Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Майк Фрателло: «Некоторым кажется, что на вопросы я отвечаю лучше, чем тренирую»

    Tribuna.com поймала главного тренера баскетбольной сборной Украины, поговорила об отчисленных игроках, товарищеских матчах в Сербии и о том, действительно ли он формирует состав по видео.

    Майк Фрателло: «Некоторым кажется, что на вопросы я отвечаю лучше, чем тренирую»
    Майк Фрателло: «Некоторым кажется, что на вопросы я отвечаю лучше, чем тренирую»

    В зал южненского Дворца спорта, где сборная проводила заключительный полноценный сбор накануне последних контрольных матчей с Польшей, Швецией и Россией, менеджер команды Андрей Лебедев провел меня за пять минут до окончания тренировки и посоветовал не стесняться. Но не стесняться Майка Фрателло довольно сложно. С журналистами-мужчинами он, видимо, так же сдержан, но куда менее галантен. Со мной – эффектно улыбается, называет по имени, жмет руку и иронично шутит. Словосочетание «Tribuna.com» для американца оказалось не пустым звуком – неизвестно, читал ли он целиком текст коллеги Панченко, но один из его тезисов Фрателло запал в душу.

    – Надеюсь, сегодня вы не будете обвинять меня в том, что я определяю состав сборной по видеозаписям? – язвит американец.

    Этот вопрос Фрателло уже задавали, и тогда он показался коучу возмутительным. «Если журналисты делают такое суждение, то они не слишком хороши, – собрав в кулак все эмоции, начал тогда Фрателло. – Скажу больше, эти журналисты – слегка туповаты. Чем они думают, мы тут занимаемся во время сборов? Бегаем по залу ослепленные или с завязанными глазами? Мы смотрим на игроков каждый день! Записываем ли мы все происходящее на видео? Да, мы записываем. Чтобы потом пойти в отель и просматривать эту запись снова, снова и снова. Но помимо просмотра видео, мы еще три часа в день следим за игроками в зале».

    И вот теперь Майк стоит напротив моего диктофона, улыбается, не размыкая тонких губ, и просит не затрагивать эту тему.

    – Согласитесь, – говорит он. – Это был плохой вопрос.

    – Но вы неплохо ответили, – говорю я, и пытаюсь понять: действительно ли Фрателло не понимает, что речь шла о видеозаписях украинцев, которые он просматривает, пока комментирует НБА в Штатах.

    – Я хорош в ответах на вопросы, – отвечает мне в тон американец. – Некоторым даже кажется, что я делаю это лучше, чем тренирую игроков.

    Фрателло показывает зубы, в том числе и в самом прямом смысле – демонстрирует голливудскую улыбку, и я чувствую: время переходить к делу. Может быть, даже, ответив иронией на иронию.

    – Вы только что вернулись из Сербии, где получили приз за четвертое место на «Трофее Белграда-2013». И все бы хорошо, но там участвовало всего четыре сборных. А перед тем вы еще и уступили в товарищеском матче Черногории.

    – Для начала давайте договоримся: я не приемлю такого понятия как «товарищеская игра». Будем называть эти встречи «выставочными». В Сербии с нами случились три вещи, которые мы не могли запланировать. Во-первых – травма руки Кравцова. Во-вторых – проблемы с голеностопом, которые возникли у Гладыря. В-третьих, мы надеялись, что с нами будет наш капитан Дроздов, но и этого не случилось из-за травмы.

    Теперь – по каждому из матчей. Во встрече с Черногорией мы очень интенсивно менялись, чтобы предоставить необходимое игровое время каждому из баскетболистов и уступили не так уж много – 12 очков. Но затем была игра с Сербией. И здесь возникло очень много нюансов, которые меня не порадовали. Завершался турнир матчем с Турцией, которая не попала в финал, уступив накануне Словении с разницей всего лишь в одно очко! Первую половину мы закончили с преимуществом «плюс 5», затем вели – 54:51 в начале заключительной четверти и, наконец, уступали всего лишь три очка буквально за три минуты до финальной сирены. Решили рискнуть и в итоге проиграли «минус 8».

    – Что бы вы изменили, будь возможность переиграть эту концовку?

    – Мы немало настрадались от Ильясовы, который провел против нас блистательный матч (легкий форвард «Милуоки» сделал «дабл-дабл» – 16 очков и 12 подборов. – прим. Tribuna.com). Уже сейчас я понимаю, что в борьбе с ним нам нужен был более мощный и высокий третий номер ростом 2,08-2,10. Тем не менее, я был доволен этим матчем – получилась неплохая попытка бросить вызов мощному оппоненту.

    – В нашей группе на Евробаскете-2013 хилых не окажется.

    – Там вообще все соперники хороши. Кстати, все остальные группы такие же. Когда я впервые увидел нашу, то подумал: «Боже мой, за что нам это наказание?» Но потом я глянул на соседнюю и решил: о, нет, какое счастье, что мы туда не попали! И точно такая же мысль возникала у меня при взгляде на любую из групп. Они все очень сложные. Но сейчас думать о других нам нет смысла. Нужно сконцентрироваться исключительно на тех пяти командах, с которыми мы будем соперничать на первом этапе.

    – Что в европейском баскетболе вызывает у вас сложности как у американского тренера?

    – Возьмем тайм-ауты: в НБА их значительно больше, чем в Европе, и за океаном ты можешь эффективнее пользоваться ими в концовках матчей. Бывают ситуации, когда ты чувствуешь, что игра попросту ускользает из твоих рук и тебе нужно срочно остановить часы и внести какие-то изменения в тактику. Но, увы, правила диктуют свои законы: нужно обращаться к судейскому столику и ждать паузы в игре.

    – Возвращаясь к Сербии: мне показалось, или натурализованный американец Пух Джетер совершил больше потерь, чем ожидаемых от него ассистов?

    – Мы не относимся к числу тех счастливых сборных, которые играют в одном составе несколько лет, неплохо сыграны и могут позволить себе атаковать по накатанной. К тому же Пух присоединился к нам позже многих. Поэтому на данный момент в организации атак ему непросто. Джетеру бросали мяч и ждали от него чудес: «Ну же, парень, сделай что-нибудь, создай нам момент». Но это не так просто, когда ты только схватил мяч, а на владение осталось четыре-пять секунд. Так что 50 процентов потерь Джетера – его вина, а вторая половина – наши объективнее проблемы с позиционным нападением. Думаю, в следующих матчах Пух не будет ошибаться так часто.

    – А как обстояли дела с подборами под своим щитом? Их количество позволяло команде организовывать быстрые отрывы?

    – Такие шансы представлялись нам в матчах с Черногорией и Турцией. Достаточно часто, но реже, чем хотелось бы. А вот с хозяевами турнира мы тратили куда больше времени на переход на чужую половину площадки, и о быстрой контратакующей игре речи идти уже не могло.

    – С Сербией ваша команда играла в третий раз за неполные два года. И в третий раз соперник привез вам почти тридцать очков. Так в чем же глобальная разница между нами и ими?

    – На данный момент эта разница составляет примерно 28 очков. (улыбается) К счастью, уже не тридцать. Однако давайте посмотрим правде в глаза: сейчас мы еще далеки от игрового тонуса. К тому моменту, когда наша команда вступит в турнир, игроки будут более сыгранными, мы будем лучше защищаться и эффективно атаковать. Вспомните, как это было в отборочном турнире, когда мы работали на результат, и у нас было время. Тогда за весь отборочный цикл мы потерпели всего два поражения, и оба – от хорватов. Причем, на выезде – уступили лишь в четыре пункта, а дома – проиграли «минус один» в овертайме.

    – Почему еще до отъезда на Балканы лагерь сборной покинул Денис Лукашов?

    – В этом году конкуренция на позиции пойнт-гарда заметно увеличилась: есть Пух и есть Мишула, который подменял Джетера и выглядел очень неплохо. А еще – оставшийся в Украине Артамонов, а также Забирченко и Александр Липовый, которые также могут играть на месте разыгрывающего. Вот мне и пришлось принимать тяжелое решение по поводу Дениса. Я считал нечестным держать его здесь, не давая шанса.

    – То же самое касается Слипенчука, Боброва, Конева?

    – Обсудим амплуа тяжелого форварда. Помимо Боброва здесь могут сыграть Корниенко, Тимофеенко, Зайцев, Натяжко и даже Артур Дроздов, хотя его мы предпочли бы видеть чуть пониже. Мы просто вынуждены от кого-то отказываться.

    – Ну а Кирилл Фесенко?

    – У Фесенко травма кости стопы. Это означает, что он не может нагружать ее в течение тридцати дней. Как минимум тридцати. Вот почему его сейчас здесь нет.

    – Поводом для возмутившего вас текста стало ваше решение отказаться Дениса Яковлева. Объясните?

    – Он был неплох. Он мне нравился. Но мы не могли продолжать работать с двадцатью двумя игроками. В Южном, где в нашем распоряжении оказались две площадки и шесть корзин, это было реально. Но не в киевском Дворце спорта, где мы серьезно ограничены в своих возможностях.

    – Можно ли сказать, что сейчас все ваши игроки находятся в примерно сопоставимом физическом состоянии?

    – Увы, это не касается тех ребят, которые травмированы. Им придется догонять. Сергей Гладырь уже работает в общей группе. Артур пока не с нами, повреждение Кирилла оказалось не очень серьезным. А вот Липа пропустил четыре-пять дней, и испытывает некоторые проблемы с ногами. Нет, он уже прыгает и бегает, но для качественной игры в баскетбол этого может оказаться недостаточно.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы