Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Новая теннисная реальность: мужчины против женщин

    Как так получилось, что в современном теннисе идет война полов? Tribuna.com представляет авторский взгляд Эми Фезеролф с сайта The Changeover.

    Новая теннисная реальность: мужчины против женщин
    Новая теннисная реальность: мужчины против женщин

    Как так получилось, что в современном теннисе идет война полов? Sports.ru представляет авторский взгляд на гендерный вопрос Эми Фезеролф (The Changeover).

     

    Пока я смотрела четвертьфинал турнира в Индиан-Уэллсе между Роджером Федерером и Рафаэлем Надалем, – который не оправдал ожиданий из-за травмы швейцарца, – Дэмиен Кокс из Toronto Star сделал такое заявление:

    «Фед борется через боль, в то время как оба женских матча сегодняшнего дня были выиграны по отказу. Это в принципе все, что вам стоит знать о двух турах».

    Я бы не обратила на это внимания, потому что Кокс любит провокационные высказывания. Я вообще обычно его слова пропускаю мимо ушей. Но потом в похожем ключе высказался гораздо более уважаемый в теннисных кругах Джон Вертхейм из Sports Illustrated:

    «Федерер играет из последних сил, а табло тем временем напоминает нам, что два других топ-игрока сегодня просто снялись».

    Напомню, ранее в тот день Сэм Стосур снялась со своего матча против Ангелик Кербер из-за травмы икроножной мышцы, а Виктория Азаренко не вышла на игру с Каролин Возняцки из-за поврежденного голеностопа.

    С приведенными словами журналистов сразу есть одна проблема. Стосур за всю карьеру снялась с двух матчей. Это был первый раз, когда она отказалась до начала встречи и пропустила соперницу в следующий круг вообще без борьбы, и только третий – когда она недоиграла турнир из-за травмы. По этому показателю Сэм близка к Федереру и его двумя walkover’ами за карьеру.

    Азаренко – это другой разговор. История ее снятий и отказов хорошо известна. Впрочем, на этом турнире в одном из матчей она не смогла сдержать слез, когда дернула травмированный голеностоп, а на видео с тренировок было видно, что она хромает. В этот раз не было сомнений, что травма серьезная.

    Эти отказы пришлись очень некстати, потому что получилось, что в тот день турнир остался без женских матчей. Но учитывая, что Стосур вообще не снимается, а травма Азаренко очевидно была настоящая, такая реакция несправедлива. Тем более, что и Кокс, и Вертхейм наверняка знали всю подноготную.

    Роджер Федерер гордится тем, что никогда не снимается с турниров, и он имеет на это право. Болельщики ценят игроков, которые борются несмотря ни на что – так, как Роджер делал это в матче с Рафой. Но ему всю карьеру везло с травмами, чего не скажешь о многих его коллегах. В АТР есть много игроков, которые по истории отказов больше напоминают Азаренко, чем Федерера. Да и если уж быть совсем честными, то матч с Рафой из-за очевидной травмы Роджера был практически несмотрибелен.

    Эта ситуация продолжает неприятную тенденцию, наметившуюся в профессиональном теннисе. Два тура – мужской и женский – живут в постоянном противоборстве друг с другом. Каждый инцидент становится поводом для теннисистов-мужчин, журналистов или комментаторов принизить значение WTA.

    ****

    Когда я начинала смотреть теннис, я воспринимала его как о единое целое. Теннис он и есть теннис. Правила одинаковые, соперничества равноценно напряженные. Многие так не считают, но много и таких, которые разделяют эту точку зрения. Когда я на совмещенном турнире смотрю расписание матчей на день, я в обоих турнирах вижу интересные игры. Для меня нет совершенно никакой разницы: и мужчины, и женщины способны красиво бить по мячу и демонстрировать чудеса тактики. Да, они разные, но не превосходят друг друга.

    И все же в какой-то момент для игроков АТР, репортеров и болельщиков стало нормальным гнобить WTA:

    «А, ну конечно. Мы тут дурака валяем, пока женщины работают в поте лица и играют на «Шлемах» матчи, которые в среднем длятся по 70 минут».

    «Сколько геймов я бы взял у Серены? Вы имеете в виду, сколько она взяла бы у меня?» (оба – Сергей Стаховский)

    Стаховский, член Совета АТР и представитель Ассоциации, в соцсетях хвастается тем, как бы он обыграл первую ракетку мира WTA. Для спорта, который считает себя элитным и джентльменским, не очень красиво, когда мужчина хвалится своим врожденным физическим превосходством над женщиной. Да, наверное, Стаховский обыграл бы Серену. Таким уж он родился, что может подавать быстрее и бить мощнее. И что с того? Это делает его лучше как теннисиста? Боже упаси.

    WTA была основана не в пику АТР. Женщины соревнуются с другими женщинами, но почему-то медиа-дискурс постоянно сбивается в спор о том, какой из двух туров сильнее духом, кто более самоотвержен и кто показывает более интересный теннис (дело вкуса).

    Когда топ-теннисистка побеждает со счетом 6:0, 6:1, это значит, что уровень женского тенниса очень низок. Когда то же самое делает мужчина, это потому, что он игрок элиты.

    Когда ведущая теннисистка берет сомнительный медицинский тайм-аут, на послематчевой пресс-конференции ей задают об этом 23 вопроса, а потом делают выводы о плачевном состоянии женского тенниса. Когда сомнительный тайм-аут берет мужчина, его о нем даже не спрашивают.

    Когда участницы женского матча обмениваются брейками, это потому, что играют они как попало. Когда это происходит в мужском матче, это напряженная борьба между теннисистами с прекрасным приемом.

    Когда Петра Квитова расплакалась во время матча, ее назвали «плаксивой королевой драмы». Когда после финала «Уимблдона» рыдал Энди Маррей, это было «откровение», показавшее его любовь к теннису.

    Серена Уильямс возвращается после долгого отсутствия и кладет на лопатки весь WTA-тур – это приговор всем теннисисткам:

    «И вот, несмотря на то, что Серена еще с трудом выдерживает длинные розыгрыши, она один из главных фаворитов «Уимблдона». Если она его выиграет, это будет очень жизнеутверждающая история: чемпионка, вернувшаяся на вершину с порога смерти. Но как же это все неловко для женского тенниса. Возвращение Серены – это по сути обвинительный приговор всем остальным теннисисткам, которые должны играть в своем спорте гораздо более значимую роль».

    Рафаэль Надаль, не игравший семь месяцев, по возвращении доходит до четырех финалов, три из которых выигрывает (включая «Мастерс» на самом неудобном для себя покрытии) – это хорошо для тенниса.

    Серена Уильямс уничтожит кого угодно из WTA, но если она проигрывает, то это из-за «гормонов». Если проигрывает топ-теннисист, то это потому, что его замучала старая травма.

    ****

    Это только отдельные примеры, и, конечно, есть и исключения. Но поклонник WTA не даст соврать, что нынешний теннисный мир зациклен на недостатках WTA. Малейшая проблема вокруг какой-то теннисистки – это отражение всего женского тенниса, в то время как к мужскому туру такие стандарты применяются редко.

    Теннис не принадлежит мужчинам только потому, что у них мышечная масса больше, чем у женщин. То, что они бьют по мячу сильнее, не делает мужскую игру более выдающейся, чем женская. Женщины точно так же демонстрируют на корте свои бойцовские качества и атлетизм.

    В чем мораль сей басни? Я не знаю. Не знаю, что можно сделать с такой укоренившейся проблемой. Прогресс в такого рода вещах достигается временем и сознательностью, и происходит это небыстро.

    Что я знаю, так это то, что принижение женского тенниса никогда не усилит ни мужской теннис, ни теннис вообще.

     

    Оригинал статьи здесь.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы