,1 млн посетителей. 

    «Нюрбургринг» объявили банкротом, а в апреле 2013-го выставили на продажу, цена «лота» — ориентировочно 120 млн евро плюс долги

    В итоге сейчас управляющая компания кругом в долгах (называют суммы около 400 млн евро) и не имеет средств даже на погашение процентов по кредитам (в этом году она должна была выплатить 13 млн евро), а Еврокомиссия категорически запрещает государству субсидировать трек. «Нюрбургринг» объявили банкротом, а в апреле 2013-го выставили на продажу, цена «лота» — ориентировочно 120 млн евро плюс долги (хотя не исключен вариант продажи инфраструктуры автодрома по частям). К концу июня обещают определиться с покупателем — шорт-лист претендентов вроде бы определен, и в нем, как сообщают газеты, нет ни шейхов, ни русских олигархов. 

    – Даже в моем кругу общения есть клиенты, которые готовы были бы купить «Нордшляйфе», но для себя, а немцы этого не позволят, — говорит Стрекопытов. Он живет в Германии 20 лет и успел хорошо ее узнать. — Первое и главное условие контракта: трасса должна остаться открытой. 

    Так считают и многие фанаты Нюрбургринга, которые создали движение Save the Ring, — в их группе на Facebook почти 80 000 участников. Вот только, кажется, зря они волнуются. К примеру, Роман Русинов, проехавший в этом году «24 часа Нюрбургринга» в одном из экипажей немецкой конюшни G-Drive Racing by Phoenix, говорит, что внутри команды тема закрытия трека даже не обсуждалась — это невозможно. «Нордшляйфе» (сама по себе, без истории с дорогостоящей «Формулой-1»), по некоторым оценкам, зарабатывает около 60 млн евро в год — в рабочие дни на ней обкатывают свои новинки все крупные европейские автопроизводители (и платят за это), в выходные, когда нет соревнований, на гоночную трассу допускают любителей (тоже за деньги). Кто ж такое прибыльное дело закроет?

    — Было бы логично разделить «Нюрбургринг» на два предприятия. Отдельно Гран-при, отдельно «Нордшляйфе», которая всех тут кормит, — предлагает Стрекопытов. — Автопроизводители, гонки, туристы… Немцы, бельгийцы, голландцы, французы. Из России трафик растет. Наша компания в среднем привозит по одному-два человека в день, на майские праздники ежедневно было по пять-шесть клиентов. А ведь это недешевое удовольствие: от 2000 евро на уик-энд на человека без учета авиабилета и визы. Я вообще стараюсь не обращать внимания на всю эту шумиху вокруг банкротства. Думаю, это даже на пользу «Нюрбургрингу». Больше людей приезжает. Тут вокруг трассы автоконцерны свои производства размещают. Ну о каком кризисе можно говорить?

    Девушки в теле - чтобы увидеть Ирину Шадрину в купальнике, не надо дожидаться, пока Бухаров забьет пять голов.

    Жена футболиста Воронина в купальнике

    Как заработать на телеправах, не продавая их. Пособие для РФПЛ – что в 2008-м cделали в Голландии с футбольными трансляциями – и к чему это привело.

    Сергей Ткачев: «Врач четыре минуты бил мне в грудь. И сердце завелось» – разговор с новичком «Локомотива» о смерти, безденежье и однокомнатной квартире с надувным матрасом. В наличии даже история про Оливера Кана!

    Подпишись на PROспорт бесплатно: ВКонтакте Facebook Twitter

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы