Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Вячеслав Кравцов: «Переход в ЦСКА не имеет к политике никакого отношения»

    Украинский центровой Вячеслав Кравцов – о переходе в ЦСКА, особенностях китайского чемпионата и самом сложном моменте карьеры.

    - Как так получилось, что сейчас осень, а вы без команды?

    – Я в первую очередь пытался влезть в НБА. Конкретного контракта не было, но были приглашения в лагеря. В принципе, я не хотел рассматривать Европу, но из-за разных нюансов не сложилось. Я начал выбирать – либо ждать предложения из Китая, либо вернуться в Европу, с чего я собственно и начал. Ждал хорошие варианты: сейчас команды все укомплектованы, сложно найти хорошее место. В середнячок лезть не хотелось. Получилось вот так.

    - Почему ЦСКА?

    – А почему не ЦСКА?

    - Здесь могут быть проблемы с игровым временем.

    – Да, безусловно. Но это команда Евролиги, к тому же она почти каждый год участвует в «Финале четырех». Хочется себя попробовать, показать – доказать.

    - Политическая ситуация как-то учитывалась?

    – Что сказать? Не знаю, как там будет, что будут говорить, но для меня это баскетбольное решение. Я в политику не особенно стараюсь вникать. Это только баскетбол, ничего больше.

    - Летом вы играли в летней лиге. Понравилось?

    – Летняя лига – это, наверное, самое неприятное, что может случиться с центровым. Действительно говорят, что эта лига для маленьких. Она создана для того, чтобы проявить себя перед агентами и попасть в состав. Практически все, кто там играют, свободные агенты – когда маленькие игроки получают мяч, у них срывает крышу, они больше никого не видят. Сложная лига. Ничего хорошего сказать не могу.

    - Еще раз пробовать бы не стали?

    – Вряд ли.

    - Что надо знать о чемпионате Китая?

    – Чемпионат Китая средненький. Там действует очень жесткий лимит на легионеров – всего два легионера в каждом клубе, те, команды, которые заняли последние три места в прошлом году, могут дозаявить еще одного легионера, но только азиата. Плюс только в течение двух четвертей легионеры могут находиться на площадке вместе. То есть половину матча – по одному.

    - Самое яркое впечатление от Китая?

    – Я очень удивился тому, какие есть рослые китайцы, высокие, габаритные. Я не поверил своим глазам. Там есть такие люди здоровее меня. Я бы даже сказал, что их где-то в лаборатории в пробирке вырастили. Не знаю, как такое вообще возможно.

    Вообще интересная страна. Тяжело было привыкнуть к еде, к менталитету. Китайцы очень не стеснительны – если они увидят тебя на улице, то обязательно подойдут, начнут фотографировать, могут потрогать за руку, совершенно не смущаясь твоей реакции. Комплексов у них нет – что со временем начинает раздражать.

    Плюс тяжелый языковый барьер. Те китайцы, с которыми я играл, вообще не знали английского, не учили его в школе. С нами всегда был переводчик. Тренер тоже китаец, так что переводчик носился везде. Я в основном общался с нашим американцем Джошуа.

    - Почему в Китае такая любовь к баскетболу?

    – Китайцы, как правило, довольно низкорослые, поэтому, наверное, здоровые дядьки вызывают у них интерес. Они очень фанатеют от игр НБА, постоянно смотрят. Плюс население позволяет забивать полные залы – я играл в Фошане, это вроде бы скромный городок в провинции, но 8 миллионов населения там было, поэтому и залы всегда забиты.

    - Для вас ЦСКА – это ступенька в сторону НБА, или НБА – это уже пройденный этап?

    – Все зависит от того, как все сложится. Если мне здесь понравится, то, может быть, не стоит гнаться за НБА. НБА – это очень сложная система. Даже если ты попадаешь туда, нет никаких гарантий, что ты будешь прогрессировать и что на тебя будут делать ставку. Очень часто тренер не контролирует политику развития клуба. Руководство выбирает определенный путь, а тренер просто делает свою работу.

    - Что было самым сложным в НБА?

    – Когда я туда попал в первый год, были большие ожидания, что вот сейчас я себя проявлю. В принципе, поначалу все так и было: предсезонку я провел очень хорошо, уверенно себя чувствовал в составе и ротации. Когда начался сезон, сделали ставку на молодых, и – вот я сейчас точно не помню – игр 30 подряд я вообще не появлялся. Представь, ты попадаешь в НБА, проводишь хорошую предсезонку, а потом 30 игр сидишь на скамейке – ты, естественно, полностью перегораешь. Мысли уже посторонние. И потом, когда тебя начинают выпускать, ты уже не знаешь, как это перебороть в себе.

    - Вы обсуждали с тренером вашу роль?

    – Да, он просто рассказал, что сейчас проблемы в команде, и я со своими габаритами смогу помочь. Сейчас так сложилось, что в Европе центровой – это дефицитная позиция, так что надеюсь, я сумею это обратить в свою пользу.

    Фото: cskabasket.com

    Валерий Гуртовой

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы