Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Кличко – Поветкин. Почему я буду болеть против всех

    Мы шли к этому бою почти шесть лет, и мы к нему пришли. Но не все. Алексей Сукачев объясняет, почему так случилось.

    Нисколько не сомневаюсь в том, что предстоящее 5-го октября событие станет важнейшим в истории если не постсоветского бокса, то уж российского-то точно. Поветкин против Кличко, Кличко против Поветкина – мы шли к этому бою почти 6 лет, и мы к нему пришли. Но не все. Я, например, пришел только «почти», потому что еще не решил для себя, поеду ли в СК «Олимпийский». Но уже твердо решил, что болеть в первую субботу октября буду против всех. Этот пункт в моем избирательном листке еще никто не отменял.

    …So I return them to the sender

    And the note attached will read

    How I love to hate you

    I love to hate you

    I love to hate you

    I love to hate you

    … Дело было, кажется, в позапрошлую субботу на «трешке». В общем-то, ничего особенного: меня просто подрезали малость, поворачивая со второй полосы направо мимо крайней, по которой я ехал прямо (ибо право такое имел). Однако своей реакции сам удивился: газанул, поравнялся с этим гадом, нажал на клаксон. В ответ высунулась рожа и стала крыть меня матом. Я тоже в долгу не остался. Затем притормозили уже вместе, из машины, правда, не вышли, ограничившись взаимными оскорблениями…

    Ненависть. Она уже давно с нами, давно кипит, выделяя волшебные пузырьки, но для какой-то другой, печальной сказки. Ненависть проникла в самую сердцевину российского общества и стала его неотъемлемой частью. Так было не всегда – это зловещее чувство стало неотъемлемым атрибутом обыденности только в последние несколько лет. А сейчас расцвело и породило неприятное ощущение того, что мы спринтерскими темпами движемся к какому-то ужасному концу. А, может, это просто такой легкий ужас без конца?

    Скоро появятся в прессе заголовки вроде «Бей Хохлов! Спасай Россию»

    Мы ненавидим всех: жидов, пидарасов, пиндосов, ниггеров – да-да, именно их, а не евреев, геев, американцев и негров. Хотя встречаются почти сплошь вторые, а не первые, но нам-то что – все они на одно лицо. Мы друг друга не любим точно так же, как и тех, кого, может быть, и в глаза-то никогда не видывали. И хохлов (не украинцев) мы ненавидим всенепременно. За то, что в наш Таможенный союз не вступают; за то, что идут в сторону Европы, а не на Восток, к нам; за то, что не водку селедкой заедают, а горилку – салом; за «Динамо» киевское тоже (сам такой – я ведь за «Спартак»). При этом враждебное это чувство культивируется на самом верху, а уже потом им стараются заразить низы, распространить в бытовой сфере. И, знаете, судя по многим комментариям и статусам даже здесь, на «Трибуне» – это получается.

    Ненависть проникла и в наш бокс, укоренилась там. «Градус ненависти в российском боксе очень высок», говорит Кирилл Пчельников, и с ним сложно не согласиться. Действительно, терпеть друг друга не можем.

    На этом фоне поединок Кличко против Поветкина становится пресловутым поединком ненависти. Таких, на самом деле, было не так уж и много в истории мирового бокса. Джо Луис против «фашиста» Макса Шмелинга – это несомненно; натурал Бенни «Кид» Паре против гея Эмиля Гриффита; негр Лэрри Холмс против Джерри Куни, пресловутого «The Great White Hope» – тоже сойдет, как и большинство чемпионских защит Джека Джонсона, великого черного тролля белой расы. Предстоящий поединок не уступает отмеченным в значимости – со спортивной точки зрения – но здорово проигрывает в значимости идеологической. В самом деле, кого ненавидеть? Братский народ соседнего государства и одного из его представителей? Полноте… Но, нет, истерия, ажиотаж нарастают. Недаром поединок будет показан по Первому. И скоро появятся в прессе заголовки вроде «Бей Хохлов! Спасай Россию» и прочая-прочая-прочая…

    Атмосфера нетерпимости, лубочного патриотизма и показушности слились вокруг Поветкина в некое единое целое

    Я не буду болеть за Владимира Кличко. Принципиально. Украинский чемпион – выдающийся спортсмен, абсолютно лучший тяжеловес последней декады и один из лучших в истории тяжелого веса, которого я очень уважаю, но он – представитель другой страны. Я могу болеть за иностранных бойцов, если они симпатичны мне – с точки зрения бокса или по-человечески – и только в боях не против наших, но за Владимира я не болею. Я к нему равнодушен. Не цепляет.

    «Почему ты тогда будешь болеть «против Кличко», а не за Поветкина?», спросите вы. «Против Кличко», потому что меня вынуждают это делать. Нет, не ажиотаж, не квасные и водочные патриоты вокруг, а сама команда Кличко, а, точнее, «околокоманда». Все те неадекватные кличкофилы, устами которых оба брата уже заняли место Джо Луиса и Мохаммеда Али, а Поветкин низведен до уровня Реджи Стрикленда. Именно бесноватые, неадекватные фанаты-националисты, украинские псевдо-патриоты оттолкнули меня в свое время от Владимира и его бокса. Я болею «против» уже на автомате, даже если против него будут выходить Дерек Чисора или Джеймс Тони. Из-за фанатов.

    Этого «околобокса» в свое время было намного меньше вокруг Поветкина. Но бой за боем, атмосфера нетерпимости, лубочного патриотизма и показушности слились вокруг Александра в некое единое целое. Не только вокруг Поветкина, но и, например, Дениса Лебедева, на боях которого кричали: «Эй, Денис, давай скорей, обезьяну ты забей» – это не против Чисоры, повадками от наших предков не далеко ушедшего, а против Джеймса Тони, 3-кратного, к слову, чемпиона мира. Кстати, ненависть к чернокожим в нашей стране для меня остается иррациональной. Я могу понять (но «понять» и «принять» – это разные вещи), за что многие ненавидят кавказцев или среднеазиатов, с которыми мы сталкиваемся каждый день и зачастую с недобрыми мыслями, но не могу понять, откуда столько ненависти к настоящим неграм, которых в России встретишь не очень часто даже в крупных городах.

    Далек от мысли винить в этой воинствующей ксенофобии самих спортсменов. Но тех, кто стоят за ними, тех, кто организует и управляет этой истерией, осудить следует непременно. А я, к слову, уверен, что, как и памятный футбольный матч имени Филимонова, квасная истерия и нездоровый ажиотаж – особенно на фоне внешнеполитических событий – появятся непременно. Не официально, конечно, но страсти, несомненно, будут подогреты. Не знаю, с чего начнется Третья Мировая, но не удивлюсь, что с боя Поветкина против Кличко. Это шутка, если что – несмешная совсем, скорее, горькая – но с существенным привкусом правды.

    Профессиональный спорт с политикой давно уже смешали и взболтали. Отрешиться у вас не получится

    Чистоплюи, конечно же, заметят, что не стоит, мол, смешивать профессиональный спорт с политикой. Господа, это давно сделано до нас и не нами – не будьте ханжами! Уже смешали, перемешали и взболтали. И отрешиться у вас не получится – никто вам этого не даст. Ну, разве что вы газет российских не читаете (не до обеда, а вообще), в Рунет не заходите, а телевизор смотрите без звука. Но это вряд ли.

    Все это заставляет меня болеть не «за Поветкина», а «против» – против всех. Обычно в таких ситуациях болеют «за» (например, «за красивый бокс»), и послематчевую грызню на форумах смотрят, запасшись ведерком попкорна и собирая «лулзы». Но тут главное не перебрать. А ведь переберут обязательно. Поэтому буду болеть «против». Не буду, конечно, желать поражения и тому, и другому (это просто низко), но любому поражению в этой схватке (без разницы кого) огорчусь меньше, чем победе другого. Тоже вполне себе ненависть, кстати.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы