F*ck the haters. Почему Мэтт Барнс – самый важный игрок НБА прямо сейчас

Мэтт Барнс – единственный игрок НБА, который воюет за баскетбол детства, жесткий, контактный и отрицающий любую показушность. Кирилл Свиридов создает кумиров на ровном месте.

Мэтт Барнс вернулся. А значит, его снова удалили. Не помогли ни интеллигентские очки, за которыми его все же узнали, ни пытавшиеся отбить его у судей партнеры, ни тем более то, что нарушение на Кевине Лаве совсем не тянуло на удаление.

Репутация – такая штука, с которой бесполезно спорить. А репутация Барнса – вещь вполне осязаемая: мастер смешанных единоборств никогда не боялся оказаться в центре конфликта, всю жизнь шел против надуманных авторитетов и стереотипов, а еще пытался вести себя так, как считал нужным. Мэтт не стесняется предельно жестко играть с главными звездами лиги, не лезет за словом в карман, а иногда даже переходит грани, искусственно созданные цивилизованным обществом. За спиной у него неплохая история потасовок, хороший список клубов, нестабильные отношения с самыми разными игроками лиги ну и красавица-жена. Которой Барнс тоже когда-то врезал.

Еще год назад Мэтту Барнсу можно было бы отдать должное за его эксцентричность и пройти мимо. Еще летом разговоры о нем касались совсем не его репутации, а были напрямую связаны с баскетболом: показывающий добротные цифры и отличную защиту в составе одного из «претендентов» Барнс в который раз подписал совершенно невыразительный контракт – в лиге нет другого такого человека, который бы путешествовал по классным командам и при этом всю карьеру играл за копейки. Но оформляющаяся смена поколений вместе с ужесточившимся вниманием лиги к любым инцидентам заставляет взглянуть на Барнса совершенно в другом свете.

В правление Дэвида Стерна с НБА произошло много замечательного, но наиболее бросающейся в глаза в 2013-м стала тенденция превращения лиги в совсем бесконтактную. Запрет на «хэндчекинг», когда-то введенный для того, чтобы сделать баскетбол быстрее и ярче и вывести продукт из тени доминирующих защитных концепций, настолько полюбился руководителям, что они пошли дальше и начали развиваться в данном направлении. Так флоппинг стал главным защитным умением, а грамотный и безальтернативный набор фолов – атакующим. Минимальная агрессия в защите становится поводом для удаления, за предъявление взаимных претензий сразу же выгоняют, а потом еще и штрафуют, а самая страшная драка сезона была настолько колоритной, что в ней даже поучаствовал один выброшенный в воздух кулак (совершенно корявый и на таковой не похожий).

Не то чтобы все эти меры воспринимались совсем уж на «ура», но каких-то проблем с адаптацией замечено не было. Во-первых, потому что новые звезды выросли уже в условиях новых правил и вполне готовы играть по ним: чего стоит хотя бы один представитель вроде бы «олдскульной» «Индианы». Во-вторых, потому что «старая школа» уже даже не с каждым месяцем, а с каждым днем уходит в прошлое.

Звезды и работяги прошлого поколения все охотнее сходят со сцены. В конце 90-х в лиге был Деннис Родман, продолжавший традиции «бэд бойз» и поддерживающий планку жесткости, в 2000-х его дело продолжили Рашид Уоллес, Рон Артест и Стивен Джексон. Теперь последние оказываются статистами именно в баскетбольном плане, а значит, влиять ни на что не могут. Еще где-то мелькают невидимые локти КейДжи, взлетают кроссовки Тони Аллена, толкается бегемотная туша ЗиБо, и при взгляде на Дэвида Уэста отпадает желание шутить, но вполне очевидно, что времена изменились, и идеалы теперь совсем иные. И вот как-то так оказалось, что на стыке новых времен и старых идеалов теперь оказался не самый харизматичный совсем не напоминающий баскетболиста и чуждый какого-либо самопиара Мэтт Барнс.

Возможно, так вышло потому, что он играет в Лос-Анджелесе, а значит, не может избежать внимания. Возможно, потому, что он оказался последним, кто не может измениться и скорректировать свою манеру. Возможно, его образ видится кому-то наиболее показательным, а его репутация предполагает превентивные меры. Или, быть может, это все – два скандальных удаления за 10 матчей – просто случайное совпадение.

Сам Барнс вряд ли задается таким вопросом – наверное, потому, что знает на него ответ. Его поход против ужесточающейся системы вполне осознан и подкреплен и теоретическими знаниями, и вполне практичным бросающимся в глаза хладнокровием.

Первое он продемонстрировал еще летом в твиттере:

«Наблюдаю матч между «Пистонс» и «Селтикс», 85 год. То были времена, когда вы В САМОМ ДЕЛЕ должны были сфолить на сопернике, прежде чем слышали свисток. Никакого флопа, фолов в нападении… Обороняясь, вы могли помогать себе руками, могли дотрагиваться до владеющего мячом оппонента. Что случилось с этим стилем? НБА стала такой мягкой, хотя, мне кажется, сейчас подобное можно сказать о любом виде спорта».

Второе отлично видно здесь: главным оружием в схватке с Ибакой была улыбка – в которой испанцу наверняка мерещилось бог знает что.

Нужно понимать, что Барнс не намерен выступать в конфликте с лигой исключительно в качестве жертвы. Каждое удаление было замечено, прежде всего, из-за того, что повлекло незамедлительную реакцию. В первом случае дело закончилось штрафом после того, как Барнс начал объяснять, что нельзя удалять игроков, просто основываясь на их реноме и не принимая во внимание нюансов конфликта (так уж получилось, что за речью он следить не стал и не постеснялся слова «нигер»). Во втором – тоже штрафом: Барнс прочитал судьям длинную, но, видимо, не самую убедительную лекцию на ту же тему, а те оказались уже не в том возрасте, чтобы слушать какого-то нахала.

И именно поэтому, есть все основания полагать, что сложные взаимоотношения Мэтта Барнса с современным миропорядком будут продолжены и далее. За него будут болеть Джефф Ван Ганди и Джален Роуз. Ему будет аплодировать Док Риверс (как минимум, в душЕ). И любое его заявление про «плюшевую» лигу и преданность старым временам обречено собирать лайки и ретвиты. Шансов победить или даже отсрочить неминуемое у него нет: не только потому, что шансов нет у любого, кто в одиночку идет против системы – просто лига изменилась, и сколько бы один или несколько игроков не пытались поддерживать планку жесткости, им не сдюжить. Баскетбол становится все более атакующим и быстрым, и остаться в нем Барнс имеет шанс лишь по баскетбольным причинам. Но, держа все это в уме, нужно понимать, что человек, на груди которого написано Fuck the haters, просто так не сдастся. И именно поэтому он является самым важным баскетболистом лиги прямо сейчас. Вы можете считать его шизофреником, можете списывать все это на простые совпадения или отмахиваться от него и его идеалов, как от чего-то, давно изжившего себя, но это так и есть: Мэтт Барнс – единственный игрок НБА, который целенаправленно и открыто воюет за баскетбол своего и нашего детства, жесткий, контактный и отрицающий любую показушность.

There is no school like old school, and I am its fucking headmaster.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы