Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Генеральское прошлое

    Неудачливый форвард Алекс Фергюсон, собравшийся эмигрировать в Канаду, хавбек Алан Пардью, которому остекление зданий давалось лучше футбола, вингер Харри Реднапп, столь похожий на Аарона Леннона, бесталанный защитник Рой Ходжсон и Авраам Грант, чью еще не начавшуюся карьеру загубила страшная авария, – Марина Мосина рассказывает и показывает, как играли в футбол нынешние тренеры клубов английской премьер-лиги.

    Генеральское прошлое
    Генеральское прошлое

    Сегодня входят в моду тренеры, которые не были футболистами. Пример Андре Виллаша-Боаша, в чьей биографии раздел «игровая карьера» отсутствует в принципе, доказывает, что не каждому успешному тренеру необходимо пройти пресловутый путь от солдата до генерала. Есть ли у португальца коллеги с похожей историей в английской премьер-лиге?

    Есть. Однако около трети главных тренеров, работающих сегодня с клубами АПЛ, могут похвастаться успешной игровой карьерой. О том, как играли Карло Анчелотти, Роберто Манчини, Алекс Маклиш, Мик Маккарти, Кенни Далглиш, Марк Хьюз или Стив Брюс, слышали все, а многие еще и видели. Остальных можно условно разделить на две гипотетические футбольные команды: профессионалы средней руки и игроки низших дивизионов с любителями.

    Профессионалы

    В состав этой команды вошли два результативных форварда (один любил играть и выступал практически до сорока, а другой провалил свой главный игроцкий финал), способный вингер, чью карьеру перечеркнула травма, атакующий хавбек, предпочитающий третий английский дивизион испанской Ла Лиге, и трудяга, таскающий рояль и двигающий табуретки. Не забудем еще посредственного центрального защитника, который смолоду готовился стать тренерсом. Уже разобрались, кто есть кто?

    Алекс Фергюсон, нападающий. 16-летний будущий тренер «Ман Юнайтед» отличился в дебютном матче за шотландский любительский клуб «Куинз Парк». Он забил 20 голов в 31 игре, но этого оказалось недостаточно для попадания в основной состав. В 1960-м он перешел в «Сент-Джонстон», но там его поджидали сходные проблемы. В довершение в одной игре Ферги серьезно травмировал лицо и выбыл на месяцы. Когда он восстановился, то сыграл три матча за резерв, в которых его команда уступила со счетом 8:1, 7:0 и 9:2. После такого форвард решил заканчивать с футболом и начал собирать документы для эмиграции в Канаду. Самое темное время суток наступает перед рассветом – испытывавший кадровые проблемы тренер «Сент-Джонстона» неожиданно вызвал резервиста на выездной матч против самого «Глазго Рейнджерс». Фергюсон сделал хет-трик и стал первым в истории игроком, забившим «рейнджерам» три гола на «Айброксе». Карьера Алекса началась заново. В 1964-м он перебрался в более статусный «Данфермлин», но им не повезло – в первом совместном с Ферги сезоне команда недобрала всего очко до титула чемпиона Шотландии и проиграла финал Кубка. Наш нападающий, впрочем, в нем не участвовал, так как провалил предыдущую игру в Лиге.

    Фергюсон забивал по-прежнему много, стал лучшим бомбардиром чемпионата, и ушел в «Рейнджерс» за рекордную для шотландского первенства сумму в £65k. Союз с глазвегианским грандом закончился печально – у Алекса не сложились отношения с тренером Дэвидом Уайтом, который в конце концов обвинил Фергюсона в голе, пропущенном в финале Кубка Шотландии-1969 (Фергюсон – номер 9) от «Селтика», и сослал его в резерв. Для противостояния форварду соперника Билли Макнилу в той игре в «Рейнджерс» придумали хитрую тактику: Фергюсон должен был блокировать нападающего, а его партнер – выносить мяч. План сработал на первой же минуте: Макнил открыл счет в матче, который закончился со счетом 0:4.

    Фергюсон расстался с «Рейнджерс», так и не получив шанса реабилитироваться. Медаль проигравшего участника того финала он выбросил и в тренерской карьере чрезвычайно ценил футболистов, способных показать лучшую игру в самых важных матчах. Будущий сэр как игрок не завоевал ни одного значимого трофея, хотя поражал ворота соперников чаще, чем в каждом втором матче (вот пример того, как он это делал). Фергюсон при этом не был образцом сдержанности и временами ссорился не только с тренерами, но и с соперниками.

    Харри Реднапп, вингер. Реднапп начинал карьеру именно у «шпор», однако к 15 годам талантливого подростка переманил «Вест Хэм». Харри дебютировал в 17 лет и имел репутацию быстрого, техничного и трудолюбивого вингера. В звездном «Вест Хэме» того времени он был окружен героями чемпионата мира 1966 года – за команду выступали Бобби Мур, Джефф Херст, Мартин Петерс, а также юный Тревор Брукинг. «Харри тогда был классическим правым вингером, похожим на Аарона Леннона, который сейчас у него играет», – вспоминал Джо Киннэйр.

    К сожалению, Реднаппу не удалось реализовать потенциал из-за травмы, восстановиться после которой он так до конца и не смог. Поэтому ему пришлось покинуть «Вест Хэм» и перейти в заштатный «Борнмут». Спустя несколько сезонов потерявший былую скорость вингер транзитом через «Брентфорд» оказался в американском клубе «Сиэтл Саундерс», где занял должность играющего ассистента главного тренера.

    Оуэн Койл, нападающий. Нынешний тренер «Болтона» в свое время забил около 250 голов за двенадцать различных клубов. Главным в его карьере, пожалуй, стал мяч именно за «рысаков» в финале плей-офф Д-2 на «Уэмбли», благодаря которому «Болтон» впервые за 15 лет прорвался в элиту. Источником вдохновения Койла всегда была пламенная страсть к игре. «Футболист – это лучшая работа в мире, – с воодушевлением говорил он. – По сути, я даже не могу назвать это работой. Если бы я не был профессионалом, то играл бы в парке, потому что просто люблю футбол».

    Увлеченность Койла игрой стала причиной его продолжительного союза с ней – не каждому удается в 37 лет стать чемпионом и лучшим бомбардиром шотландского Д-2 (с «Фалкирком»). Еще два года назад Оуэн оставался в достаточно хорошей форме, чтобы играть с молодежью за резервную команду «Бернли» и забивать вот такие мячи. Хотя на международном уровне нападающий провел всего семь минут (за сборную Ирландии в товарищеском матче против Голландии), все этапы игровой карьеры он оценивает с огромным позитивом. Например, он уверен, что путешествие по двенадцати клубам позволило ему перенять больше разнообразного тренерского опыта. В идеях Койла-менеджера легко просматривается и оптимизм, и любовь к игре.

    Дэвид Мойес, центральный защитник. Заурядный шотландский защитник в начале карьеры успел выиграть титул с «Селтиком» и поучаствовать в еврокубках. Впрочем, уже тогда Дэвид начал готовиться к тренерству: первую лицензию он получил в 22 года и всегда вел записи о работе специалистов, под началом которых выступал.

    Проведя оставшуюся часть карьеры в клубах низших дивизионах английской и шотландской лиг, Мойес так больше ничего и не выиграл. Получив должность играющего тренера в «Престоне», Дэвид не без удовольствия забросил карьеру защитника и сосредоточился на более интересной, с его точки зрения, деятельности – обучении команды, известной примитивным футболом, интеллектуальной игре в пас.

    Роберто Мартинес, полузащитник. Отец Роберто, родившегося в каталонском городке Балагер, работал тренером местной команды, так что техника и тактика были излюбленными темами разговоров за семейным ужином. Игровая карьера была мечтой Мартинеса, которая начала сбываться, когда в 16 лет он получил приглашение от «Сарагосы». Родители отпустили сына в клуб только при условии, что он закончит в Сарагосе университет – в их семье это называлось компромиссом. Мартинес выбрал своей специальностью физиотерапию и действительно через несколько лет получил диплом, несмотря на то, что был единственным в команде студентом. В 21 год он сыграл первый матч за «Сарагосу» в Ла Лиге… Дальше его жизнь приняла причудливый оборот – Мартинес с парой друзей получил крайне щедрое предложение от Дэйва Уэлана, владельца английского клуба третьего дивизиона «Уиган». Родители снова согласились на компромисс – пусть едет, но через два года должен свободно говорить по-английски. На дворе стоял 1995-й, иностранцы в Британии были еще экзотикой, особенно в клубе Д-3.

    По словам Мартинеса, в Уигане было здорово, хотя в ресторанах они поначалу питались только супом – единственное слово, понятное в меню. Испанцы получили в Англии прозвище «три амиго», а «Уиган» стал собирать больше болельщиков на трибунах. Мартинес тем временем получил дополнительное образование в университете Манчестера. Он влюбился в английский футбол и быстро к нему адаптировался. Первый же сезон испанец закончил лучшим бомбардиром «Уигана», дважды его включали в символическую команду года в Д-3, а через год «лэтикс» завоевали титул и перебрались в Д-2. Мартинес провел в «Уигане» шесть сезонов, после чего играл еще за несколько клубов уровнем не выше второго дивизиона. Знание языка, прекрасное образование и дружелюбный характер позволили ему продолжить карьеру в Англии в качестве тренера.

    Иан Холлоуэй, полузащитник. Уроженец Бристоля начинал карьеру в местном «Роверс», играл справа в полузащите и считался одним из самых многообещающих игроков в Д-3. В 1985-м его купил «Уимблдон» – на перспективу, но в Лондоне у Иана не сложилось. Спустя два года он вернулся в «Бристоль», где главным тренером к тому времени работал Джерри Френсис, под чутким руководством которого полузащитник расцвел. За четыре сезона он пропустил всего пять матчей. Когда Френсиса назначили тренером клуба высшей лиги «Куинз Парк Рейнджерс», покупка Холлоуэя стала одним из первых трансферов. «Когда Иан играл, болельщики его просто обожали. Он никогда не сдавался, и это то, что нам нужно сейчас», – рассказывал один из директоров «КПР», приглашая через десять лет Холлоуэя на тренерскую должность.

    Свое игровое кредо Холлоуэй описывает в типичной для себя манере: «Игроки вроде Гленна Ходдла садятся и играют на рояле, но без тех, кто таскает рояль и подвигает табуретку, они не смогут играть».

    Полупрофессионалы и любители

    Тони Пулис, защитник. Упорный и жесткий центральный защитник – Пулиса трудно представить игроком другого амплуа. Его скромная карьера прошла в английских клубах низших дивизионов, а в 1981-м он некоторое время и вовсе поиграл в Гонконге. Пулис рос в малообеспеченной рабочей семье, и возможность вырваться из этой среды одновременно и привлекала, и пугала его. «Когда я получил шанс играть в футбол и получать за это деньги, я понял, как мне повезло. Я просыпался, не веря в это», – признавался потом Пулис.

    Сделать впечатляющую карьеру Тони помешала травма, полученная в 18 лет. Период восстановления он использовал для того, чтобы освоить ремесло футбольного менеджера. В 19 Пулис получил лицензию FA, в 21 лицензию УЕФА. Впрочем, первой тренерской должности – ассистента своего гуру Харри Реднаппа в «Борнмуте» – он ждал почти тринадцать лет. По мнению тех, кому довелось быть партнером Пулиса на поле, он был неординарным защитником. В каждой команде он становился лидером, который в раздевалке первым начинал обсуждать причины поражения. Главным футбольным грехом Пулис и по сей день считает тщеславие: «Я стараюсь внушить моим игрокам, что они должны не витать в облаках, а твердо стоять на земле».

    Алан Пардью, полузащитник. Алан любил футбол, но не мог зарабатывать им на жизнь – в любительской команде, за которую он выступал, ему платили 6 фунтов в неделю плюс фунт за победу. Пардью работал стекольщиком. Когда в конце 70-х он занимался остеклением Тауэр 42 в лондонском Сити, с верхних этажей небоскреба на востоке виднелся виден «Аптон Парк». Алану и в голову не могло прийти, что стадион станет его рабочим местом – с тем же успехом он мог представить себя в Парламенте, который был виден на западе. В те годы Пардью был близок к тому, чтобы вообще завязать с игрой. Проводником в большой футбол для него стал тренер «Коринтиан Кэжуалс», который порекомендовал футболиста Стиву Коппеллу из «Кристал Пэлас». «Орлы» (и, кстати, бывшие «стекольщики»), заплатили за него нереальные 4.000 фунтов, но Пардью не был уверен, что хочет стать профи: «Стекольные работы хорошо оплачивались в то время, так что я потерял в деньгах, перейдя в «Пэлас». Они платили мне сущую ерунду – 400 фунтов в неделю».

    По мнению многих фанов «Пэлас», Пардью сделал для них два хороших дела: забил гол в полуфинале Кубка Англии в ворота «Ливерпуля» и ушел из клуба. В «Чарльтоне», где он играл после, Алана любили больше. Неизобретательный, но трудолюбивый полузащитник, который неплохо играл головой – Скотт Паркер в молодые годы. Успев поиграть еще в «Тоттенхэме» и став участником рекордного разгрома «шпор» от «Кельна» в Кубке Интертото, полузащитник перевелся в «Барнет», где стал одним из играющих тренеров первой команды.

    Арсен Венгер, центральный защитник/полузащитник. Уроженец Эльзаса в юные годы играл за любительскую команду своей деревни. Родители Венгера держали бистро, в котором он практически вырос. Наблюдения за деградацией сильно пьющих посетителей сформировали у Арсена неприязненное отношение к алкоголю. Этот аргумент Венгер потом использовал, пытаясь направить на путь истинный Тони Адамса. Если Арсен не был в баре, то он занимался организацией футбольных матчей – деревня, где он рос, была такой маленькой, что собрать 11 человек для игры требовало определенных усилий. Впрочем, его команде часто доводилось выходить на поле без одного, а то и без пары игроков, и они старались компенсировать численное меньшинство за счет скорости. Может быть, именно поэтому «Арсенал» нередко становится мощнее, играя вдесятером.

    «Даже в 12 он был спокойными благоразумным игроком, – вспоминал партнер по любительской команде. – И всегда оставался стратегом команды, предлагал свои идеи». К 16 годам Венгер сильно вытянулся, но по-прежнему не любил прыгать и играть головой. Карьера будущего тренера «Арсенала» вышла очень скромной. Он учился в Страсбургском университете, выступая на позиции защитника за разные любительские клубы, а в профессионалы подался только в 29 лет, проведя 12 матчей за «Страсбур» в высшем дивизионе чемпионата Франции и один матч в Кубке УЕФА. Когда его время в «Страсбуре» подошло к концу, он уже владел дипломом менеджера и стал ассистентом главного тренера «Канна».

    Жерар Улье, нападающий/полузащитник. Француз никогда не был профессиональным футболистом. Улье играл за «Юкелье» – это было в молодости и запомнилось, потому что в рифму. В студенческие годы он также выступал за команду любителей из Ливерпуля, когда приезжал в Англию работать учителем – вот и вся игровая карьера.

    В 26 Жерар стал тренером. Впоследствии футболисты, с которыми Улье не находил общего языка, намекали, что причина в отсутствии у Жерара профессионального игрового опыта.

    Рой Ходжсон, левый защитник. Ходжсон начинал в молодежной команде «Кристал Пэлас», но ему не хватило таланта пробиться в основу, так что он играл в основном за любительские клубы. Рой трезво рассматривал свои игровые перспективы, поэтому изучал специальность менеджера и уже в молодые годы работал ассистентом в скромной команде «Мэйдстоун Юнайтед».

    Когда в 28 его пригласил на должность тренера шведский «Хальмстад», по словам Ходжсона, у него не было выбора: «Никто не знал меня как игрока, и я не обладал нужными связями. Вопрос был не в том, тренировать резерв «Арсенала» или резерв «Бирмингема», а в том, продолжать играть в любительский футбол или ехать в Швецию». Он выбрал второе, и через год стал тренерской сенсацией Скандинавии.

    Стив Кин, вингер. Неожиданный тренер «Блэкберна» начинал карьеру в «Селтике», но никогда не играл за первую команду.

    Клуб отправил его в аренду в «Суонси» – Кин провел там всего четыре матча, зато познакомился со своим будущим ментором Крисом Коулменом. Когда ни «Суонси», ни «Селтик» не пожелали продолжить сотрудничество с хавбеком, он отправился в Португалию, где пробыл три года в клубе местного Д-2 «Академика Коимбра». Опыт не прошел зря – шотландец основательно изучил португальский и испанский. Вернувшись, Кин отправился на просмотр в «Рединг» – в клубе ему доверили только позицию разнорабочего. Стив не унывал: он играл в футбол за любителей из «Бат Сити», подстригал газон на стадионе, встречал гостей клуба в аэропорту и пытался вернуться в большую игру. Главный тренер «Рединга» Марк Макги посоветовал ему получить тренерскую лицензию и обещал работу с молодежной командой. Кин послушался, заслужил должность в академии «Рединга», а оттуда старый знакомый Коулмен пригласил его в «Фулхэм».

    И только про одного тренера премьер-лиги еще не было сказано ни слова. Он-то больше всего и похож на Андре Виллаша-Боаша. Зовут его Авраам Грант, и он не играл в футбол с 17 лет – ни на профессиональном, ни на любительском уровне. В тот самый момент, когда юный Авраам советовал маме переходить дорогу в безопасном месте, его сбил мотоцикл. Он отлетел на три десятка метров, где его повторно ударила машина, следовавшая в противоположном направлении. На этом карьера 17-летнего футболиста оборвалась, и еще две недели семья Гранта всерьез опасалась, что может оборваться и жизнь – все это время он находился без сознания. Очнувшись, Авраам два месяца не мог подняться с постели. День, когда его пересадили в инвалидную коляску, был одним из самых счастливых в его жизни. Врачи сразу объявили Гранту, что он никогда больше не сможет играть в футбол. По словам израильского специалиста, как игрок он подавал большие надежды: «Я был техничным полузащитником, который забивал голы. Люди сравнивали меня с Тревором Брукингом. Думаю, я был больше похож на Платини». После года реабилитации Грант решил вернуться в родной клуб из пригорода Тель-Авива «Хапоэль Петах-Тиква» как тренер молодежной команды. «Мне было восемнадцать с половиной, но у меня сразу стало получаться. Дело в том, что как игрок я был капитаном команды и всегда старался помогать своим партнерам».

    P.S. Фото взяты с сайтов bbc.co.uk, dreamfight3r.tumblr.com, ramshandilya.blogspot.com, entertainment.ezine1.com, sitercl.com, rockerjalanan.blogspot.com, uk.klikfc.com.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы