Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Перес — реверте. Разбор спорных эпизодов Гран-при Монако

Глупые ошибки Грожана и Чилтона, агрессия Переса и мастер-класс от Баттона – в разборе самых интересных эпизодов Гран-при Монако.

Перес — реверте. Разбор спорных эпизодов Гран-при Монако
Перес — реверте. Разбор спорных эпизодов Гран-при Монако

Разделение участников минувшего Гран-при на добрых и злых напрашивается вроде как само собой. Слишком уж очевидна ватерлиния между героями и антигероями этапа. Однако, как кажется, при всей заманчивости посыла, как минимум в одном инциденте можно отыскать неоднозначные нотки.

Грожан-таран

Впрочем, пойдем от простого к сложному. 62-й круг. Ромен Грожан на «Лотусе» в очередной раз намекает Эрику Булье: мужик, есть способы сократить бюджет команды в разы. Например, нанять пилота, который не станет собственноручно инициировать четыре аварии еще до поры, когда чемпионат мира пересечет свой экватор.

Готов биться об заклад: вместе с визитами к специалисту по управлению гневом француза накачивали антибиотиками для успокоения. И именно в Монако таблетки перестали действовать. Потому как иначе как «отходняком» и ломкой не объяснить выбор пилотом траектории для атаки Дани Риккардо. Вернее, как атаки — скорее, тарана методом Покрышкина. Хоть убейте, но даже с десяти попыток Ромен не объяснит, зачем он:

а) сместился точь-в-точь за «Торо Россо» по линии движения вместо того, чтобы взять еще правее — и как все нормальные пилоты не пройти вираж;

б) пропустил стандартную точку торможения, не сместившись предварительно влево, чтобы действительно рискнуть адекватно — и инициировать обгон, возможный хотя бы с физической точки зрения.

Соответственно, интересно, чем думал босс «Лотуса», когда после финиша пробовал выгородить подопечного. Ведь скорость Грожана по ходу Гран-при — это заслуга прежде всего болида, а не пилота. Тем более что в Монако-2013 случались моменты, когда «Маруся» шла по трассе быстрее «Мерседеса». Так что в Монте-Карло уж точно козырять темпом особого резона нет. А если темп еще и бесконтролен…

В общем, оценить работу второго пилота «Лотуса» и его покровителя можно только так.

Дело «Табак»

Следующую остановку совершаем на 46-м круге, где Макс Чилтон популярно объяснил Пастору Мальдонадо фразеологический оборот «Дело табак!». В одноименном повороте дебютанту пришло на ум защитить полкорпуса выигрышной позиции радикальным образом — смещением в сторону соперника. Мол, припугну соперника для острастки движением руля в правую сторону, а затем скоренько нырну влево, пока оттормаживающийся «Уильямс» вырулит на накатанную траекторию.

Припугну соперника для острастки движением руля в правую сторону, а затем скоренько нырну влево

И бог бы с ним, двигайся машины посредине полотна. Но венесуэлец к тому моменту уже дрейфовал в фарватере «Заубера» и готовился войти в плавный правый по внешнему радиусу (возможно, даже взяв чуть шире обычного в свете намеков на избыточную поворачиваемость). То бишь пространства для ухода от контакта с «Марусей» у Мальдонадо не было вовсе.

Почему Чилтон об этом не подумал или хотя бы не оценил ситуацию в зеркало заднего вида — тайна сия покрыта мраком. Равно как и рассудок англичанина, поскольку акцентированно крутить рулем в сторону соперника там, где весь пелотон фокусируется на торможении и сбрасывает скорость, до смешного наивно. Ну, примерно так.

Перес под микроскопом

А теперь, дамы и господа, приготовьтесь — Серхио Перес. Уж не ради него ли исключительно открыли этот текст, если начистоту? Самый неоднозначный персонаж уик-энда жалует под наш микроскоп. И вопреки подавляющему большинству мнений внезапно оказывается в очень выгодном свете. Объясню почему.

Смотрите, уже с самого старта мексиканец обозначает агрессивную стратегию ведения Гран-при. На первом круге он едва не обставил зазевавшегося Баттона в шикане, поскольку тот до последнего не верил, что двигавшийся по внутреннему радиусу напарник не сбавит скорость. Оттого, собственно, и сам маханул мимо точки торможения, а затем спешно принялся жаловаться по радио, что «молодой» слишком дерзко себя ведет. «Хватит ему меня прессовать», — приблизительно такая реплика улетела на капитанский мостик «Макларена», чем совершенно не украсила экс-чемпиона мира 2009 года.

На 43-м круге ровно в том же месте напарники сошлись вновь — и здесь Серхио еще изящней «обул» Дженсона. Пока номинальный лидер «Макларена» выжидал ошибки Фернандо Алонсо, идя след в след «Феррари», дебютант конюшни здорово вышел из виража, практически без стабилизации машины занял позицию для атаки следующего поворота, после чего просочился мимо британца по внутреннему радиусу.

Молодцом Чеко выглядит по двум причинам. Во-первых, он использовал «Феррари» как живой щит — чтобы не столкнуться с испанцем, Баттону все равно пришлось бы сбавлять скорость. А во-вторых, он рискнул пойти на жесткое торможение, пожертвовав задними шинами для того, чтобы ритмично подхватить болид в связке «левый-правый». Баттон ничего подобного даже предположить не мог, поскольку использует совершенно иной стиль пилотажа. И эту пару поворотов, если обратите внимание, проходил круг за кругом совершенно иначе. То есть, Перес взял свое перед напарником за счет элемента неожиданности.

Обгон Фернандо Алонсо — из той же оперы. Только здесь Серхио оттормаживается чуть раньше и чутка блокирует уже переднюю ось. А все потому, что испанец оставил ему поболе, нежели Баттон, пространства. Кроме того, впереди Алонсо маячила «подвижная шикана», вынуждавшая Нандо придерживаться той траектории, которой он следовал с самого начала короткой прямой.

Рисковал ли Перес, повторяя маневр? Безусловно. Проблемы с аэродинамикой и управляемостью «Феррари» могли привести к завалу, откажись пилот Скудерии срезать часть траектории — и здесь с решением центра управления гонкой мы не согласны. Но имелся ли в маневре Чеко криминал? Отнюдь. Это был уже апробированный и вполне исполнимый по технике маневр, случись гонщику обладать достаточным мастерством. Мексиканец показал, что определенно талантом не обделен.

Чеко пошел ва-банк, прекрасно осознавая последствия

Наконец, приснопамятный инцидент на 69-м круге. «Лотус» и «Макларен» все в той же шикане определяют, кому выйти из виража в связку «левый-правый» лидером. Сразу отметим: Кими Райкконен ведет себя столь же агрессивно, сколь и соперник. Уже при выходе из предыдущего виража финн занимает середину трассы, чем доказывает, что через внутренний радиус на данном участке трассы совершать маневр действительно можно; а также дает южноамериканцу понять, что на сей раз защита позиции будет серьезной, а не номинальной.

Перес вызов принимает, смещаясь левее оппонента. И тем самым сознательно оставляет себе лишь два варианта для дальнейшего развития ситуации. Первый — Айсмен уходит чуть правее, тормозит чуть жестче, после чего входит в вираж аккурат за MP4-28. Второй — финн захлопывает «калитку», а все остальные последствия зависят исключительно от реакции преследователя.

Повторюсь: если судить по линии движения и моменту торможения, Чеко пошел ва-банк, прекрасно осознавая последствия. Кимстер же, побывавший уже в десятке подобных переделок, на свое усмотрение — мог либо уступать визави, либо «наказывать» молодого. Финн выбрал второе, правда, проучил конкурента в щадящем режиме: при желании, «Макларен» можно было «подправить» еще с правого борта, приложившись к подвеске и антикрылу.

В свете случившегося совершенно непонятны претензии Айсмена к мексиканцу после финиша. В свое время Хуан-Пабло Монтойя столь же смело задирался с Михаэлем Шумахером, а Дэвид Култхард, нынче пишущий благочестивые колонки, также щелкал по носу зарвавшихся молодых гусар. Господа, простите, но «Формула-1» — это прежде всего, гонки. И если мы готовы осуждать пилота за агрессивный, но обоснованный (!) пилотаж в Монако, то зачем вообще отправлять пилотов в Монте-Карло?

Чтобы «мы катались друг за другом, как на карусели, и думали о сбережении шин»? (Марк Уэббер).

Уроки мастер-класса

Кстати, о контролируемой агрессии и атаке в труднодоступных местах. Посмотрите на Адриана Сутиля, которым все прогрессивное человечество в воскресенье и еще сутки спустя непрестанно восхищалось. Человек атаковал в том же ключе, что и Перес — с шаблоном единства места, времени и точек торможения раздевая Баттона и Алонсо в «шпильке». Смещаясь на внутренний радиус за несколько метров до виража, он сбавлял скорость лишь тогда, когда равнялся уже с прилично оттормаживавшимися соперниками.

«Форс-Индия» с тем же успехом, что и Грожан, могла «целовать» антикрыло впереди идущей машины или входить в контакт с «Феррари» / «Маклареном» по соседству справа — пространства для предотвращения форс-мажора у гонщика не было вовсе. Однако талант, интуиция и немного везения вывели Сутиля в топ самых ярких середняков уик-энда.

Ну, а мастер-класс по безупречным обгонам лучшим пилотам мира, на наш взгляд, преподали Дженсон Баттон и Фернандо Алонсо ближе к клетчатому флагу. На 70-м круге гонки британец подобрался к испанцу в «Расскассе», сопроводил в затяжном правом повороте, ведя борьбу нос к носу и выверяя линию движения по заднему антикрылу колесившей впереди «Форс-Индии». А затем на выходе из виража едва уловимым движением руля бросил машину точнехонько впереди «Феррари». Это, знаете ли, был как стартовый рывок под сигнал: усилий пилотов не видно, зато скорость срабатывания инстинктов моментально прочитывается по смене позиций. Дженсон в микродуэли вышел победителем, поскольку за доли секунды идеально синхронизировал все движения, необходимые для спурта. Такой талант точно не купить ни за какие деньги...

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы