Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Эгис Климас: «У Ломаченко большие амбиции, и он хорошо знает, чего хочет»

    Менеджер Сергея Ковалева и Евгения Градовича рассказывает, как старый друг помогал ему тренировать будущих русских чемпионов, почему Боб Арум все еще в деле, а Дон Кинг – в прошлом, и с какой командой из НБА будет тренироваться Василий Ломаченко.

    Эгис Климас – человек интересного прошлого и блестящего настоящего. Пока в России пытались понять, кто сильнее Поветкин или Кличко, пока смотрели на то, как Денис Лебедев разносит Сильгадо и Тони, пока ждали серьезного боя от Чахкиева, Эгис нашел в этой же России двоих парней, оказавшихся на обочине любительского бокса. Сергей Ковалев и Евгений Градович не ездили на Олимпиады и не мелькали особенно часто на Первом канале, зато теперь у них есть чемпионские пояса и менеджер, способный привести к ним за четыре года.

    ТЕРНЕР, КОВАЛЕВ, ГРАДОВИЧ

    – Как вы попали в боксерский бизнес?

    – Как и все остальные. Это такая структура, которая затягивает без эмоций, а потом начинается какой-то ажиотаж, интриги, начинается жизнь. Если я когда-то заходил сюда как любитель, то на сегодняшний день это моя жизнь, и я чувствую себя профессионалом своего дела.

    Бокс для меня был всегда, это для меня было как хобби, как увлечение. Я переехал в США 1989-м и сразу же начал пытаться что-то делать в боксе, как-то крутиться.

    – Был кто-то кто протянул руку?

    Это Дон Тернер, без сомнения. Именно с ним я сделал первые шаги в боксе, он привел меня в бокс, познакомил меня со всеми. Причем я его узнал совершенно случайно, в Нью-Йорке на каком-то бою во время завтрака, и с тех пор мы общаемся. Для меня это легенда и самый большой человек в мире бокса. Я не скрываю, у меня в США есть свой бизнес, он приносит заработок, но мне всегда был интересен этот спорт.

    - Именно как менеджер вы с чего начали?

    – У меня был очень талантливый парень Павел Кравченко из Украины. Подчеркну, очень талантливый. Но, к сожалению, у него были другие увлечения в жизни, поэтому он пошел не потому пути. Я думаю, что на сегодняшний день он был бы самой большой звездой. Когда я выходил с ним на ринг, где бы мы ни выходили, он становился любимчиком публики. Жалко, что не получилось.

    - Сейчас ваша главная звезда – Сергей Ковалев?

    – Да, Сергей добавил интриги в мою жизни, но я всегда напоминаю, что первым чемпионом стал Евгений Градович, который, кстати, пришел ко мне с подачи Ковалева.

    - Как было?

    – Я начал работать с Ковалевым, и он мне сказал, что у него есть знакомый, который хотел бы попасть в профессиональный бокс. Я поехал в 2009-м в Ростов-на-Дону, где встретил Градовича, решил, что у него может получиться в профессионалах.

    - На Женю указал Сергей, а на самого Сергея?

    – Меня с ним познакомил человек по имени Анатолий Рубинчик, он долгое время работал тренером в России и посоветовал мне посмотреть на Ковалева. Потом я уже связался с Сергеем, когда помогал Роману Кармазину сделать бой в Казахстане. Я сказал Сергею, что я буду там, и почему бы нам не встретиться, не пообщаться.

    - О чем говорили?

    – Говорили о том, что Сергей в США может заработать миллионы долларов и может стать звездой.

    - Вы уже тогда видели в нем потенциал?

    – Нет. Знал, что он хороший парень, что у него хорошее прошлое в любительском боксе и может получиться в профессионалах, но как я мог видеть наперед? Тут еще важно, что Сергей впечатлил своими человеческими качествами. Он отличный парень, отличный человек. Давайте на одну секунду забудем бокс и начнем с личных качеств. Так вот Сергей – это человек, с которым очень приятно общаться, быть в одной компании. Мы поговорили, он меня услышал и поехал в США.

    - Первые годы у него были трудные, так?

    – Это было очень тяжелое время для Сергея, как и для всех моих боксеров. Мне опять же помогал Дон Тернер. У него в Северной Каролине находится тренировочный лагерь. Все боксеры, которые приезжали из стран бывшего союза, обязательно проходили через него. Дон Тернер большой специалист, он 10 лет отработал с Холифилдом. У него в лагере, действительно, нет ничего кроме кукурузных полей. Туда приезжали многие, но не каждый выживал, там было действительно трудно. Они не могли пойти в магазин и купить себе конфет, там было все под контролем. Там нельзя было даже пойти искупаться без разрешения или покататься на велосипеде. Ковалев провел там около года, Градович примерно полтора. Они были одними из немногих, кто все выдержал. Теперь они оба чемпионы.

    - Одними тренировками боксера не раскрутить, вам приходилось вкладывать деньги?

    – Да, допустим в того же Сергея пришлось вложить около 250 000 долларов.

    - А вам это для чего было?

    – Я видел потенциал в нем и в том деле, которое мы делаем

    - Не было такого, чтобы вы чувствовали, что что-то не так. Руки опускались?

    – Было, не скрою. Где-то полгода назад, я уже говорил, что может мне стоит уйти из бокса, может мне уже становится неинтересно, может я хочу отойти в сторону, но не смог. Этот бизнес такая жила, он очень затягивает. И я не жалею, что остался. Я смотрю, каких результатов добиваются мои боксеры и это приносит удовлетворение.

    - Ковалев называет вас чуть ли не отцом, вы к нему так же относитесь?

    – Абсолютно. Я никогда не смогу назвать Сергея просто частью моего бизнеса. Он внес в мою жизнь очень большие изменения, я его воспринимаю как родного, как сына.

    ДУВА, ЛОМАЧЕНКО, АРУМ

    - В США трудно продвинуть российского боксера?

    – До сегодняшнего дня раскрутить российского боксера в США было очень-очень-очень тяжело. Россиян в принципе не воспринимали ни промоутеры, ни телевидение, ни кто-либо еще. К счастью, в Америке нашлось несколько человек, кто за это взялся, веря, что это не напрасно. Сегодня, как видите, многие промоутеры мечтают получить российских боксеров на контракт.

    - Например, Кэти Дува, с которой вы работаете, что это за женщина?

    – Кэти Дува это один из промоутеров, с кем я работаю. В этом бизнесе присутствие женщины вообще удивительно, но она очень хорошо понимает и спорт, и то, что происходит в нем. Она определенно одна из самых моих любимых промоутеров.

    - Но много и не очень хороших людей, верно?

    – Да, боксе очень много грязных людей. Тех, которые не работают на благо спорта. Посудите сами, бокс сегодня, единственный вид спорта, который пошел вниз. Посмотрите на баскетбол, футбол, бейсбол, теннис, все эти виды развиваются. Вы 20 лет назад могли сказать, что теннис был лучше сегодняшнего. А теперь возьмите бокс сегодня и 20 лет назад.

    Возьмите тех же тренеров: в боксе куча народу, которые кладут полотенце на плечо и объявляют себя тренерами. Вы можете такое представить в НБА? Нет никакой стажировки, никаких курсов подготовки, кто угодно может объявить себя тренером.

    - Вы согласны с тем, что Дон Кинг и Боб Арум постепенно теряют авторитет?

    – Дон Кинг – да. Его уже нет в боксе, у него нет боксеров, это уже прошлое, это история. Он останется в боксе, как человек, который приложил свою руку к его становлению. Он настоящий гигант, великий человек.

    Боб Арум, несмотря на возраст, по-прежнему в игре. Он тоже сделал историю бокса, но он и сейчас продолжает ее творить. Боб – это человек, который сейчас контролирует очень многое.

    - Например, подписал одного из лучших любителей Василия Ломаченко, не без вашего участия.

    – Как менеджер Ломаченко я могу сказать одно: парень хорошо знает, чего он хочет. У него очень большие амбиции, он доказал, кто он есть в любительском боксе, но у него уже там сформировался профессиональный стиль. Я не думаю, что ему понадобится очень сильно перестраиваться. Я уверен, что у него и в профи все будет в порядке.

    - Фредди Роач назвал Ломаченко заносчивым.

    – Это сказал ассистент Фредди. Я недавно говорил с Роачем, он отозвался о Ломаченко очень хорошо, сказал, что он со всеми поздоровался, когда пришел. Более того, Фредди предложил нам свой личный зал. Не тот, где он тренирует всех, а именно свой. И позвал нас туда бесплатно тренироваться.

    - А отец?

    – Изначально, я всегда был против, когда боксера тренирует папа. Но отец Ломаченко – это великий человек. Это он создал Василия, это он создал вообще все. У меня была возможность познакомиться с Анатолием Николаевичем. Это профессионал высшего качества, и я понимаю, что он сыграет огромную роль в карьере Василия. И если я до этого не верил, что папа может тренировать сына, на их семью я смотрю по-другому. При этом, мы, конечно, должны будем найти людей, которые ему помогут. На наших сборах нам будет помогать Джо Гамаче. У нас будут утренние тренировки со специалистами из баскетбольной команде Los Angeles Lakers. Утром они тренируются в Лос-Анджелесе на пляже. Василий будет заниматься с ними.

    - В России вы, говорят, планировали встречаться с Андреем Рябинским?

    – Если господин Рябинский согласится со мной встретиться, я бы хотел с ним поговорить. Я думаю, у нас очень много общих интересов.

    - Российский рынок перспективен?

    – Вне сомнения. И все большие промоутеры, в том числе и Боб Арум, видят Россию очень перспективной. Мы пару дней назад, как раз говорили с Бобом Арумом и он сказал: «Знаешь, после того, что я увидел в Макао, я понял, что деньги на боксе можно зарабатывать не только в США, но и во всем мире».

    – Я лично думаю, что сейчас в принципе начнется время русских в боксе. Если какое-то время были популярны афроамериканцы, потом мексиканцы, то скоро их место займут русские.

    - Бой Ковалев – Хопкинс реально организовать?

    – Думаю, этот бой реален только в России. Если кто-то у вас заинтересуется и предложит хорошие деньги, все может легко воплотиться в жизнь.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы