Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Владимир Коман: «Балотелли – мой друг и очень смешной парень»

    Предложение от «Ливерпуля», игра против Дель Пьеро, разговор с владельцем «Монако» Рыболовлевым – в интервью полузащитника «Краснодара» Владимира Комана российскому еженедельнику «Футбол».

    Полузащитник «Краснодара» Владимир Коман постигал азы футбола в Италии. В интервью российскому еженедельнику «Футбол» обладатель неподражаемого акцента рассказал о дружбе с Марио Балотелли, коллекции футболок звезд Серии А и самом задиристом футболисте итальянского чемпионата.

    Дебют в 15 лет

    – Вы родились в украинском Ужгороде, но еще в младенческом возрасте переехали с родителями в Венгрию. Что вас связывает с Украиной сейчас?

    – Родственники: бабушка, двоюродные сестры. Летом, когда есть возможность, мы стараемся съездить на родину.

    – Играть за сборную Украины вам никогда не предлагали?

    – Была такая возможность. Но эту историю не очень приятно вспоминать, потому что в Венгрии меня из-за нее чуть-чуть «поубивали». Газеты чего только не писали! Я все-таки играл за юношеские сборные Венгрии, был капитаном, а потом поползли эти слухи. Но я выбрал Венгрию. Там начинал играть в футбол, там у меня много друзей. А об украинском футболе я практически ничего не знал, поскольку не следил за ним.

    – Сборная Украины заинтересовалась вами после успешного выступления на чемпионате мира U-20?

    – Насколько я помню, пораньше.

    – Ваш отец – бывший футболист, игравший немного за киевское «Динамо». Он целенаправленно подталкивал вас в сторону футбола?

    – Я бы не сказал, скорее это мой личный выбор. Но отец был моим первым тренером и многому меня научил. В 15 лет я уже играл во втором венгерском дивизионе. Провел удачный сезон, после чего агент предложил поехать в Италию. Я сразу сказал «да», а родители меня поддержали. Так что, можно сказать, они меня подготовили к этой жизни. Мама у меня, кстати, тоже спортсменка.

    – Расскажите, что нужно делать, чтобы в 15 лет дебютировать во взрослом футболе.

    – В футбол я начал играть с четырех лет, еще в детском саду. Помню, совсем маленьким принимал участие в каком-то детском турнире. Потом был молодежный клуб, за который я выступал до двенадцати лет. Оттуда попал в «Халадаш» из города Сомбатхей, где живут мои родители. Однажды несколько игроков первой команды заболели, и тренер попросил дать ему трех-четырех дублеров. Среди них оказался и я. А после занятия мне сказали, что я остаюсь. Это был шок! В том сезоне я провел больше двадцати игр, забил несколько мячей.

    Опять голландцы


    Фото: REUTERS/Murad Sezer

    – В 2009 году сборная Венгрии завоевала «бронзу» юношеского чемпионата мира, на котором вы забили 5 мячей. Чем еще запомнился тот турнир?

    – Это был исторический чемпионат мира, потому что Венгрия давно не добивалась такого успеха. Надо было показать людям, что футбол у нас прогрессирует. Сейчас вся Венгрия ждет, что та команда сделает что-то большое на уровне главной сборной.

    – Правда, что после чемпионата мира на вас выходили представители «Ливерпуля», но вы им отказали?

    – Да, разговоры были. Но я не выступал против перехода, просто не сложилось. Отказаться от предложения «Ливерпуля» невозможно!

    – Даже болельщику «Манчестер Юнайтед», к которым вы себя относите?

    – Не думаю, что мои симпатии мне помешали бы.

    – Вы сказали, что венгерский футбол давно не радует громкими победами. А почему так происходит?

    – Даже не знаю... На юношеском уровне мы выступаем здорово, попадаем на чемпионаты мира и Европы. Продолжается это где-то до U-19. Потом игроки оказываются в основных составах своих клубов, и, может быть, у них в голове что-то происходит. Начинают считать себя большими футболистами и работают не так, как раньше. У меня в друзьях очень много талантов, которые в 19–20 лет не смогли пробиться в основу «больших» команд. Карьера оказалась сломанной, теперь работают.

    – Из тех ребят, кто в 2009-м выступал на чемпионате мира, многие сейчас играют за сборную Венгрии?

    – Четверо-пятеро пацанов, не больше. Двое играют регулярно, а вратарь, хотя и не выходит на поле, всегда получает вызов. Еще один парень попадает в заявку через раз.

    – Второй отборочный цикл кряду вам приходится играть со сборной Нидерландов. Не надоели еще «оранжевые»?

    – О, это вообще необъяснимо! Раньше все время попадали к шведам, теперь – к голландцам. У нас в этот раз группа сложная: Нидерланды, Турция, Румыния. И если выйдем на чемпионат мира, докажем, что тоже чего-то стоим. У нас собралась хорошая команда, которая имеет шансы поехать в Бразилию. Хотя я слышал разговоры типа «может быть, в этот раз не получится, а к Евро-2016 должны «выстрелить». Посмотрим.

    Мой друг Балотелли


    Фото: Fotobank/Getty Images/Valerio Pennicino

    – В 16 лет вы оказались в системе «Сампдории». Тяжело было осваиваться в Италии?

    – Там такой футбол – все для защиты своих ворот. Даже в молодежной команде постоянно слышишь: «оборона, оборона, оборона». Мне кажется, чемпионаты России и Франции интереснее. Но зато в Италии я обучился тактике игры в обороне. Может быть, последний год из-за вылета «Сампдории» прошел не так, как хотелось бы, а в остальном это было хорошее время.

    – Какое впечатление произвела Генуя?

    – Город мне очень понравился: море, погода – все супер. В Генуе две команды, и атмосфера дерби чувствуется на каждом шагу. В Италии люди вообще помешаны на футболе.

    – Было с кем поговорить по-украински или по-венгерски?

    – В Генуе украинцев значительно больше, чем венгров. Позже в «Дженоа» появился Гергей Рудольф. И хотя это другая команда, нам было что обсудить. Еще один игрок сборной Венгрии приезжал в «Сампдорию». Но общался я в основном с украинцами и итальянцами. Местный язык выучил уже через три месяца. А через полтора года мог свободно объясняться и даже писать. Итальянский – несложный язык.

    – В 2008 году молодежная команда «Сампдории» победила в чемпионате Италии, обыграв в финале «Интер». Какие воспоминания остались о том матче?

    – В том сезоне мы были очень сильны, выиграли все что было можно. Ходя годом ранее играли в финале с тем же «Интером» и уступили. Марио Балотелли тогда реализовал пенальти, а наш гол не засчитали.Кстати, мы до сих пор общаемся с Марио, он мой друг. И очень смешной парень.

    – Как вы с ним сдружились?

    – Когда я играл на юношеском уровне, было много турниров, поэтому мы часто виделись. Потом ехали в сборные – и встречались там. Так что был хороший контакт.

    – В знаменитых проделках СуперМарио вроде бросания дротиков в резервистов или запуска фейерверка в домашних условиях вы не участвовали?

    Нет-нет, у него в «Интере» была своя компания. Мы, конечно, знаем, что он творил, но это ерунда по сравнению с теми историями, в которые он стал попадать после перехода в «Манчестер Сити». Было видно, что чудак, но все-таки не такой, как сейчас.

    – Вам встречались столь же безбашенные футболисты?

    Самый большой беспредельщик – Антонио Кассано. Он великолепный игрок, лучший из тех, что я видел в Италии, но в обычной жизни это тот еще кадр. Ему ничего нельзя было сказать поперек, а он этим пользовался. В конце концов договорился до оскорблений в адрес президента клуба. Я был в «Сампдории», когда это случилось. Кассано, конечно, некрасиво себя повел, потому что в свое время ему помогли уйти из «Реала», да и президент к Антонио очень хорошо относился. Но это не совсем мое дело.

    Страх и ненависть в Авеллино

    – Можете вспомнить свой дебют в Серии А?

    В тот день «Сампдория» играла с «Торино». Мне было восемнадцать лет, и я лишь неделю находился в первой команде. До конца чемпионата оставалось четыре игры, мы шли в серединке, так что я рассчитывал сыграть минуту-другую. Новеллино же сразу поставил меня в состав. Я был белый, как диван, на котором сейчас сижу. Очень испугался! По ходу игры, конечно, успокоился, и все пошло как надо. Даже передачу голевую отдал.

    – Тем не менее вскоре вас отдали в аренду «Авеллино».

    – Да, в Италии это нормально. Если даже ты очень большой талант, после выпуска из «молодежки» тебя отдадут в аренду клубу низшей лиги. Считается, что ко взрослому футболу нужно привыкнуть. В Серии B приходилось много работать. Понятно, что качество футбола там ниже, чем в Серии А, но мне понравилось. Может быть, потому что я много играл. Из-за этого даже забылось, что Авеллино находится недалеко от Неаполя, а это уже само по себе опасно.

    – В Неаполе могут спокойно ограбить даже Марека Гамшика. С вами подобных инцидентов не случалось?

    – Мне повезло больше. Хотя как-то был случай. Мы проиграли три или четыре игры, и болельщики нас не выпускали со стадиона. Но там это обычное дело.

    – Машины не жгли?

    – В том сезоне – нет. Но только в том.

    – Свой первый гол в Серии А вы забили за «Бари», где также играли на правах аренды. Главный тренер этой команды Джампьеро Вентура доверял молодежи, но вы почему-то провели только 16 матчей.

    – Не знаю, почему так вышло. Тренер хотел видеть меня в команде, я работал как обычно, но он меня не ставил. А потом удивлялся, когда я хорошо сыграл на юношеском чемпионате мира. Если же мне находилось место в составе, то на фланге, хотя моя позиция – в середине поля! Конечно, слева или справа я буду не так полезен. Люблю, когда я с мячом и могу сыграть в пас, а эта беготня в поисках свободного пространства мне не нравится. С другой стороны, в «Бари» мне пришлось стать более универсальным игроком – это позитив.

    – Вы же болеете за «Ювентус». Как игралось против «старой синьоры»?

    – Играть против Алессандро Дель Пьеро – это что-то невероятное. Я чувствовал себя как ребенок. Во время игры еще держал себя в руках, а потом бежал просить футболки.

    – Чьи майки есть в вашей коллекции?

    – Леонардо Бонуччи – мы с ним вместе в «Бари» играли, Себастьяна Джовинко. Дель Пьеро я, к сожалению, не достал. Зато есть подписанная футболка Филиппо Индзаги.

    – Неужели времен «Ювентуса»?

    – Милановская.

    – Не обидно, что первый же ваш полноценный сезон в «Сампдории» закончился вылетом команды из элиты?

    – Обидно: мы были рядом с зоной еврокубков, а потом такой провал! В том сезоне случился конфликт с Кассано, потом продали Джампаоло Паццини. Команда уже не напоминала единый коллектив, все были сильно расстроены. Сменили тренера, но он ничего не смог сделать. Когда ты внизу, оттуда тяжело выбираться.

    – В Италии вообще не церемонятся с тренерами. «Палермо» в этом сезоне пережило четыре увольнения и все равно вылетело.

    Это очень странно, когда одни и те же люди меняют друг друга. У нас в «Сампдории» за несколько лет тоже пять или шесть тренеров сменилось. И каждому надо было доказывать, что ты достоин места в основе! По-моему, это неправильно, хотя многие в Италии предпочитают именно такой способ решения проблем.

    Галицкий – классный


    Фото: Сергей Дроняев

    – Когда «Сампдория» покинула элиту, вы перешли в «Монако». Из-за чего решили поменять итальянскую Серию B на французскую Лигу 2?

    Я был в Италии уже восемь лет, и мне хотелось что-то поменять. Контракт с «Сампдорией» подходил к концу, так что я попросил клуб пойти навстречу и отпустить меня в «Монако». Были и другие варианты, но я не хотел бы о них говорить.

    – Варианты – во вторых дивизионах?

    – В первых и вторых.

    – С владельцем «Монако» Дмитрием Рыболовлевым удалось пообщаться?

    – Один раз, когда он пришел к нам на тренировку. Спросил меня, как я себя чувствую, как коллектив, что надо поменять. Рыболовлев был новым человеком в клубе и интересовался мнениями о том, как сделать «Монако» лучше. Наш разговор продолжался буквально минут десять.

    – «Монако» тогда боролся за выживание в Лиге 2, а сейчас, судя по всему, готовится наделать шуму в элите.

    Когда я пришел, «Монако» был на двадцатом месте. Команду создавали практически заново. Той зимой купили десяток игроков, после чего результаты заметно улучшились. Подняться в Лигу 1 мы, конечно, не смогли, но стали восьмыми. А сейчас «Монако» и вовсе первый.

    – Одна из визитных карточек Монте-Карло – казино. Играли в рулетку?

    – Нет, я этого не люблю. Может быть, кому-то в команде такой досуг был по душе, но мы это не обсуждали. А вообще жизнь в Монте-Карло – супер. Я бы сказал, что это Россия, а не Франция, настолько там много русских.

    – Почему же вы так быстро покинули Лазурный Берег?

    – Славолюб Муслин очень хотел, чтобы я играл за «Краснодар». Он живет в Ницце, а потому знал обо мне. Когда поступило предложение из России, я подумал: «А почему бы и нет?» Мне все понравилось и нравится до сих пор. Наш клуб существует только пять лет, но по условиям «Краснодар» ничем не уступает топ-командам. Из всех президентов, с кем я работал, Сергей Галицкий нравится мне больше всего. Многие руководители приходят к команде максимум два раза в год, а он общается с игроками два раза в неделю. Галицкий классный – с ним можно поговорить на разные темы и даже пошутить.

    – А до перехода в «Краснодар» вы следили за чемпионатом России?

    – Команды знал, но специально не следил.

    – Драка стенка на стенку в товарищеской игре с «Днепром» – одно из сильнейших впечатлений первых месяцев в России?

    –  Футболист Ротань психанул и стал бить нас по ногам – короче, провоцировать. Мы никак не реагировали, только смеялись. Может быть, поэтому он завелся еще больше. Был момент, когда Ротань сделал подкат Вандерсону, потом – Марсио, а потом мяч дошел до меня. Судья уже свистнул, и тут игрок «Днепра» летит мне в ноги. Ну я взял его за голову и толкнул. А потом уже все остальные прибежали. Какой-то чудак из «Днепра» говорил, что он проглотил язык, после того как его ударили, но этого и близко не было. Все же видно на записи!

    – Раньше в вашей карьере были подобные случаи?

    – На футбольном поле драки редко случаются. Чаще игроки просто толкаются, а потом успокаиваются. Я даже не могу сказать, что это драки. В Италии мне приходилось сталкиваться с мастерами провокаций, после них уже ничего не страшно. Могут даже по ногам не бить, а просто подойти и сказать что-то такое…

    – И кто в Серии А самый задиристый?

    – Фелипе Мело – очень неприятный тип! Он сейчас в «Галатасарае», а раньше играл за «Ювентус». И всегда что-нибудь выкидывал.

    Ярослав Кулемин

    В какой атмосфере прошел финал Лиги чемпионов? Как Юра Мовсисян встречался с Бараком Обамой? Все главные события уходящего сезона в российском футболе. Какие цели Николай Писарев ставит перед молодежной сборной России на Евро-2013? И как оценить саму фигуру главного тренера? Об этом и многом другом – в новом номере еженедельника «Футбол».

    Следуйте за еженедельником «Футбол» в соцсетях:

      

    Подписка на еженедельник открыта:

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы