Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Почему Лебедев проиграл свой лучший бой в карьере

    Это был, конечно, лучший поединок этого года. Года, который уже давно, еще в марте, раскочегарился и подарил нам феерические триллеры в исполнении четверки полусредневесов. Бои Руслана Проводникова с Тимоти Брэдли и Брэндона Риоса с Майком Альварадо стали частью истории, но дуэль характеров в «Крокус Сити-Холле» займет в этой истории совершенно особое место. Как и бывает всегда, когда два мастера старой школы – отечественной и мировой – дарят всему мир античный шедевр поистине эпических пропорций.

    Случайность, которая таковой не являлась

    На деле никто ведь не предполагал, что произойдет что-то умопомрачающее. Да, на постерах красовались Лебедев и Джонс, но за плечами последнего проглядывала, словно в траурной рамочке, фигура старого злодея, которого шибанули током, да так, что он вот уже какой десяток лет не может пригладить свои торчащие во все стороны волосы. Впрочем, Кинг всегда смеется последним – вы помните об этом?

    … Когда Гилльермо Джонс выходил в ринг, не было никакого ощущения. Вообще ничего не было. Было как-то обыденно, но один факт все же бросился в глаза: Джонс выходил вторым. Вторым, как истинный чемпион, хотя мы уже привыкли к тому, что чемпион, наш чемпион – это Денис Лебедев. Многие уверовали в это, некоторые – истово. Другие (как, например, мой оппонент цундап с форума Allboxing.ru) настаивали на нелегитимности (или ограниченной легитимности, что одно и то же) Дениса, считали его бумажным чемпионом (что, строго говоря, соответствовало фактам). И только сам бой мог установить факт, стать истиной в последней инстанции.

    Знаю, Дениса многие очень не любят. Многие помнят его «подлый» удар по беспомощному Рою Джонсу в равном бою, другим претит его страсть к десантным нарядам, третьих – его турне по домам престарелых. Очень тяжело отделить зерна от плевел, а боксера – от его внерингового имиджа и окружающего его антуража. Но я все же бы назвал Дениса бойцом старой школы – школы советской. И все-таки эта школа для профессионально бокса – новояз. Хотя Лебедев – очень хороший, качественный боец.

    Джонс выходил вторым. Вторым, как истинный чемпион

    Другим был Джонс. Его школа – то же старая – отличается от школы Лебедева. Но это старая закалка во всех возможных смыслах, и в этом смысле, она превосходит выучку и подготовку Лебедева, и превосходит существенно. Свое образование Гилльермо начал в первом полусреднем весе, а сегодня выглядел настоящим тяжеловесом против существенно менее крупного Лебедева. Он прошел свои университеты на рингах Франции, Англии и США и, сам того не подозревая, превратился из простого боксера в старого мастера. Я не знаю, когда это превращение оформилось – может, в бою с Джонни Нельсоном, может в разгроме Уэйна Брэйтуэйта, а, может быть, в удушающей схватке с Фиратом Арсланом, прошедшей пять лет назад, после которой панамец провел всего два боя. На секундочку – за пять лет!

    Столь редкие выступления накладывают необратимые изменения на весь тренировочный цикл, на подготовку, на тактику, на стратегию боя – особенно, когда тебе уже за 40 – и все это в полной мере проявилось в схватке с Лебедевым.

    Джонс не мог позволить себе стартовать слишком быстро – можно было элементарно сдуться в середине поединка. Но слишком медленно начинать также было нельзя, иначе Лебедев почувствовал бы запах крови и уже не отпустил бы панамца. И Джонс начал не спеша, но поспешая. А Денис сам облегчил ему задачу, двинувшись «от», а не «к» оппоненту. Но он двинулся не в ту сторону не сам по себе, а потому, что внешне страшно неуклюжий и даже какой-то смешной Гилльермо, очень больно жалил его левым джебом. Лебедев взял начало раунда, а потом – вдруг и сразу – Джонс пристрелялся справа и стал отгружать Денису удар за ударом.

    Мы все время говорили об огромной дыре Лебедева под правый прямой. А он ведь еще и апперкоты ел на ура. Но это все не имело значения – или, вернее, не имело бы значения – если бы не «глухая» сечка над правым глазом и отсутствие в углу Дениса Дмитрия Лучникова – лучшего российского катмена. Именно эта случайность, которая таковой не являлась (всю работу Джонс сделал кулаками), превратила это поединок в лучший поединок в первом тяжелом весе за очень долгое время и в один из трех лучших боев этого года.

    Мы все время говорили об огромной дыре Лебедева под правый прямой. А он ведь еще и апперкоты ел на ура

    Между тем, Джонс явно сделал ставку на первую половину боя. Не в том смысле, что он хотел прикончить Дениса именно в первых раундах – нет. Просто панамцу нужно было решить все свои задачи именно в начале: выдержать стартовый натиск, втянуться в бой и отгрузить противнику как можно больше ударов до того, как его запас энергии не стал бы сдуваться. И получилось отлично. У меня после первых 6-ти раундов было 60-55 – в пользу панамца. У судей, конечно, могло быть все совсем иначе. Но имеет ли это какое-либо значение теперь? Хотя, признаться, не думал, что окажусь в столь жесткой оппозиции коллегам с «России 2», у которых Лебедев вел поединок чуть ли не с таким же счетом. Или я ненормален?

    При этом Денис, хотя и проигрывая вчистую, дерясь с одним глазом и пропуская абсолютно все, что летело от Джонса справа, показывал феерическую стойкость и волю к победе. Он не гнулся, хотя его и шатало периодически. Он держал и просил еще.

    Старая школа остается старой

    В 7-м раунде у Джонса закончилось топливо – этого стоило ожидать, но удивительно, что это произошло столь поздно. Лебедев, которого могло спасти лишь чудо, рванул вперед и стал бить. Это то, что и было нужно – просто бить, бить жестко и даже жестоко. Именно тогда стало, что бой переходит от схватки двух боксеров в схватку двух характеров. И как только этот порог был перейден, стало ясно, что обратной дороги нет: нас ждал либо быстрый нокаут, либо шедевр воскресения.

    Признаться, у меня не было сомнений в воскресении Джонса. Он сделал тоже самое в бою с Фиратом Арсланом (также феерическом), он прошел через собственную душу в поединке против Валерия Брудова, и он мог, он хотел, он жаждал, наконец! – пройти этот путь еще раз. Гильермо уже бывал на нем и знал все его пеньки и ухабы. Он знал, что нужно только одно – терпеть. И он терпел.

    Не вытерпел бы, конечно, но помог счастливый случай, который был сотворен его собственным правым кулаком. Лебедев просто уже ничего не видел: его правый глаз превратился в натуральный фарш, гематома стала угрожающе похожей на вторую голову, приращенную Эвандером Холифилдом Хасиму Рахману, только вмятую вовнутрь. Это все что-то отняло у Дениса, и он не смог прикончить Джонса. В 7-м раунде Лебедев выдал пулеметную очередь, но Джонс повторил подвиг Матросова, оставшись при этом живым. Он шел назад, понимая, что бить в ответ не надо – иначе упадешь от усталости – надо только терпеть и верить.

    Это было преодоление и воля в самой чистой форме – то, что и делало этот не самый выдающийся, с точки зрения чистого искусства – шедевром. Терпели все. Остается загадкой, как Джонс смог вытерпеть все то, что ему отоварил Лебедев и при этом даже не шелохнуться. Он бы не справился, будь он юнцом, хоть трижды более крепким (что вряд ли). Но он все знал о боксе, знал больше Лебедева и намного, и он вспомнил, что они и есть старая школа. Гилльермо стал творить все те маленькие хитрости, которые и определяют этот стиль, эту ностальгию. Чуть смягчить удар. Поставить блок. Выкинуть резкий стоппер, сорвав темп противнику. Украсть концовку раунда. Ударить ниже пояса, пока Стэнли Христодулу не видит (а этот тертый калач из Зала Славы видит все).

    Джонс искал попутный ветер при полном штиле и все ж такие нашел его, дотянув до 9-го раунда. После этого оставалось только ждать Дениса: итог боя был предрешен, и «Тигр» из Панамы это знал. Он просто выбирал момент, и дождался его в 11-м раунде, хотя бить Лебедева ему для этого не потребовалось.

    То, что сотворил Джонс, войдет в историю первого тяжелого веса – это очевидно. Как и то, что этот поединок будут сравнивать с эпическими побоищами Эвандера Холифилда с Дуайтом Мухаммадом Кави 25-летней давности и Василия Жирова с Джеймсом Тони давности 10-летней (какая ирония здесь заложена: в том же 2003-м Тони нокаутирует Холифилда и станет боксером года). Джонс же сотворил и главное возвращение этого года, и его главный подвиг. Фактически, установил себе памятник и поставил жирный штамп «годно» на всю свою карьеру.

    Это было преодоление и воля в самой чистой форме

    Денис? Он провел, несомненно, свой лучший бой, показав фантастическую волю к победе и желание терпеть. Не его вина – беда! – что он израсходовал весь ее запас. Техника и дыры в обороне? К черту их – Денис измеряется не этим, и мы это знаем. Тревожно только за будущее. Такие бои не проходят даром. Хотя восстановился же Арслан. Я снимаю шляпу перед Лебедевым и буду болеть за его возвращение.

    Бой бы не вышел столь зрелищным, если бы не его внутренний поединок – дуэль характеров, воли. И таким его сделала старая школа в полном составе: Джонс, его тренер и самый олдскульный промоутер современности с собственным портретом на джинсовой куртке и с флажками в руках. Помните? Он всегда смеется последним.

    P.S. Что может быть еще более «олдскульно»? Такое сложно себе даже представить, но ответ он, вот, рядом, в соседнем весе. 13-го июля Бернард Хопкинс устроит ад Каро Мурату, а потом отправится в свой последний крестовый поход – против Джонса и того самого черта у него за спиной. У них давние счеты… А старая школа остается старой…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы