Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Виктор Леоненко: «Зачем футболистам Maserati? По Киеву даже на танке проедешь – все пломбы повылетают»

    Юрий Дудь пообщался с бывшим форвардом киевского «Динамо» и самой огненной звездой украинского ТВ – о том, как передать привет печени, вызвать гнев Анатолия Тимощука и стать похожим на Марадону.

    Вампирит

    Интервью с занятыми людьми случаются в разное время и в разных местах. Виктором Леоненко, лучший игрок Украины первой половины 90-х и самый огненный эксперт нынешнего украинского ТВ, вышел из служебной машины ровно в 1.30 ночи и уселся на лавочку в самом начале бульвара Леси Украинки. Машина привезла Леоненко из телецентра – там он рецензировал ответный полуфинал «Боруссии» и «Реала».

    – После эфира не могу уснуть до утра. Камеры меня вампирят, высасывают энергетику. Ладно бы я волновался – но ведь не волнуюсь. Можешь хоть напиться, но до 7-8 утра не уснешь.

    – Как справляетесь?

    – Да никак. У меня «НТВ» полный пакет, футболов (проводит ладонью над головой) – во! Сейчас я фанат снукера, как раз чемпионат мира по «Евроспорту». Ронни О’Салливан мне нравится очень. Как Федерер в теннисе, он – в бильярде. Гений. Правда, сейчас я не все успеваю, ведь я тренер сразу трех команд. Первая – ветераны «Динамо» (Киев). Вторая – «Маэстро», артисты и певцы. Третья – команда прокуратуры города. Они меня недавно попросили, а с прокуратурой надо дружить, гы-гы-гы.

    – Вещь, к которой вы до сих пор не можете привыкнуть на телевидении?

    – Да ко всему привык. Я сижу там и отдыхаю. Раньше иногда издевался, особенно когда Семин в «Динамо» был. Я люблю подмечать, что говорят тренеры. А Семин тут такое рассказывал. Например: «Сегодня Кривой Рог нас перебегал». Я звоню Максимову, он говорит, что они пять дней отдыхали. И ставишь на место. Все привыкли, что «Динамо» (Киев) – это бренд! И все ждут от него игры. Семин пришел, был какой-то гандикап. Он его растерял. Потом говорит: «Сейчас мы думаем о результате, не об игре». А потом народ перестал на стадион ходить.

    Сейчас пришел Блохин и хоть какие-то нормальные интервью пошли: «Мы плохо сыграли». А при Семине: что вы нам рассказываете, у нас все классно. Хотя тренера можно на х## послать. Вот меня послал бы кто на х## – убил бы. Ну или точно не играл бы у меня такой футболист.

    – Человек из телевизора, который вас раздражает?

    – Этот... Комментатор с Питера. Орлов, да. Но не раздражает, а я просто, когда его слышу, начинаю сравнивать с нашим каналом «Футбол»: «Наш «Шахтер»! Лучше «Шахтера» никого нет!» Там то же самое: Питер и Питер. Надо говорить то что есть.

    – А на «2+2» про «Динамо» (Киев) не так же говорят?

    – Ну где ты видел, чтобы меня кто-то учил, как говорить? Я тоже в «Динамо» играл, но так, как «Динамо» гонял я, не гонял больше никто. Тем более, Игорь Михайлович (Суркис – Tribuna.com) сказал: ему – можно. Ищенко «Динамо» защищает, понятно – он работает в академии клубной. Но все равно не так рьяно, как там защищают «Шахтер».

    – Олег Саленко недавно упал прямо в эфире. Он говорит, что случился микроинсульт.

    – Ха-ха-ха-ха! Я сказал, что ему сделали подкат под столом. Он тоже мне сказал: «Микроинсульт был».

    – Как я понял, никто из моих коллег, работающих на телевидении, в эту версию не верит.

    – Да может… Но сейчас он не пьет.

    – Пару недель назад нападающий «Локомотива» Роман Павлюченко позвонил комментатору Василию Уткину и пообещал ему отрезать язык. На вашу критику футболисты реагировали таким же образом?

    – Да нет, у меня все просто: если что, я приглашаю на эфир. Не потому что там какой-то рейтинг будет. Если есть претензии, давай разбирать – думаю, краснеть, скорее всего, придется не мне. Вот Тимощук обижался. Человек сидит в запасе, во-первых. Во-вторых, выходит, делает за 5 секунд 80 подкатов и дает пас поперек и назад. Я говорю то, что есть. А какая разница: Тимощук или Пеле. Я же не оскорбляю – просто разбираю игру.

    – Вы знаете, чем занимается бывший защитник «Спартака» и московского «Динамо» Александр Бубнов?

    – Ага, ТТД считает. ТТД нужно только, чтобы тренер знал, кто что делал на поле. Если у меня будет 10 ТТД, а я забью решающий гол, тренер мне скажет: «Красавец!» Мы это все прошли еще при Лобановском. В Киеве мы носились всю жизнь. Если бы кто-то из «Спартака» приехал в Киев на сборы, умер бы уже на разминке. Пришел Лобановский, ввел ТТД, начал снимать тренировочные квадраты и потом их разбирать – как будто это игра. Все перепуганные. Настолько, что Шева кидал ауты – это тоже технико-тактические действие. У Лужного, крайнего защитника, 120 ТТД было. Сто-двад-цать!

    – Так активничал?

    – Во-первых, орал на всех. Попробуй Шовковский ему мяч не кинь: сожрет дальше. Пас ближнему, еще раз ближнему, особенно на тренировках. Ну и что с того?

    – Кто из нынешних украинских футболистов может повторить достижения Шевченко?

    – Никто. В ближайшее время – точно.

    – Кто из украинских футболистов может рассчитывать на приглашение из топ-клуба?

    – Наверное, Ярмоленко. И Коноплянка – хороший футболист, все делает на скорости, удар есть. Самое главное в футболе – скорость, техника и видение поля. Все, больше ничего и не надо. Ты ж видел, что Коноплянка как мотороллер – всех обгоняет. При том, что все знают, что он бежит, проходит и подает. Все, что нужно для игрока топ-клуба, у него есть.

    Полкило мозолей

    – Вы родились и выросли в России, но мечтали играть в Киеве. Почему?

    – Меня интересуют звезды. В хоккее болел за ЦСКА, в футболе – за «Динамо»… Я в 15 лет был 1 метр 33 см ростом – представляешь, какая машина?

    – Вы преувеличиваете?

    – Правда – метр 33! Я был дохлый и мелкий. Я висел на турнике, специально растягивался. Мозоли были, как у штангистов. Мозоли отдирал зубами, шкуру выкидывал по полкилограмма. Ну, вот про полкилограмма – преувеличиваю… И вот в то время я мечтал играть в киевском «Динамо». И вот представь: в итоге я приперся сюда, знаю всех звезд, со многими дружу. Да еще и «Динамо», думаю, помог.

    – Вы говорили, что курите с 10 лет. Что может заставить начать так рано?

    – Да то, что бандит. Я ж в районе родился, где все такие были. И у нас же четыре тюрьмы были в городе. И служил я во внутренних войсках, а меня не пускали на постовую вышку, потому что у меня многие друзья там и сидели. Брат старший меня все время мучил. Он – 120 кг весом, а я – метр 33 см и ничего не весил. Брат не бил, но щелбаны, сливы, подсрачники – все это было. Я играл со старшими все время, они мне тогда великанами казались.

    Я курил, да, зато никогда не буду наркоманом. В меня за карьеру столько уколов поставили, что сил никаких нет. А когда уколы ставят в сустав, это вообще. Он расширяется, лежишь на кровати как чучело. Не понимаю, как эти наркоманы шпилятся. И я еще я кровь не люблю. В «Динамо» московском можно было переливание крови делать. Но я – никогда.

    – Самая жестокая драка, которую вам приходилось видеть?

    – Убийство. Причем на той же площадке, где мы играли. Один ударил другому в табло и тот умер. Еще видел, как мужика одного жестоко лупили – аж кирпич под рожу подкладывали.

    – Сибиряки считаются очень здоровыми. Пример настоящей русской силы?

    – Женя Зарва в тюменском «Геологе». Сам по себе как Карелин. Здоровый нападающий, но еще и техничный. Настолько здоровый, что умудрялся гонять вратарей. Это сейчас вратарей гоняют, а раньше они гоняли всех. Только кричит: «Я!» – все прятались. Смелых не было: коленом получить в позвоночник или живот – то еще удовольствие. Если я мотался и не забивал впереди, Женя мог подойти и спросить про премиальные: «У меня дома ребенок. Почему он сегодня не выпьет молока»?

    Еще в детстве у меня друг был глухонемой. Размерами обычный, но силища! На руках мог добраться до пятого этажа. Головой вниз, ноги вверх – и вперед. И это в 16 лет. И понятно, что сейчас тренажеры есть, можно за год хоть Шварцнегером стать. А раньше какие тренажеры? Только турник!

    Привет печени 

    – Самое беспредельное судейство в вашей карьере?

    – Матч с «Рапидом». На первой минуте не дал красную карточку. Потом не дал два пенальти. А потом уже и мы столько не забили, что Сабо пластмассовую скамейку расколотил. С ноги как дал – разлетелось. А судил, по-моему, тот же, которому в матче «Рома» – «Динамо» (Киев) зарядили то ли монетой, то ли зажигалкой (швед Андерс Фриск – Tribuna.com). Неприятный тип.

    – Ваша самая жаркая поездка на юг?

    – Во Владикавказе думал: что за птицы летают над стадионом? Оказалось, летучие мыши! Они на свет летели, хорошо в людей не втыкались... В Ташкенте температура была +40. Как всегда, полили водой беговые дорожки. Чтобы дышать было совсем невозможно, жара, испарение, просто нет сил... Когда ездили к «Памиру» в Душанбе, нашли клопов в гостинице. Смотришь на одеяло – а там кровь. Как спал? Да там спать-то сложно в такую жару. В Ташкенте мочил покрывало – и на себя. Ходишь, пока не просохнет. А еще хотелось персиков и дыни – это ж дефицит после Тюмени. Нажрешься этой хрени – и вперед.

    – Самое тяжелое тренировочное упражнение в вашей карьере?

    – Есть самое дурное – колени-к-груди и двигаешься назад. Вот что оно дает? Еще одно не столько тяжелое, сколько глуповатое: жабкой прыгать из центра поля до ворот. Еще – олений бег.

    – А это что?

    – Не знаешь, что такое олений бег? Типа вот:

    Леоненко встает со скамейки и, максимально высоко поднимая колени, скачет вперед по бульвару метров тридцать. На всякий случай: одет Леоненко в деловой костюм.

    Или царская тропа – бегаешь в Крыму, по лесу, как будто спецназад готовят. Или 5 по 300 – привет печени, рыгать сразу начинаешь. 300 метров надо было уложить в 42-43 секунды, сто метров пробегаешь для передышки – и снова 300 метров на полную.

    – Вы еще в начале 90-х стали носить серьгу в ухе. Где она сейчас?

    – Снял пару дней назад – пусть ухо отдохнет. А проколол ухо я на сборах в Рюйте. Пошел, как дал – и все. Жене понравилось и нормально. Потом не забывай: у Марадоны же тоже сережка была. Осталось еще играть, как Марадона, – подумал я.

    – Как вас встретили с этой серьгой в Киеве?

    – Думал, что тренер Фоменко меня убьет. Но он просто промолчал…

    Мне Фоменко всегда давал 55 минут. Даже с «Барселоной», которой я два забил, тоже на 55-й поменял. Хотя я всю игру сделал. Почему? Не знаю. Или час прошел. Или подкат не сделал. Или не любил меня – не знаю. Но парадокс: сейчас я его защищаю. Как бы я к человеку ни относился, я профессионал. Могу его ненавидеть, но говорю то, что есть: если его ставят за неделю до матча сборной, ему надо делать скидки…

    Да, а по поводу сережки – Ахрик Цвейба не понимал. И до сих пор не понимает: «Ну что это такое?» Нравится жене, мне не мешает. У меня еще сережка с бриллиантом.

    – Настоящим?

    – Ну а на хрен мне фионит? Но она недорогая. Это ж не как у Марадоны или баскетболистов НБА – в полуха!

    Горчица

    – В «Барселоне», которую вы побеждали, играл Хосеп Гвардиола. Каким он вам запомнился?

    – Нам «Барселона», кстати, постоянно попадалась. Когда Тимощук что-то говорит, я отвечаю: тебе бы каждый год ее получать. И это в то время, когда вокруг одни украинцы, без легионеров... Гвардиола все стандарты исполнял. Хотя там был Куман, а про него посчитали: если Куман попадает, поймать нереально. Знаешь, сколько Куман за карьеру забил? 193 гола. Играя заднего защитника! А Гвардиола – раздатчик пасов, один в один как Хави, только посуше.

    – У вас есть объяснение, зачем Гвардиола нынешней «Баварии?»

    – У меня нет объяснения, зачем он вообще ушел из «Барселоны». Сменить обстановку? А смысл? Ты все выигрываешь, но хочется пойти кого-то в Гондурасе потренировать? То же самое могу сказать про Шеву. Классный игрок не во всех командах заиграет, это надо помнить.

    – В «Баварии», как говорят, есть сразу несколько гомосексуалистов. В ваши времена в Киеве был хоть один?

    – Нет. Ты че, это нереально; его бы затравили. И Лужный, и Максимов – вот с такими бы глазами ходили бы. Был один, говорят, уже после моего ухода. Венгр, крайний защитник (очевидно, речь о Ласло Боднаре – Tribuna.com). Вот про него говорят, что ему нравился кто-то. Но – говорят.

    – Вы играли с Павлом Яковенко. Объясните, почему он стал самым фанатичным последователем Лобановского?

    – Я с ним даже в одном номере жил. Приезжаем в Луганск, тяжелая поездка. Смотрю: Паша переодевается, растяжка, разминка. Видимо, то, каким он был игроком, решил перенести и в тренерскую работу. Он столько бегал! Почему Заваров на поле отдыхал? Потому что Паша был везде. Заваров был фантазистой, обрезал – а Паша, который играл опорного, уже тут как тут.

    – В олимпийской сборной СССР вы пересеклись с другим молодым тренером – Сергеем Овчинниковым.

    – Да, мне он запомнился тем, как ел горчицу. Много, очень много! Есть футболист Александр Радченко – он и в сборной играл, и в «Динамо» недолго, потом в «Днепре». Так вот он жрет лук как яблоко – берет луковицу и кусает. Причем чем крепче лук, тем охотнее кусает. А Овчинников так же горчицу ел. Я смотрел и не верил. Ну а что, здоровье позволяет.

    Два «Телетриумфа»

    Фото: Fotobank/Getty Images/Bongarts/Ruediger Fessel

    – Мирон Маркевич, когда был тренером сборной, сказал про вас: «Человеку карьера не удалась, поэтому он сейчас злой на всех».

    – Я уже говорил: ну как не удалась? У меня два «Телетриумфа». Семин тоже как-то сказал, что у меня карьера не получилась. Но ты хотя бы посмотри! Да, она могла сложиться по-другому. Я уже говорил, что простил Суркисов, хотя я должен был на них обижаться. Я езжу в Запорожье, там есть батюшка прозорливый. Он говорит, что я должен сделать. Я очень стараюсь. Прощать удается. А вот мат не удалось пока еще убрать.

    – Как вы с этим батюшкой познакомились?

    – У меня в Запорожье боксер знакомый живет. Вот и познакомил. Я хожу или в Лавру, или езжу к нему. Но я хожу в церковь нерегулярно – только когда почувствую. Я не знаю ни одной молитвы.

    – Даже «Отче наш»?

    – Вообще никакой. Я не заморачиваюсь... Я тут новую фишку придумал. Когда на сборах были в Израиле, я у Стены Плача я только о двух вещах просил: чтобы не было войны и чтобы не материться. Никаких благ, ничего не просил. А сейчас же много футболистов, которые сами по себе никудышные, но или стали миллионерами, или прошли серьезные клубы, или и то и другое. Так вот мне иногда кажется, что они в эту Стену Плача не записочки пихали, а целые баннеры. Надо же столько счастья: с нуля такими стать!

    – Что вас заставило поехать к батюшке?

    – Первый раз приехал просто послушать. Он говорил: «Бросишь курить». Я смеялся. Я из-за сигарет ругался с тренерами, с президентами. Говорил: «Видите табло? Тогда какие претензии?» Или: «Видите скорость? Она есть, и от сигарет она не пропадает». И вот так возьму и брошу? Но в итоге я уже пять лет не курю. Помню точный день, когда бросил. Финал Евро-2008, немцы против испанцев.

    – У бывшего тренера «Локомотива» (Нижний Новгород) Валерия Овчинникова была примета: автобус с командой должен был доехать с базы до стадиона, ни разу не остановившись – даже на светофорах. Удивительные приметы, которые встречали вы?

    – Кто-то из тренеров в туалет ходил перед матчем. Не знаю, что он там делал, но когда команда выходила, он прятался в туалет… А с автобусом – примерно такое же было и в Киеве. Надо было посигналить перед отъездом. Ну и проехать без остановок. Но раньше проще было: не было же пробок таких. А сейчас… Я почему как-то травил Милевского? Или Селезнев приходил к нам на программу, а я его спрашиваю: «На хрена тебе этот Maserati?» Дороги у нас же никакие!

    – Что он сказал?

    – Да что он мне может сказать? Я говорю: «Ну купи себе джип хороший, но Maserati-то куда?» Дороги такие, что на танке будешь по ним ехать – все равно или все пломбы повылетают, или сотрясение мозга получишь.

    – Самая большая тренерская дурость на вашей памяти?

    – Кажется, Фоменко как-то разрешил нам на тренировке играть в футбол, нарушая правила. Это было не очень умно. Там был Дима Топчиев. Он и так жесткий парень, лупил во всю, а тут это было можно делать вполне официально. Для чего это было, я так и не понял. Заканчивали тренировку все в разорванной одежде.

    Дурошлепство

    – По окончании карьеры вы помогали жене со строительным бизнесом. Вам не понравилось?

    – Нет, лучше с ним не связываться. Потому что законы в стране не соблюдаются. Да и с кризисом совпало. У меня до сих пор два дома непроданных стоят. Серьезные дома, по Обуховской трассе, но до сих пор некупленные. И работнички, конечно, тоже бывают разные. Допустим, на тебе столько-то денег за час, и он сидит целый день и курит. А я парень прямой – если вижу дурошлепство, я об этом говорю. Зато у меня всегда все спокойно. Потому что не вру.

    – Сколько раз вас обманывали?

    – Да вроде ни разу. Зарплата у меня всегда была нормальная. Но раньше не было зависти – как в Питере с Денисовым произошло. Какая тебе разница, сколько человек зарабатывает? Он подписал контракт! Хотя сам трансфер, я считаю, это не очень умно. Не представляю, что за 60 миллионов должен уметь делать Халк. Он должен вместо Малафеева стоять в воротах, потом бежать, всех обводить и забивать через себя. В каждой игре. Причем и в России, и в Украине ведь проблемы примерно одинаковые. Понимаю, если это делают в Эмиратах, где все здорово, денег у всех навалом, все счастливо. А когда нищета вокруг? За эти 60 миллионов, кажется, целый год всю Украину можно кормить…

    – Вы говорили, что очень легкий на подъем.

    – Ну да, как-то шел за хлебом, завернул в ювелирный – купил жене золотую цепочку. Но я не подкаблучник какой-то. Я ж могу и матом пройтись. Причем и по дочке. Она у меня, кстати, с 15 лет арабскими танцами занимается. Сейчас преподает. Концерт был вот-вот.

    – Зачем же ее матом?

    – Мне, например, не нравится, что она с турком дружит. Хотя батюшка сказал, что он хороший парень. Турок уже даже в Запорожье к нему ездил. Я нормально отношусь ко всем народам – что негр, что узбек, мне все равно. Но он другой веры, а, когда в семье начинается мешанина, это, мне кажется, неправильно. Хотя в чем-то я с ней согласен: у нас найти нормального мужика сейчас сложно. Или наркоман, или пьяница.

    – Вы год прожили в Москве. Что вам в ней не нравилось?

    – Не хочу оскорбить ни москвичей, ни кого-то еще, но они же полжизни проводят в пробках! Еду с собой берут, биотуалеты – тоже, а потом говорят: «Да не, Москва мне нравится». Ну и здоровая она. В Киеве убери Оболонь и Троещину – все, деревня маленькая. Здесь и климат лучше, и каштаны. Ну и безопаснее – все друг друга контролируют. А в Москве можно всю жизнь прожить и ни разу не встретиться – ну как так можно?

    Фото: fcdynamo.kiev.ua, Fotobank/Getty Images/Andreas Rentz/Bongarts

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы